ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— перепугалась за те мгновения, пока вы мужественно спасали меня, сокрушая современного упыря. И до сих пор не могу прийти в себя.
— А это не так?
— Не так. То есть, разумеется, и переволновалась, и перепугалась, но плохо мне сейчас совсем не поэтому.
— Почему же?
— Неужели не ясно?
— Мне — ясно. Недуг, которым, очевидно, страдает наша прекрасная леди, называется — самоедство. — Лорд Джулиан смотрел ласково, однако едва заметная ирония сквозила в этом взгляде.
— Вы правы, ваша светлость. Как, впрочем, и всегда.
— Бросьте, Полли. От ошибок в нашем деле не застрахован никто.
— Не слишком убедительно, Стив, хотя и гуманно. Такие ошибки непозволительны. Тем более в нашем деле. Потому что обычно за них приходится расплачиваться жизнью. Хорошо, если только своей.
— Но не пришлось же?
— Благодаря вам.
— Тогда уж — Костасту.
— Спасибо, Стив. Однако, если уж говорить об ошибках, изначально во всем виноват именно я.
— С какой это стати?
— Очень просто. Стоило только вспомнить, где раньше видел этот странный крест — были же какие-то смутные сомнения в глубине души! — и не пришлось бы Полине так рисковать. Все разрешилось бы гораздо раньше.
— Ну, что ж теперь об этом толковать. Слава Богу, разрешилось теперь. И вполне благополучно.
— Послушайте, друзья мои, у меня сейчас такое чувство, будто перелистываю книгу, в которой не хватает нескольких страниц. А книга интересная, и, откровенно говоря, я был бы совсем не прочь прочесть ее полностью. Полагаю, нечто похожее испытывает и господин аль Камаль.
— Справедливо полагаете, сэр Энтони. Скажу больше: в моей книге нет большинства страниц, подавляющего большинства. И это досадно.
— Иными словами, Энтони, ты хочешь, чтобы кто-то из нас исполнил роль мисс Марпл?
— Мисс Марпл?
— Шерлока Холмса, Эркюля Пуаро… Словом, той персоны, которая в конце детективного романа собирает всех героев у камина, потягивает виски или разливает чай и расставляет все по своим местам.
— Вот именно, Стив, вот именно. Этого я и хочу. Понимаю, что вы с Полли и Костасом уже обсудили все на обратном пути, то есть — продолжая аналогию — моя книга вами давно прочитана и усвоена. Однако смиренно прошу потешить старика Джулиана и нашего уважаемого хозяина.
— Откровенно говоря, на обратном пути мы были не в состоянии что-либо обсуждать. Тем более — досконально, так, чтобы окончательно усвоить…
— Тем более, Стив.
— Да, тем более… Что ж, Полли, у вас хватит сил расставить все по своим местам?
— Почему — я?
— У вас лучше получится.
— На самом деле вы надеетесь, что это отвлечет меня от процесса самоедства?
— А хоть бы и так! Что в этом плохого?
— Действительно, Полли! И — вот что! — прежде чем начать, промочите-ка горлышко.
Лорд Джулиан неожиданно легко поднялся из глубокого кресла, стремительно пересек просторный салон и, оказавшись у стойки бара, собственноручно плеснул в низкий тяжелый стакан с толстым дном немного золотистой жидкости.
— Благодарю, Энтони, но, откровенно, не слишком люблю виски.
— Вы можете не любить виски вообще, Полли. Но это «Balblair» из моих личных запасов. Отрываю, можно сказать, от сердца. С кровью.
— Ну, будь по-вашему, давайте свой «Balblair»… Напиток на самом деле оказался удивительно мягким и отчасти даже приятным на вкус.
— Итак, обо всем по порядку.
И потому — прежде немного истории.
Обратимся к прошлому.
Далекому.
Год 1462-й.
Бесконечное противостояние валашского правителя и — страшно сказать — самого турецкого султана Мехмеда Завоевателя в этом году оборачивается поражением Влада Третьего.
Армия его разбита.
Сам же валашский господарь, осажденный в своей любимой резиденции — Поенари, умудряется бежать прямо из-под носа у турок.
Здесь кончается собственно история и… начинаются легенды.
Согласно им, Влад покинул крепость в одиночестве, то ли не пожелав, то ли не имея возможности захватить с собой молодую женщину, жившую с ним в ту пору «как жена». Некоторые сказания, впрочем, называют ее женой без всякого «как».
Однако историки с этим не согласны.
Официально Влад Дракул был женат лишь однажды, на кузине венгерского короля Матьяша, имел от нее сыновей, наследовавших после его смерти валашский престол.
Между прочим, дети — косвенное опровержение «вампирской» версии Стокера. «Классические» вампиры по всем оккультным канонам потомства не имеют.
Однако это так, к слову.
Рассмотрим ситуацию с «двоеженством» Дракулы.
Историки стоят на своем.
Но легенды не менее последовательны и упрямы.
Каждая на свой лад передает историю молодой женщины, оставленной в осажденной крепости. Мысль о турецком плене страшила ее больше смерти — и несчастная выбирает смерть, бросившись с крепостной башни в бурный поток Арджеша. С тех пор и поныне местные жители иногда называют его «рекой принцессы».
Словом, я не вижу основания сомневаться в подлинности этого персонажа. И кстати, тот факт, что Дракула вынужден был оставить ее в Поенари, отчасти объясним именно с точки зрения официальной версии. Он бежал не куда-нибудь, а ко двору короля Матьяша, где поджидала его законная, венчанная жена — кузина короля. Как можно было явиться с любовницей?
Надо сказать, история этой трагической любви занимала умы многих, однако никто до сей поры не задался самым, казалось бы, простым вопросом…
— Дети?
— Совершенно верно. Дети.
О детях, рожденных в этом гражданском, как сказали бы теперь, браке, отчего-то никто не подумал.
И напрасно.
Как выяснилось, поенарская принцесса произвела на свет дитя. Девочку, которая, пережив гибель матери и страшный погром, учиненный разъяренными турками в крепости каким-то чудом уцелела. Дальнейшая судьба ее достаточно туманна, однако доподлинно известно, что непризнанная дочь Дракулы благополучно подросла, вышла замуж и оставила потомство.
Таким образом образовалась боковая ветвь рода Драку-лэшти, никому не известная и — возможно, потому — жизнестойкая. Как бы там ни было, она благополучно дотянулась до наших дней, сохранив не только генетическое наследие Влада Дракулы, но и память, что, на мой взгляд, куда более важно.
И практически необъяснимо.
Но это так.
Из поколения в поколение в этом тайном, никем не признанном, да и не претендующем на признание роду передавались две реликвии.
— Крест?
— Да, Костас, крест. Тот самый, что обнаружили вы в подземной гробнице.
Ученым еще предстоит разобраться с этим тайным погребением, но я почему-то заранее уверена в результатах.
Шесть столетий поенарские руины хранили останки не кого-либо, а самого Влада.
Кто, когда и при каких обстоятельствах перенес их туда из «официальной» могилы в Снаговском монастыре — загадка, которую, возможно, разгадают когда-нибудь, а возможно — и нет.
— Но в таком случае «официальная» могила должна быть пуста?
— Отчасти так и есть. До сей поры известны были два предполагаемых захоронения Влада. Оба под плитами храма в Снаговском монастыре. Первое — у царских врат собора, что, в общем, соответствует высокому положению покойного на иерархической лестнице, кроме того, Влад был ктитором монастыря. Однако ж когда в тридцатых годах прошлого уже — двадцатого — века итальянский археолог Росетти, проводивший раскопки в Снагове, вскрыл могилу, она оказалась пустой.
Можете представить, как всколыхнуло это известие падкую на сенсации общественность! Слухи о бессмертном вампире, покинувшем собственную могилу, снова пошли гулять по свету, подогревая новую волну интереса к приснопамятному творению Стокера.
Однако восторг толпы был недолог.
В том же храме, но под другой плитой — прямо напротив царских врат, то есть непосредственно у входа, была обнаружена вторая могила.
Довольно странная, ибо кости погребенного — небывалое дело! — представляли собой прах.
— Почему небывалое?
— Потому что кости, как правило, сохраняются лучше всего.
Истории известно огромное количество более древних захоронений, в которых сохранились только кости, наряду с фрагментами каменных и металлических вещей.
Более — ничего.
Здесь же, как ни странно, сохранилось золотое шитье и куски ткани, но истлели кости.
А вместе с ними — что еще более удивительно — драгоценные камни, по которым, кстати, тоже можно было судить о том, кто именно похоронен.
Словом, повторюсь, захоронение было странным — однако за неимением другого оно стало считаться местом «официальной» могилы Влада Дракулы.
Потом, спустя почти целое столетие, была экспедиция доктора Эрхарда и череп, обнаруженный в поенарских развалинах.
И наконец, совсем уж недавняя находка Костаса.
Впрочем, не будем забегать вперед.
К тому же мы несколько отошли от основной темы.
Итак, крест.
Маленькое распятие, у подножия которого распластался скорбящий дракон, — первая реликвия, чудом сохранившаяся в роду непризнанных потомков Дракулы.
Вторая — сыграла роковую роль в нашей истории.
Рукопись.
Манускрипт, возможно, написанный рукой самого Дракулы и уж совершенно точно — от его имени. А в нем — информация о несметных сокровищах, упрятанных хитроумным рыцарем на дне стремительного Арджеша.
Возможно, он решил утопить свои сокровища в тот момент, когда осознал, что силы на исходе и турки вот-вот ворвутся в крепость.
Возможно — много раньше, еще только опасаясь вероятного вторжения.
Но как бы там ни было, тайну подводного клада он доверил бумаге.
Бумагу же передал на хранение той, что жила с ним «как жена» и родила дочь.
Как залог своей любви, быть может?
Верности?
В подтверждение того, что вернется?
Она не поверила или в ужасе перед свирепыми янычарами дрогнула, утратила веру — шагнула в бездну, ринувшись вниз с самой высокой крепостной башни.
Навек канула в ревущем потоке.
Вслед за сокровищами неверного возлюбленного.
Самое главное его сокровище, возможно.
А бумага осталась.
Вообще же надо сказать, что слухи о кладах Дракулы гуляют по миру давно.
Едва ли не с того момента, как он покинул этот мир.
В летописи русского Кирилле-Белозерского монастыря я нашла по интернетовской ссылке «Сказание о Дракуле-воеводе», а в нем — прямое указание на сокровища Дракулы, погребенные в бочках на дне некой реки. А рукопись, между прочим, датирована 1486 годом. Со дня гибели Дракулы минуло всего-то десять лет!
— Вы самостоятельно нашли упоминание о сокровищах?
— Да, господин аль Камаль, но это совсем не сложно, достаточно всего лишь зайти в сетевую поисковую систему.
— Понимаю. Но это упоминание… оно не натолкнуло вас ни на какие мысли?
— Очень смутные. И — к своему стыду — тогда я не стала их развивать. Скажу больше: в дальнейшем я не раз встречала упоминания о кладах Дракулы, но, откровенно говоря, они казались мне бредовыми. К примеру, в 1940 году по миру пошел гулять некий «манускрипт графа Дракулы», в котором утверждалось, что ужасный вампир зарыл в Европе шестьсот шестьдесят шесть кладов. Очевидный бред, согласитесь. Однако ж и в ту пору, и значительно позже — едва ли не в наши дни — находятся охотники искать мистические сокровища. Вы улыбаетесь?
— Да, но — упаси Аллах — не сочтите это насмешкой. То, о чем вы говорите, за исключением, пожалуй, монастырской рукописи, действительно абсолютный бред, и никто, ни один здравомыслящий человек не обратил бы на него внимания.
— Насколько я понимаю, в руках господина аль Камаля оказались более убедительные документы, касающиеся сокровищ Дракулы. Полагаю, вы обнаружили их не в Интернете?
— Разумеется, нет. И не обнаружил вовсе — приобрел, выложив за бумаги приличную сумму. Однако прежде, как вы понимаете, отдал их на экспертизу. Высокопрофессиональную и взыскательную, поверьте. Эксперты — а их было несколько — независимо друг от друга подтвердили подлинность документа. Тогда я и приобрел его.
— Не спрашиваю, у кого. Однако рискну поинтересоваться: что же это за документ?
— На первый вопрос я действительно вряд ли смогу ответить. Таковы условия нашего договора с продавцом. Могу лишь заверить: к той кровавой катавасии, что развернулась вокруг сокровищ, он не имеет ни малейшего отношения.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58

загрузка...