ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Возможно, он принадлежал к когорте «благодарных» — разных людей, которым в разное время сэр Энтони оказал разные, однако жизненно необходимые услуги. И ничего не попросил взамен, получив тем самым незыблемое право в нужный момент обратиться с просьбой. Впрочем, надо отдать должное его светлости — правом этим он никогда не злоупотреблял, к тому же просьбы, как правило, были не слишком обременительными.
Очевидно, молодому чиновнику не раз приходилось сопровождать в правительственный центр Бухареста гостей: реакция вновь прибывших была хорошо изучена и даже отработан своеобразный ритуал.
Некоторое время он молча наблюдал за гостями, дожидаясь, когда они переполнятся эмоциями до краев, потом — выплеснут их до последней капли, и лишь потом переходил к пояснениям.
Так выходило интереснее.
Теперь время пришло.
— Этот архитектурный комплекс был воздвигнут сразу же после войны, чтобы никому в голову не пришло усомниться: коммунисты пришли всерьез и надолго. К тому же ребята они серьезные.
— Да уж. В Москве действительно даже не пытались изобразить ничего похожего. Знаменитые «высотки» кажутся Iтеперь просто скромными бунгало. Но что здесь размещалось? Официальные партийные резиденции?
— В первую очередь, разумеется. Офисы министерств, . других учреждений. Но и жилые дома тоже. Они предпочитали работать и жить в своем мире. Школы для их детей. Их магазины. Больницы, поликлиники. Все было здесь.
— Ну а там, на холме…
— Разумеется. Там был Он. То есть официально там размещались центральный комитет партии и марионеточный парламент. Но главным, конечно же, была Его резиденция. Не единственная, как вы понимаете. Но основная. По праздникам сюда пускали демос — отдельных, хорошо проверенных представителей, — они шли нарядными колоннами и приветствовали вождей.
— Заодно проникаясь ощущением их величия. Это ведь здорово влияет на психику, а, Полли?
— Более чем. Здесь соблюдены все правила и пропорции. Что говорить, диктаторы — и наши, коммунистические, и фашистские, в Германии — владели некоторыми основами древних культов. Обработка массового сознания велась со знанием дела.
— Ну а теперь? Что же здесь теперь?
— Да то же самое — правительственные учреждения, резиденция президента, парламент, квартиры крупных чиновников, их офисы.
Лорд Джулиан коротко хмыкнул.
— Ничего смешного, ваша светлость, еще Ленин, кажется, заметил, что главный вопрос всех революций — вопрос о власти. А уж он-то знал толк в революциях, вернее, в том, что именно следует хватать в первую очередь. Ну а резиденции — это ведь составляющая власти. Если не символ. К тому же — такие.
— Господи, Стив, я думал, по-русски ты читаешь только Пушкина. И все подобное — возвышенное. Но — Ленин?!
— Я много читаю.
Дискуссию об основах ленинизма, за которой не без любопытства наблюдал молодой румын, однако, пришлось свернуть.
Следуя за провожатым, они оказались в торжественном мраморном вестибюле одного из зданий-близнецов, и очень скоро лорд Джулиан был заключен в крепкие и вроде довольно искренние объятия немолодого смуглого крепыша с пышной смоляной шевелюрой, заметно отливающей серебром.
Предложение немедленно отобедать было вежливо отклонено, что заметно огорчило хозяина.
Впрочем, к чаю и кофе была подана такая «легкая закуска», что мысль пообедать в ближайшие часы, в принципе, не могла прийти в голову.
Разговор тем не менее плавно влился в нужное русло.
Потребовалось не так уж много времени, чтобы поделиться с хозяином кабинета информацией, которой обладали гости, и попросить о помощи, на которую рассчитывали.
— История любопытная. — Он задумчиво вертел в руках пустую кофейную чашку, словно собираясь гадать на кофейной гуще. — Не скажу, что я совершенно не в курсе инцидента с гибелью немецкой экспедиции, убийством профессора Брасова и еще несколькими преступлениями, которые, насколько известно, объединены в одно дело, хотя, как вы понимаете, это совсем не моя епархия. Однако с информацией, которой располагают наши органы, проблем не будет. Доступ вы получите. Равно как и возможность посетить Трансильванию. Но сама постановка вопроса… Насколько я понимаю, вы все же склоняетесь к тому, чтобы связать произошедшее с именем Влада Дракулы.
— С именем. Это вы чрезвычайно точно заметили, ваше превосходительство.
Полина смутно представляла, какую именно должность занимает их собеседник.
Знакомясь, он назвал только имя.
Накануне лорд Джулиан, правда, мельком и довольно невнятно, упоминал вроде бы министерский портфель своего румынского знакомца.
Поколебавшись, она вспомнила кашу, которую невозможно испортить маслом.
И пришла к выводу, что это именно тот случай.
Похоже — справедливо.
Он взглянул на нее чрезвычайно внимательно, дружески улыбаясь.
Продолжать можно было смело.
— С именем. Но ни в коем случае ни с какими легендами и домыслами в паранормальном, так сказать, толковании. Вы согласны с такой позицией?
— С такой — полностью. Откровенно говоря, я был несколько обескуражен — серьезные люди, и вдруг… Понимаете, у нас здесь немало охотников напустить мистического тумана. Разумеется, ходят всевозможные легенды, в том числе самые дикие. Якобы разбуженный кем-то или чем-то — причины называют разные, от прошлогоднего наводнения до раскопок, которые вели эти немцы, — Дракула восстал из могилы и, что называется, взялся за старое… Не думаю, чтобы вы пошли по этому пути.
— Нет, дружище, разумеется, нет. Неужели мы похожи на идиотов?
— Совсем не похожи. Теперь я спокоен, к тому же госпожа Вронская очень точно сформулировала вашу позицию. Повторяю, она совпадает с моей. И вообще — с позицией нашего правительства. Именно правительства. Я не оговорился. Дело тут, видите ли, в том, что личность Влада Пронзателя для нашей страны — больше, чем просто исторический персонаж. Больше даже, чем просто национальный герой. Поймите, друзья мои, Владислав Третий — наша гордость и наша боль. Вот какова проблема. Здесь есть один нюанс, и я поступлю нечестно по отношению к вам, не раскрыв карты полностью. К тому же вы наверняка столкнетесь с этой проблемой сами. И тогда помянете меня недобрым словом. Лучше уж сразу и сам. Правду и только правду, как на самом высоком суде. Видите ли, господа, в сегодняшней Румынии отношение к Владу Дракуле складывается, как бы это выразить поточнее, из двух составляющих… Одна — в сердце каждого румына — это гордость, почтение, любовь, не побоюсь этого слова. Другая…
— В кошельке или в государственном бюджете. Я правильно понимаю, ваше превосходительство?
— Снимаю шляпу, мадам. Именно так. Полностью придуманный этим чертовым романистом Дракула оказался, как ни парадоксально, категорией экономической. В мире не ослабевает интерес к этому монстру. Туристы хотят подробностей. Ежегодно — представьте себе! — ежегодно сотни одержимых съезжаются в Сигишоару, Тырговиште, штурмуют Снаговский монастырь. Последние два года — того больше! — они проводят Всемирные конгрессы Дракулы. Собираются на одном из трансильванских курортов в горах и… черт знает чем там занимаются. В том смысле, что просто сходят с ума — устраивают шабаши на кладбищах, орут, пугают прохожих, перепиваются, разумеется, вдрызг. Но ничего серьезного из области криминала до сих пор замечено не было. Не обходилось, конечно, без наркотиков, порнографии, была пара-тройка серьезных потасовок с кровопусканием. Разумеется, наши не упускают случая заработать на этих сборищах. И зарабатывают очень даже недурственно. Сувениры на любой вкус и кошелек, маски, плащи, напитки в соответствующей упаковке и все такое прочее. Однако, так сказать, на местном уровне. Но и мы, поймите правильно, госпожа Вронская снова попала в точку, упомянув государственный бюджет, — мы на республиканском уровне не можем игнорировать это обстоятельство. А если уж говорить честно — эти деньги. Живая, между прочим, валюта. Как быть?
— Я читала, планируется открыть «Дракулэнд» — парк развлечений, не так ли?
— Так. Этим занимается министерство туризма — не завидую ребятам. Как совместить несовместимое: героя и вымышленного упыря? Однако это — в перспективе. Надеюсь, не слишком близкой. По крайней мере наши знатоки проблемы никак не могут договориться, где именно надлежит строить заведение. Но уже существует гостиница «Каста Дракула», разработаны и очень популярны, особенно в Хэллоуин, туристические маршруты… Да много чего навыдумывали, что тут скрывать! Ученые только за голову хватаются. Но кто их слушает, когда речь идет о финансах?
— Серия последних преступлений не может быть связана с конкуренцией на этом рынке?
— Такая версия существует, насколько мне известно. Не слышал, правда, чтобы у нее были серьезные основания.
— А попытки наиболее фанатичных поклонников Дракулы-героя остановить, так сказать, распродажу национальной гордости?
— И такой вариант не сбрасываем со счетов. Но — увы! — Результаты те же.
К тому же ни у кого из «фанатичных поклонников Дракулы-героя», как вы изволили выразиться, не поднялась бы Рука на профессора Брасова. Это был один из самых убежденных и последовательных сторонников «героической версии». Его убили в Сигишоаре. Тем же способом, что и немцев. То есть пытаясь свалить преступление на самого Дракулу.
— К чему же более всего склоняются ваши криминалисты?
— Большинство полагают, что это дело рук какой-то секты. Возможно, исповедующей культ Дракулы-вампира. Но это — опять же — только версия. Почти полгода — и ни одного подозреваемого. Так не бывает! Впрочем, я обещал организовать для вас необходимые встречи — разумеется, и со следственной бригадой, ведущей дело. Они, кстати, работают в контакте с соседями, я имею в виду Молдову — последнее время там происходит нечто похожее, возможно, действуют одни и те же подонки.
— Возможно. Но я бы не исключила и цепную реакцию.
— Не мне судить, мадам.
Они говорили еще некоторое время.
Потом хозяин кабинета звонил разным людям, организуя обещанные встречи и поездку гостей в Трансильванию.
Это было максимум, что мог он сделать для лорда Джулиана и его друзей.
Они, собственно, и не просили большего.
На улице, возле торжественного подъезда, предупредительный помощник галантно распахнул перед Полиной дверцу автомобиля.
Она, однако, несколько замешкалась, пытаясь разглядеть что-то в пышной зелени бульвара, разделявшего магистраль.
— Что это вы так залюбовались местной флорой?
Стив задал свой вопрос, когда машина уже тронулась.
— Там промелькнула одна личность.
— Знакомая?
— Не мне. Полагаю, он скоро даст о себе знать. Если, конечно, я не ошиблась и это действительно был он.
— По-моему, Полли, вы говорите загадками.
— Простите, Энтони, я всего лишь отвечала на вопрос Стива. Что же касается личности — это был, как мне показалось, помощник покойного доктора Брасова. Ой, кстати,
Встречал вашего несчастного друга в аэропорту и потом был его добровольным гидом и переводчиком, за что удостоен довольно красочного описания в дневнике.
— Настолько красочного, что вы узнали его, увидев мельком, к тому же на изрядном расстоянии?
— Я же сказала, что могу ошибаться. Но должна заметить, герцог Текский обладал некоторым литературным даром. Это раз. Второе. Этот сегодняшний молодой человек просто стоял и рассматривал нас в упор, хотя, полагаю, несмотря на смену режима, бульвар вряд ли стал любимым местом прогулок праздных горожан.
— Это верно. Мне, откровенно говоря, показалось, что проспект вообще девственно пуст. Впрочем, тот, о ком вы говорите, мог оказаться совершенно не праздным горожанином. Понимаете, кого я имею в виду? В таком случае ему просто по должности полагается стоять и смотреть.
— Что же касается молодого человека — не спорьте, друзья мои. Секретаря доктора Брасова в любом случае разыскать придется. Тогда все и прояснится.
Машина тем временем остановилась.
Отель «Бухарест» внешне казался типичной гостиницей эпохи «победившего социализма» — высокая стеклянная башня, как две капли воды похожая на здание знаменитой московской гостиницы «Интурист».
Было некогда такое приметное заведение на бывшей улице Горького в Москве.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58

загрузка...