ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Стоящая рядом с Бреттом Скади сотрясалась тихими рыданиями.
Киль оцепенел. Он начинал понимать, зачем Карин послала Скади за ним и за Бреттом. Алэ не понимала всех размеров трагедии. А осознав, захотела заручиться свидетельством островитян, что моряне делают для пострадавших все возможное.
«Она переваливает грязную работу на мертвых», подумал он.
Киль различил рыжие волосы Алэ среди медиков, трудившихся над немногими живыми. Судя по нагромождениям умерших, случайность никому не предоставляла лишних поблажек. Выжило крохотное меньшинство.
Рядом шелохнулась Скади, не отрывая взгляда от нижней палубы.
- Как их много, - шепнула она.
- Как это произошло? - требовательно спросил Бретт, стоявший по левую руку от Киля.
Киль кивнул. Да, это вопрос вопросов. Он не хотел сыпать голословными обвинениями, он хотел быть уверен.
- Как их много, - повторила Скади, на сей раз погромче.
- По последней переписи на Гуэмесе проживало примерно десять тысяч душ, - произнес Киль. Едва сорвавшись с уст, собственные слова поразили его. Душ . Учение Корабля в минуты потрясения подымалось из глубин.
Киль знал, что ему нужно увериться, использовать даваемую его положением власть, чтобы требовать ответов. Это его долг - если не перед другими, так перед собой. И первым делом как только он вернется, КП так и вцепится в него. У Роксэк все еще была родня на Гуэмесе, в этом Киль был уверен. Она будет в гневе, в жутком гневе… и она - это сила, с которой нельзя не считаться.
«Если я вернусь.»
От зрелища, открывшегося на нижней палубе, Киля мутило. Он заметил, как Скади утирает слезы. Глаза у нее были красные, распухшие. Да, она побывала внизу, в гуще этого ада, оказывая помощь в наихудшие минуты.
- Тебе вовсе не нужно оставаться здесь со мной, Скади, - обратился к ней Киль. - Если ты нужна внизу…
- Меня сняли с дежурства, - ответила она и содрогнулась, по-прежнему не в силах оторвать взгляда от жертв.
Киль также не мог оторваться от зрелища этой бойни, разделенной на зоны лентами с цветовым кодом. Команды срочной медицинской помощи склонялись над бледной плотью, поднимали пациентов на носилки.
Команда морян вошла из-под платформы, где стояли Киль, Бретт и Скади. Новоприбывшие начали рыться в мешках с телами, открывая их ради попыток идентификации. В иных мешках были только обрывки и обломки плоти и костей. Команды идентификаторов вели себя деловито, но челюсти их, насколько видел Киль, были крепко сжаты. И они были слишком бледны даже для морян. Одни запечатлевали лица и особые приметы. Другие делали заметки при помощи портативных трансляторов. Киль узнал это устройство. Алэ пыталась заинтересовать им Комитет, но Уорд увидел в нем лишь еще один способ навязать островам экономическую зависимость. «Все, что вы записываете транслятором, сортируется и сохраняется в компьютере», говорила тогда Алэ.
«Некоторые вещи лучше не записывать», подумал он.
Рядом с Килем кто-то откашлялся. Киль развернулся и обнаружил Лонфинна, возле которого обретался еще какой-то морянин. Лонфинн держал под левой мышкой плазмагласовую коробку.
- Господин судья, - возгласил Лонфинн. - Это Миллер Гастингс из службы регистрации.
По контрасту со смуглым, крепко сложенным Лонфинном Гастингс оказался высоким и темноволосым, с тяжелой нижней челюстью и неколебимым взглядом голубых глаз. Оба они были одеты в морянские костюмы из чисто серой ткани - те отглаженные и ухоженные одежды, которые Киль привычно отождествлял с наихудшими проявлениями морянского официоза.
Гастингс обратился к Бретту, стоявшему на несколько шагов в стороне.
- Нам сказали, что мы можем найти некоего Бретта Нортона здесь, наверху, - заявил Гастингс. - Есть некоторые формальности… боюсь, господин судья, это и к вам относится.
Скади у Киля за спиной шагнула и взяла Бретта за руку, что Киль и заметил боковым зрением к вящему своему удивлению. Она была явно напугана.
- Наша работа, господин судья, - вещал Гастингс, уставясь Килю в рот, - заключается в том, чтобы помочь вам приспособиться в сей трагический…
- Дерьмо! - сказал Киль.
Бретт задумался - а правильно ли он расслышал. Изумленное выражение на лице Гастингса сделало очевидным, что Верховный Судья и Председатель Комитета по Жизненным Формам действительно сказал «дерьмо». Бретт посмотрел судье в лицо. Киль одним глазом смотрел на двоих морян, а другим, как и прежде - на кровавую нижнюю палубу. Эта раздвоенность внимания сбивала с толку обоих морян. Бретт нашел ее естественной; все знали, что многие островитяне на это способны.
Гастингс предпринял было новую попытку.
- Мы знаем, что это тяжело, господин судья, но мы подготовлены к подобным ситуациям благодаря разработанным нами процедурам, которые…
- Имейте порядочность убраться, пока я не вышел из себя, - велел Киль. В голосе его не было и намека на дрожь.
Гастингс посмотрел на плазмагласовую коробку под мышкой у Лонфинна, потом на Бретта.
- Враждебность - вполне ожидаемая реакция, - заявил Гастингс. - Но чем скорее мы преодолеем этот барьер, тем скорее…
- Я же ясно сказал, - повторил Киль. - Убирайтесь. Нам нечего вам сказать.
Моряне обменялись взглядами. Выражение их лиц показало Бретту, что эти двое не имеют ни малейшего намерения убраться.
- Молодой человек должен сам говорить за себя, - ровно и даже сердечно произнес Гастингс. - Так что вы скажете, Бретт Нортон? Всего несколько формальностей.
Бретт сглотнул. Рука Скади в его руке сделалась скользкой от пота. Ее пальцы превратились в жесткие палочки, зажаты его собственными. Что Киль вытворяет? И еще, куда более важный вопрос: «Сойдет ли ему это с рук?» Киль - островитянин, влиятельный человек, тот, кем можно восхищаться. Да, но здесь не острова. Бретт расправил плечи в приступе внезапной решимости.
- Да подавитесь вы своими формальностями, - отрезал он. - Любой порядочный человек выбрал бы другое время.
Гастингс сделал медленный выдох, почти вздох. Лицо его помрачнело, он вновь попытался что-то сказать, но Киль его перебил.
- Молодой человек имеет в виду, - прокомментировал Киль, - что с вашей стороны просто бессердечно заявиться сюда со своими формальностями, когда ваши родичи складывают там, под стенкой, тела наших родичей.
Молчание сделалось напряженным. Бретт не испытывал особых семейных чувств к поднятым из глубин изувеченным мертвецам, но решил, что обоим морянам незачем об этом знать.
«Они - и мы».
Но была ведь еще и рука Скади в его руке. Бретт чувствовал, что единственный морянин, которому он может доверять, это Скади… да еще, пожалуй, тот доктор из коридора, Тень Паниль. У Паниля были ясные глаза и… и ему было не все равно .
- Мы этих людей не убивали, - заявил Гастингс. - И прошу вас отметить, господин судья, что это мы совершаем грязную работу - принести их сюда, идентифицировать мертвых, помочь живым…
- Как это благородно с вашей стороны, - подхватил Киль. - Я все ждал, когда же вы об этом заговорите. И вы, конечно же, не упомянули о вашей плате.
Оба морянина выглядели мрачными, но никак уж не смущенными.
- Кому-то придется внести плату, - заявил Гастингс. - Наверху нет соответствующих приспособлений, чтобы…
- Вот вы и подбираете трупы, - перебил Киль. - А их семьи платят вам за беспокойство. Так что кое-кто изрядно греет на этом руки.
- Никто не обязан стараться задаром, - возразил Гастингс.
Киль одним глазом взглянул на Бретта - и снова на морян.
- А когда вы спасаете живого рыбака, вы находите способ использовать и его - с пристальным контролем над его издержками, само собой.
- Мне ничего не надо! - заявила Скади, гневно полыхнув взглядом и на Киля, и на Бретта.
- Я уважаю такой подход, Скади, - отозвался Киль. - И вас я не имел в виду. Но эти ваши собратья-моряне имеют другую точку зрения. У Бретта нет ни рыболовных снастей, ни сети, ни сонара, ни даже разбитой лодки. Чем он заплатит за свою жизнь? Десять лет будет лук резать на морянской кухне?
- Право же, господин судья, - вмешался Гастингс, - я не понимаю вашего нежелания подходить к вещам проще.
- Меня заманили сюда под ложным предлогом, - ответил Киль. - Меня не выпускали из-под присмотра здешних… э-э… хозяев на время, достаточное хотя бы для плевка. - Он указал на иллюминатор перед ними. - Взгляните сюда! - его указательный палец двинулся по направлению к нижней палубе. - Эти тела разорваны, обожжены, разрезаны на куски. На Гуэмес было совершено нападение! И я полагаю, реконструкция покажет, что нападение было совершено снизу посредством твердотелой субмарины.
Впервые Гастингс выглядел так, словно вот-вот утратит самоконтроль. Глаза его сощурились, темные брови сошлись к переносице, нижняя челюсть напряглась.
- Послушайте! - прошипел он сквозь зубы. - Я делаю только то, что от меня требуют морянские законы. Насколько я могу судить…
- Уж извините, - перебил его Киль, - судить - это моя работа, и в ней я поднаторел. По мне, вы оба - пара кровососов. Я не люблю кровососов. Будьте любезны убраться.
- Поскольку вы являетесь тем, кем являетесь, - выдавил Гастингс, - я пока что вынужден с этим смириться. Что же касается этого парня…
- То у него есть я, чтобы отстаивать его интересы, - отпарировал Киль. - Здесь для ваших услуг не место и не время.
Лонфинн отступил на шаг, преспокойно загородив выход с наблюдательной платформы.
- Молодой человек должен сам отвечать за себя, - настаивал Гастингс.
- Судья сказал вам удалиться, - ответил Бретт.
- Прошу вас, - произнесла Скади, стиснув пальцы Бретта, - я сама буду нести за них ответственность. Посол Алэ сама прислала меня, чтобы привести их сюда. Ваше присутствие нежелательно.
Гастингс так посмотрел на нее, словно хотел сказать: «Большая честь для такой маленькой девчонки», но был принужден смолчать. Его указательный палец ткнул было в коробку под мышкой у Лонфинна, но тут же опустился.
- Очень хорошо, - заявил он. - Мы старались обойтись без срочных записей, но ситуация осложнилась. - Он бросил быстрый взгляд на нижнюю палубу. - Тем не менее я готов сопроводить вас в апартаменты Райана Ванга. Возможно, привести вас сюда было ошибочным решением.
- Я согласен удалиться, - отозвался Киль. - Я видел уже достаточно. - Тон его вновь был вежливым и дипломатичным.
Бретт слышал, как двусмысленно прозвучали слова Киля, и подумал: «У этого старого паука есть в запасе еще не одна сеть».
Даже и в просторном жилище Ванга Бретта не оставляла эта мысль. Он верно поступил, последовав примеру Верховного Судьи. Даже Скади была на его стороне. Почти все время, пока они шли к жилищу ее покойного отца, рука ее оставалась в руке Бретта, несмотря на неодобрительные взгляды Гастингса и Лонфинна. Ее рука создавала ощущение близости, и Бретт наслаждался им.
- Благодарю вас джентльмены, - объявил Киль, едва оказавшись в плюшевой комнате с цветными подушками. - Я уверен, что мы сможем связаться с вами, когда вы понадобитесь.
- Мы свяжемся с вами, - заявил Гастингс перед тем, как закрыть за собой люк.
Киль подошел к люку и нажал на переключатель, но ничего не произошло. Люк оставался открытым. Киль посмотрел на Скади.
- Эти двое работали на моего отца, - сказала она. - Мне они не нравятся.
Она высвободила руку из руки Бретта, подошла к темно-красной подушке и уселась на нее, уткнув подбородок в колени и обхватив ноги руками. Когда она изгибалась, желто-зеленые полоски на ее костюме изгибались вместе с нею.
- Бретт, - окликнул его Киль. - Я буду говорить впрямую, поскольку один из нас, возможно, сумеет вернуться наверх, чтобы предупредить другие острова. Мои подозрения подтверждаются на каждом шагу. Полагаю, наш островной образ жизни вскорости потонет на мелководье.
Скади огорченно взглянула на него, вздернув подбородок. Бретт утратил дар речи.
Киль глядел на Скади, думая, как же эта ее поза напоминает ему того многоногого моллюска, который, будучи потревожен, сворачивается в шар.
- Общеизвестное учение гласит, - напомнил Киль, - что жизнь на островах - явление временное. До тех пор, пока мы не вернемся на сушу.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64

загрузка...