ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Ее груди колыхались взад и вперед, поглаживая его по ребрам. Его дыхание стало ее дыханием, и она выкрикнула его имя, когда рухнула, задыхаясь, рядом с ним.
Паниль нежно обнял ее, погладил ее спину.
- Карин, - сказал он.
- М-мм?
- Мне просто нравится произносить твое имя.
Он вспоминал об этом, стоя на вахте в помещении Текущего контроля, и почти беззвучно произносил ее имя. Это помогало.
Люк главного входа распахнулся с резким шипением - это значило, что вошедший не стал дожидаться, пока закроется внешний люк. Удивленный Паниль начал было оборачиваться - и ощутил, что к спине его прижат твердый металл. Взгляд искоса продемонстрировал, что это был лазер. Паниль знал того, кто держал лазер - Галф Накано, человек Гэллоу. Массивное тело Накано отодвинулось от люка, толкая Паниля перед собой. За Накано последовали еще трое морян, все в ныряльных костюмах, все вооруженные, все смертельно серьезные.
- Как это понять? - спросил Паниль.
- Ш-шш, - прошипел Накано и просигналил остальным, затем рявкнул. - Так, ладно! Всем встать!
Паниль глядел, как остальные трое агрессоров быстро и точно занимают позиции, равноудаленные от центра комнаты. Один из операторов запротестовал, и рухнул на палубу от сильного удара. Паниль начал говорить, но Накано огромной ладонью зажал ему рот.
- Оставайся в живых, Паниль. Так оно лучше будет.
Трое ворвавшихся перевели свои лазеры на режим коротких очередей и принялись громить помещение Текущего контроля. Таял и лопался плазмаглас, обгорали пульты. Крохотные черные обрывки винила так и взлетали в воздух. Все было проделано с леденящей решимостью. Меньше чем за минуту разгром завершился, и Паниль знал, что потребуется не меньше года, чтобы заменить этот… этот мозг .
Он был вне себя, но это разрушение потрясло его. Его ассистенты жались к стене, в их глазах были потрясение и ужас.
Одна женщина склонилась над лежащим оператором, утирая ему лицо полой блузы.
- Мы захватили Карин Алэ, - сообщил Накано. - Мне сказали, что тебя это заинтересует.
Паниль ощутил, что у него перехватило дыхание.
- Твое сотрудничество обеспечит ее безопасность, - продолжал Накано. - Ты отправишься с нами, на носилках, как пострадавший, которого мы перевозим к врачу.
- А куда мы направляемся?
- Не твое дело. Ты только скажи, будешь ли ты вести себя смирно.
Паниль сглотнул и кивнул.
- Мы заблокируем люк, когда уйдем, - сказал Накано. - Все будут в безопасности. Когда придет следующая смена, они вас выпустят.
Один из морян выступил вперед.
- Накано, - шепнул он у Паниля над ухом, - Гэллоу сказал, что мы должны…
- Заткнись! - велел Накано. - Я здесь, а он - нет. Следующая смена заявится не раньше, чем через четыре часа.
По кивку Накано двое из его людей втащили через люк носилки. Паниля уложили на носилки и привязали. Вокруг него подоткнули одеяло.
- Это был срочный вызов врача, - распорядился Накано. - Мы спешим - но не бежим. Через все люки несите его головой вперед. Паниль, закрой глаза. Ты без сознания, и я хочу, чтобы так оно и выглядело - а не то так оно и на самом деле будет.
- Я понял.
- Мы ведь не хотим, чтобы с леди случилась какая-нибудь неприятность.
Эта мысль преследовала Паниля, пока его волокли через люки и коридоры.
«Зачем я им?» Паниль не мог себе представить, чтобы он был настолько нужен Гэллоу.
Они остановились у транспортного труболета, и Накано набрал аварийный код. Следующая кабинка труболета остановилась, и с полдюжины любопытных лиц уставились на лежащего на носилках Паниля.
- Карантин! - коротко рявкнул Накано. - Всем выйти. Не приближайтесь.
- А что с ним? - спросила женщина, широко обходя носилки.
- Подцепил что-то новенькое от мути, - сказал Накано. - Мы его эвакуируем. Эта кабина будет простерилизована.
Кабина быстро опустела, и Паниля внесли внутрь. Двери с шипением закрылись, и Накано фыркнул.
- Теперь любой чих, любая болячка, любая ломота - и к докторам помчатся толпами.
- Зачем такая суматоха? - спросил Паниль. - И зачем разносить Текущий контроль?
- Теперь, когда с Гуэмесом разобрались, возобновляется работа по запуску. А как скорая помощь мы доберемся быстро и без остановок. А остальное… производственный секрет.
- Да что у нас общего с запуском?
- Все, - отрезал Накано. - Мы направляемся на станцию двадцать два - пункт посадки гибербаков.
Паниль ощутил адреналиновый выброс. Гибербаки !
- А я там зачем? - осведомился он.
- Мы устраиваем новый текущий контроль. Ты его и возглавишь.
- Я думал, ты слишком умен, чтобы попасться на удочку Гэллоу, - заметил Паниль.
Улыбка на тяжелом лице Накано появлялась медленно.
- Мы собираемся освободить сотни, а возможно, и тысячи людей, заточенных в гибербаках. Мы собираемся отворить тюрьму, в которой они томились тысячелетиями.
Паниль, привязанный к носилкам, только и мог, что перевести взгляд с Накано на остальных троих заговорщиков. На всех трех лицах красовались одинаковые блаженные улыбки.
- Людей из гибербаков? - переспросил Паниль.
- Генетически чистых - настоящих людей, - кивнул Накано.
- Да ты же не знаешь, что в этих гибербаках, - возразил Паниль. - И никто не знает.
- Гэллоу знает, - сказал Накано, и в его голосе прозвучала твердая убежденность - такой тон указывал на необходимость веры.
Панель транспортной капсулы ожила, и записанный за пленку мужской голос затянул: «Аэростатная База Браво, заправка».
Зашипев, открылся люк. Носилки с Панилем подняли и вытащили на грузовую платформу с тяжелыми плазовым панелям на потолке.
Паниль видел ровно столько, сколько можно увидеть из-под неплотно прикрытых век.
«Аэростаты?» удивился он. «Но ведь они сказали…» И тут его осенила догадка - его собираются доставить на станцию по воздуху!
Он едва не открыл глаза, но успел удержаться. Если он сейчас все испортит, это не приблизит его к Карин.
Носилки покачивались в такт шагам, и Паниль слышал, как Накано разъясняет где-то впереди: «Скорая помощь, освободите дорогу».
Паниль сквозь прищуренные глаза рассмотрел внутренность гондолы аэростата - сплюснутую сферу метров десяти в диаметре. Она почти вся была сделана из плаза, с серым покрытием поверх оранжевого баллона. Тень ощутил, что взволновал и испуган одновременно, и совсем ничего не понимает в этой лихорадочной деятельности. Он услышал звук закрывающегося люка, а затем невозмутимый голос Накано.
- Мы прорвались. Можешь расслабиться, Паниль. Все в ажуре.
Паниля отвязали от носилок, и он сел.
- Старт через две минуты, - доложил пилот.
Паниль посмотрел на оранжевый баллон, представлявший собой мешанину складок, которые длинными полосами свешивались поверх плаза пилоткой кабины. По мере того, как они будут подниматься по пусковой установке, водород начнет поступать в баллон и заполнять его. Посмотрев направо и налево, он увидел два водородных двигателя, которые будут направлять их в воздухе.
Стон кабелей наполнил кабину.
- Всем пристегнуться, - скомандовал пилот. - наверху сегодня неспокойно.
Ореол белого света засиял вокруг баллона над ними.
Кабина дернулась, и Паниль взглянул влево; у него моментально закружилась голова, так как ему показалось, что гондола стоит на месте, а пусковая установка движется вниз, убыстряясь все сильнее.
Вой внезапно смолк, и Паниль услышал шорох баллона о стенки установки. Затем он вырвался из установки, и свет залил кабину. Паниль услышал чей-то вскрик, и вот они уже вынырнули из-под воды в серый облачный день, покачиваясь под все увеличивающимся баллоном. Двигатели тихо взвыли, и зажигание сработало. Покачивание гондолы уменьшилось. Почти сразу же аэростат влетел в бурю с ливнем.
- К сожалению, мы не увидим запуск ракеты из-за погоды, - сказал пилот. Он щелкнул переключателем, и маленький экран на пульте управления перед ним засветился. - Однако мы можем посмотреть официальный выпуск.
Паниль не видел экрана со своего места, а звук пилот не включил. Гондола неслась через шторм, оставшиеся еще складки баллона то и дело висли на ней. Гондола резко закачалась, и пилот попытался восстановить контроль над полетом. Его поспешные действия не возымели почти никакого эффекта. Паниль не без злорадства отметил, что на сей раз лица морян позеленели не от камуфляжной раскраски.
- Что происходит? - раздался женский голос у Паниля за спиной. Этот голос он не мог спутать ни с каким другим. Он застыл, затем медленно повернулся и посмотрел за спины похитителям. Карин . Она сидела возле входного люка, где ее спрятали от него, когда вносили носилки. Лицо ее было очень бледным, глаза казались парой темных теней, и она избегала его взгляда.
Паниль ощутил сосущую пустоту внутри.
- Карин, - позвал он.
Она не ответила.
Гондола продолжала дергаться и раскачиваться.
- Что происходит, пилот? - встревоженно спросил Накано.
Пилот показал на дисплей с правой стороны пульта управления. Паниль оторвал взгляд от пепельно-серого лица Карин. Он не мог разглядеть все, что показывал дисплей, только две последние цифры, а они сменялись новыми так быстро, что почти сливались.
- Частота нашего пеленга, - объяснил пилот. - Ее невозможно удержать.
- Мы не сможем найти станцию, не настроившись на нужную частоту, - сказал Накано. В его голосе звучал страх.
Пилот отодвинул руку, и стала видна большая часть дисплея. Картинка исчезла, остались только волнообразные линии и пульсирующие цветные ленты.
- Попробуй связаться по радио, - распорядился Накано. - Может, нас могут посадить вслепую.
- Да я и пытаюсь ! - ответил пилот. Он щелкнул переключателем и попытался поймать волну. Пронзительный ритмичный звук наполнил гондолу.
- Вот и все, что я могу поймать! - ответил пилот. - Помехи какие-то. Странная музычка.
- Темброванная, - пробормотал Паниль. - Звучит совсем как компьютерная музыка.
- Что?
Паниль повторил. Он оглянулся на Карин. Почему она не смотрит ему в глаза? Она такая бледная. Может, ее накачали наркотиками?
- Наш альтиметр только что вышел из строя, - воскликнул пилот. - Мы дрейфуем. Я подниму нас выше этих облаков.
Он нажал на кнопки, защелкал переключателями. Аэростат никак не прореагировал.
- Проклятье! - выругался пилот.
Паниль снова уставился на экран на пульте управления. Изображение было ему знакомо, хоть он и не сказал об этом Накано. Такое изображение Паниль видел на своем собственном экране в помещении Текущего контроля - реакция келпа. Именно это им приходилось наблюдать, когда келп подчинялся инструкции изменить направление гигантских течений в океане Пандоры.
Психозы и неврозы угнетенных и узников одинаковы. И как узники убегают, если их освободить, так же и угнетенные взрываются, когда оказываются лицом к лицу с собственным угнетением.
Раджа Томас, из Анналов
17 алки, 468. В плену на станции 22.
Зависть многому может научить, если ей позволить. Даже Верховного судью его собственная зависть к морянам может многому научить. По сравнению с морянами мы, островитяне, ведем скудную жизнь. Мы бедны. А среди бедняков нет секретов. Нужда, пропитанная нашим общим потом, пропитана также слухами и сплетнями. Даже самое личное дело выносится на общее обозрение. А моряне просто купаются в приватности. Это одно из их многочисленных роскошеств.
Секретность начинается вместе с приватностью.
Как Верховный судья комитета жизненных форм я имею приватное жилье. И никаких там кубриков, где все сидят друг у друга на головах. Никто среди ночи не наступает тебе на руки, и стенающие любовники не валятся тебе на спину.
Привилегии и приватность - эти два слова имеют один корень. Но здесь, внизу, приватность - это норма жизни.
Мое заключение тоже представляет собой разновидность приватности. Этого Зеленые Рвачи не понимают. Мои похитители выглядят утомленными и слегка заскучавшими. А скука открывает дорожку к любой тайне, и я надеюсь таким образом узнать побольше об их жизни, поскольку теперь это и моя жизнь. Как мало они понимают в настоящей секретности. Они и не подозревают о напевах в моей голове, которые помогают мне запечатлеть те сведения, которыми я смогу поделиться с другими, если захочу… если проживу достаточно долго.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64

загрузка...