ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

- Он может это сделать, располагая всего одной субмариной и парочкой грузовозов?
- Я думаю, что Вашон в опасности, - откликнулся Бретт. - Гуэмес был гораздо меньше, но все-таки… топить острова слишком легко, чтобы Гэллоу смог от этого удержаться. Примерно тогда же, когда гибербаки будут опущены с орбиты, он попытается затопить Вашон, я в этом просто уверен.
- Он говорил что-нибудь определенное? - спросил Твисп. - может, он нашел реальный список содержимого гибербаков?
Бретт покачал головой.
- Не знаю. Нечто настолько значительное… он не мог бы удержаться и не похвастаться. Тедж, он когда-нибудь говорил тебе, что там крутится на орбите?
- У Гэллоу… ну, мания величия, - ответил Тедж. - И все, что дает ей пищу, для него реально. Однако он никогда не говорил, что знает, что там, в гибербаках; он знал только политическое значение обладания ими.
- Бретт прав насчет Гэллоу, - подтвердила Скади.
Твисп разглядел темные искры ее глаз в подымающемся рассвете.
- Гэллоу похож на многих морян - они верят, что гибербаки спасут мир, уничтожат мир, сделают нас богатыми или проклятыми до скончания веков.
- Как и многие островитяне, - добавил Бретт.
- Сплошные догадки и никаких фактов, - подытожил Твисп.
Скади переводила взгляд с Бретта на Твиспа и обратно. Как же похожа их манера говорить! Оба лаконичные, разумные - и цельные, как скала. Теперь она повнимательнее пригляделась к Бретту и увидела эту внутреннюю силу, растущую в его юном теле. Она чувствовала, какую мощь он обретет, став взрослым. Да Бретт уже и стал взрослым. Юный - но уже такой надежный. Словно опьянение при слишком быстро погружении, на нее нахлынула мысль: я хочу быть с ним всю свою жизнь.
Твисп повернулся к пульту управления, завел мотор и задал курс на Вашон. Скорлупка скользнула мимо келпа на открытую воду.
Скади глядела в разгорающийся день. Она распахнула нетерпеливым жестом шейную застежку костюма, сбросила его и развесила, чтобы просушить. Перед этим она лишь один раз глянула на Бретта с улыбкой, и он улыбнулся ей в ответ.
Твисп только раз взглянул на нее, отметив наличие небольших перепонок между пальцами ног ее во всем остальном идеального по морянским нормам тела. Не так много морян он и видел настолько близко. Он заставил себя смотреть в сторону, но успел заметить, что Тедж тоже не в силах удержаться и не пялиться на Скади. Она стояла совсем рядом с Теджем, поворачивая костюм на весу, чтобы ветерок просушил его побыстрее. Твисп видел, как глаза Теджа метнулись к волнам, к Твиспу возле штурвала, оглядели Скади с ног до головы и снова уперлись в воду.
Твисп давно знал, что моряне не склонны скромничать наподобие островитян, но относил это за счет похвальбы их прекрасными морянскими телами. Манеры Скади заставили его пересмотреть свое мнение. Моряне столь значительную часть своей жизни проводили нагишом или в подводных костюмах, что они просто должны совсем иначе относиться к телу, нежели островитяне, упрятывающие его в просторные одежды.
«Не так уж велика разница между наготой и подводным костюмом», подумал Твисп. Он видел, что Теджа волнует близость и нагота Скади. Бретт поступал, как всякий нормальный островитянин: просто отводил взгляд от Скади, не посягая им на ее личную неприкосновенность. Зато Скади не могла оторвать глаз от Бретта.
«Между ними что-то есть», решил Твисп. «Что-то очень сильное.» Он напомнил себе, что морянам случалось вступать в браки с островитянам, и иногда даже в счастливые браки.
Внимание Теджа переключилось со Скади на Бретта, и выражение его лица было для Твиспа красноречивей всяких слов. Он думал о глазах малыша.
«Он не такой нормальный, как я!» Вот что выражало лицо Теджа.
Твисп вспомнил, как он впервые увидел длиннорукого мужчину и длиннорукую женщину вместе, держащихся за руки. Твиспу пришлось долго копаться в собственных чувствах, чтобы понять, почему эта сцена вызвала в нем такое отторжение, и эти раскопки принесли серьезные плоды для размышлений.
«Такой, как я. Вот как мы определяем, что такое человек.»
Он проследил свою мысль до самых темных ее глубин и понял, откуда взялась его неприязнь к той парочке.
«Ревность.»
Он ведь всегда выбирал женщин, непохожих на себя. Когда носители одинаковых мутаций сходились, риск передать их потомству многократно увеличивался. Иногда это было генетической бомбой замедленного действия, которая взрывалась лишь во втором или третьем поколении.
«Большинство из нас не хочет передавать своим детям ничего, кроме надежды.»
Что-то схожее творилось сейчас в душе Теджа.
«Ему не нравится Бретт», подумал Твисп. «Только сам он этого покуда не понял. А когда поймет, не будет знать, почему. Он не захочет признать, что все дело в ревности, а говорить ему об этом бесполезно.»
Да любому очевидно, стоит только взглянуть на Скади, когда она смотрит на Бретта, что он для нее единственный свет в иллюминаторе.
Бретт отыскал жаровню и быстро разогрел немного рыбной тушенки.
- Скади, поесть хочешь? - спросил он, не оглядываясь на нее.
Скади, достаточно уже просушив свой костюм, влезла в него и как раз затягивала застежки.
- Да, Бретт, спасибо, - отозвалась она. - Я ужасно проголодалась.
Бретт передал ей полную миску и вопросительно посмотрел на Твиспа, но тот покачал головой. Тедж после некоторого колебания принял от Бретта миску и преувеличенно громко заговорил с Твиспом.
«Он не хочет быть ничем обязанным малышу!»
Бретт исполнил весь островитянский ритуал вежливости, связанный с едой, равно как и Тедж. Воспитание возобладало. Бретт совершил все, что полагается, прежде чем приняться за свою порцию. Рвач не сумел бы слопать ее быстрее. Потом Бретт перевернул свою миску, вымыл ее, отставил в сторону и посмотрел на Твиспа.
- Спасибо, - сказал он.
- За что? - удивился Твисп. Еда принадлежала им всем.
- За то, что научил меня смотреть и думать.
- Что, правда? - спросил Твисп. - А я полагал, что люди от рождения умеют думать.
Тедж слушал эту беседу с плохо скрываемой злостью. Он сидел, погруженный в раздумья. Все эти новости насчет Гэллоу и его команды - «Зеленые рвачи наносят удар!» Близость троицы Гэллоу-Накано-Дзен наполняла Теджа ужасом. Наверняка они собираются настигнуть беглецов! А почему бы и нет? Корабль всемилостивый, да ведь здесь дочь Райана Ванга! Что за великолепный заложник! Потом Тедж подумал о Дзене, о его блестящих бесчувственных глазах, в глубине которых таилось наслаждение болью. Тедж и вообразить себе не мог, как эта юная парочка смогла перехитрить таких, как они, хотя Гэллоу и склонен недооценивать противника. Тедж посмотрел на Скади в упор. «Корабль! Что за тело!» Тот, кто владеет ею, владеет миром - и Тедж понимал, что это не преувеличение. Ведь нет никаких сомнений, что отец ее контролировал едва ли не всю Пандору посредством своего пищевого бизнеса, а теперь, когда он помер, дело наверняка перейдет по наследству к Скади. Тедж полуприкрыл глаза, рассматриваю юную парочку.
«Гэллоу наверняка принял их за пару перепуганных подростков.»
Тедж уже понял опасность скоропалительных выводов, пробыв на лодке вместе с Твиспом. Скади наверняка врезалась по уши в мальчишку с первого взгляда… но это пройдет. Это всегда проходит. Приспешники ее отца еще живы. Они положат этому конец, едва только узнают. Стоит им только увидеть глаза этого мальчишки-мутанта.
Твисп стоял у штурвала и глядел вперед, сложив ладонь над глазами козырьком для зашиты от солнца.
- Грузовоз, - объявил он. - Направляется в сторону Вашона.
- Я же говорил! - заорал Тедж.
- Над рубкой что-то вроде оранжевой полосы, - добавил Твисп. - Это служебное судно.
- Нас ищут, - сказал Тедж, застучав зубами.
- Курс не поменяли, - добавил Твисп. - Они очень спешат.
Он потянулся к радиоприемнику и включил его.
Голос Вашонского диктора раздался на середине фразы.
- … таким образом, дальнейшая опасность для субструктуры Вашона отсутствует. Наше дно лежит на скоплении келпа невероятных размеров. Прямо сразу же к востоку от нас располагается суша. Рыбакам рекомендуется приближаться к острову по чистой воде с юго-запада. Повторяем: все нижние центровые районы эвакуированы из-за глубокой осадки. До тех пор, пока погода не переменится, Вашон находится вне опасности. Уже производятся ремонтные работы, и помощь морян обеспечена. Сводки будут передаваться ежечасно. Рекомендуем держать приемники включенными и настроенными на аварийную частоту.
- Текущий контроль не должен был допускать ничего подобного, - покачала головой Скади.
- Саботаж, - высказался Тедж. - Это дело рук Гэллоу. Я знаю.
- Суша, - пробормотал Твисп. Большие перемены начались. Он чувствовал их.
В течение всей мировой истории основной причиной человеческой смертности были люди. Здесь, на Пандоре, мы имеем возможность это изменить.
Керро Паниль, из Анналов
Голова Уорда Киля пульсировала болью в такт сердцебиению. Он приоткрыл веки, но тут же опустил их, когда яркий свет резанул по глазам. Пронзительный внутренний звон стоял у него в ушах, заглушая все остальные звуки. Уорд попытался приподнять голову, но тщетно. Его шейный суппорт был снят. Он попытался вспомнить, не сам ли он его снял. Вспомнить не удалось ничего. Он знал, что ему есть что вспомнить, но головная боль не давала сосредоточиться. Он снова попытался приподнять голову, выиграл несколько миллиметров, и вновь уронил ее, ударившись затылком о твердую жесткую поверхность. К горлу подступила тошнота. Киль быстро сделал несколько глубоких вдохов, чтобы удержаться от рвоты. Помогало слабо: воздух был густой и влажный.
«Да где же я, во имя Корабля?»
Кусочки воспоминаний замигали в его рассудке. Алэ. И еще кто-то… некий Тень Паниль. Теперь он вспомнил. Алэ поссорилась с кем-то из «Мерман Меркантайл» - одним из сотрудников покойного Райана Ванга. Алэ покончила с этой сварой, переведя Киля в… в… он не мог вспомнить. Но из апартаментов Алэ они точно вышли. Столько-то он помнил.
Его окружал тяжелый воздух… морянский воздух. Киль медленно попытался открыть левый глаз. Над ним склонился темный силуэт, окруженный ореолом света от ярких потолочных ламп.
- Он приходит в себя.
Спокойный неторопливый голос, небрежный такой. Пронзительный звон в ушах Киля начал стихать. Он попытался открыть глаза пошире. Постепенно ему удалось сфокусировать взгляд на склонившемся к нему лице: шрамы, крест-накрест пересекающие лоб и щеки, искривленный рот. Кошмарное лицо отвернулось, и Киль увидел, что вся шея ниже этих жутких шрамов вымазана зеленым.
- Не трясись над ним, Накано. Он оклемается.
Совершенно ледяной голос.
Киль уже видел это покрытое шрамами лицо, эти глубоко посаженные глаза - какое-то воспоминание было с ними связано. «Накано?» Киль чувствовал, что это лицо со шрамами и это имя должны бы пробудить очень важное воспоминание. «Ничего.»
- Мертвый он нам ни к чему, - возразил Накано. - А ты его крепко приложил этой штуковиной. Дай мне воды.
- Сам возьми. Я муть не обхаживаю.
Накано убрался из поля зрения Киля с тем, чтобы тут же вернуться и наклониться ниже с поильником и соломинкой. Рука в зеленых полосах всунула соломинку между губ Киля.
- Выпей, - сказал Накано. - тебе станет легче.
Киль припомнил, что кто-то кричал… Карин Алэ кричала на… на…
- Это просто вода, - добавил Накано и поудобнее подвинул соломинку.
Киль всасывал прохладную воду, чувствуя, как она льется в желудок, успокаивая его. Он сказал себе, что должен бы сам взяться за поильник, но руки отказывались повиноваться.
«Путы!»
Киль ощутил путы на своих руках, на груди. Значит, он был привязан. «Зачем?» Он снова глотнул воды побольше и оттолкнул соломинку языком.
Накано убрал поильник и развязал путы.
Киль пошевелил пальцами и попытался сказать «спасибо», но из горла его вырвался лишь сухой свист.
Накано что-то положил Килю на грудь, и тот увидел знакомые очертания своего шейного суппорта.
- Мы его сняли, когда ты принялся блевать и едва не захлебнулся насмерть, - сообщил Накано. - А потом не знали, как его на тебя надеть.
Киль был еще слаб, но пальцы ощущали привычное приспособление.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64

загрузка...