ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Я тоже слышал про пещеры. Вернее, про одну. Пещера Мовиле, там действительно целебная почва, и даже воздух, говорят, способен излечить любую хворь.
— Исцелить — возможно. Но удержать на себе такую махину…
— Держать-то пришлось недолго. Замок, между прочим, Разрушился, причем едва ли не сразу же после того, как был построен.
— Но это турки…
— Откуда такая уверенность? Предполагают, что турки. Представляешь, сколько нужно пороху, чтобы снести до основания недавно возведенную крепость? И кстати, ни одну другую они почему-то до такой степени разрушить не смогли. Или не захотели. Зачем им рушить захваченные крепости? Не лучше ли использовать в своих целях?
— На крови и костях построена эта крепость, потому и рухнула так скоро.
— Байки повторяешь.
— Может, и байки, а только в народе говорят про это уже который век.
Спор серьезных ребят, мало, однако, сведущих в истории вообще и поенарских хрониках в частности, грозил зайти в тупик.
— Вот что, друзья мои, дабы не перейти к гаданию на кофейной гуще, предлагаю в срочном порядке разыскать и включить в состав группы спелеолога, если, конечно, он не будет возражать.
Таким образом, составилась экспедиция из шести человек.
Ранним утром, облаченные в «полевое обмундирование» — камуфляжные комбинезоны и куртки, — они покинули Бухарест.
Небольшой вертолет взял курс на северо-восток.
Туда, где, затерянный на отрогах Южных Карпат, скрывался от любопытных глаз древний Поенарский замок.
Разрушенный до основания, но не раскрывший своих тайн.
На протяжении целых шести столетий.
Это, вне всякого сомнения, впечатляло.
Короткое путешествие тем временем подходило к концу.
Замок был уже совсем близко.
Останки одной из башен отчетливо виднелись на невысокой скале.
Белые — на зеленом.
Словно обглоданная кость гигантского зверя, растерзанного собратьями или еще более огромной хищной птицей, камнем рухнувшей на спину зазевавшейся жертве.
Странная ассоциация, но очень отчетливая.
И яркая.
Настолько, что, едва оказавшись на земле, Стив, запрокинув голову, посмотрел в небо.
И удивился.
В безоблачной сини, широко распахнув крылья, парил крупный орел.
Было все же что-то необычное в этих местах.
Завораживающих.
Но неспокойных.
Машинально Стивен Мур одернул ремни комбинезона, будто проверяя несуществующую кобуру.
И зябко повел плечами.
Развалины встретили их прохладой и запустением.
Ничто не напоминало сейчас о том, что некоторое время назад здесь активно работала несчастная экспедиция доктора Эрхарда, а позже, после того как пролилась кровь почти всех ее участников, в поисках следов и улик дотошно копалось в земле и камнях изрядное количество народа.
— Такое впечатление, что здесь не ступала нога человека. По крайней мере последние десять лет. Никак не меньше.
— Здесь всегда так, мистер Мур. Немцы, я имею в виду покойного немецкого профессора, далеко не первые, кто копался в этих местах. Другим, правда, — ничего не скажешь — повезло больше. Все, слава Богу, живы. Но были итальянцы, русские, американцы, наши…
— И не раз…
— Да, не раз. Копались основательно. Ничего серьезного, насколько я знаю, не находили, но потом, после окончания работ проходило не так уж много времени — и все становилось таким же, как сейчас. Это вы точно заметили — как будто и не ступала нога человека.
— Что ж, не буду возражать, если и после нас все останется по-прежнему, при условии, что мы уберемся отсюда в целости.
— Дай-то Бог!
— С нами крестная сила!
Стив внимательно оглядел своих людей.
Настроение у большинства, похоже, было не слишком воинственным.
И только спелеолог не принимал участия в общей беседе: всю дорогу от Бухареста он не расставался с картой, полученной от Стива.
Что-то измерял, сверялся со своими бумагами, подсчитывал или просто размышлял, беззвучно шевеля губами.
— Что скажете, господин Друцэ, по поводу происхождения этих пустот?
— Можете звать меня Григориу, или — так вам будет проще — Грэгом, мистер Мур. А пустоты… Посмотрим. Но предварительно я думаю так: здесь все же была естественная пещера. Правда, одна и очень большая. Тот, кто решил строить замок на этом месте, кажется, прельстился именно ею.
— Прельстился?
— Не хочется забегать вперед, но вполне вероятно, что ему были известны ее свойства. Вы ведь слышали, в наших краях есть такие пещеры.
— Слышал и читал. Мовиле, вы имерте в виду?
— Мовиле и еще пара очень похожих, поменьше. Словом, он решил — и, возможно, небезосновательно, — что из нее выйдет совсем неплохой погреб.
— То есть строить начали как бы из-под земли…
— Именно. Сначала перегородили пещеру, отсюда эти правильные прямоугольники и переходы между ними. А уж потом возвели крепость.
— И были уверены, что выдержит?
— Что, собственно, выдержит? Смотрите… Грэг расстелил на земле два листа бумаги.
Уже известную фотографию из космоса. И аккуратный чертеж, воспроизводящий контуры крепостной стены и внутренних сооружений.
— Смотрите. Это я нашел вчера в университетской библиотеке и снял копию. Таким был Поенарский замок. Вернее — крепость. Теперь сопоставьте мою схему — с вашей. Видите, что получается?
— Боже правый, они расположили стену вокруг пещеры!
— А крепостные сооружения возвели по ее краям. Надежное подземелье — и никакого риска. Какова архитектурная мысль?
— Гениально. Однако благодаря вашему открытию…
— Я бы не стал называть это так громко…
— Не скромничай, приятель!
— Не будем спорить. Благодаря вашей наблюдательности мы можем вычислить, из каких помещений замка можно было спуститься в подземелье.
— Ну, теоретически и довольно приблизительно — да, можем. В тех точках, где внутренние сооружения и крепостная стена ближе всего примыкают к краю пещеры… И даже… даже… — Грэг что-то быстро чертил на листе блокнота. — Даже, пожалуй, расположены внахлест. То есть — понимаете, да? — буквально висят над бездной.
— Их должно быть немного.
— Так и есть. Сейчас… Минуту терпения. Раз. Два. Три. Вот здесь еще, возможно, четыре. Больше не нахожу. Но это, повторяю, очень приблизительно.
— Спасибо и за это. Теперь остается приложить ваши выкладки к реальной местности. Итак, мы стоим…
— На пустоте… Приблизительно здесь. — Грэг ткнул карандашом в свой чертеж.
— Значит, примерно в десяти — да? — метрах вправо…
Через пару часов, разбросав изрядное количество камней и вдоволь поработав саперными лопатками, они обнаружили в разных концах площадки три глубоких проема, возможно, ведущих в подземелье. Один из них был явно шире и глубже прочих, земля по его краям к тому же была довольно свежей.
— Похоже, этим лазом пользовались не так уж давно, — заметил один из криминалистов.
— Да уж. Не в пятнадцатом веке. Это факт.
— Что ж, друзья мои, по-моему, самое время разделиться на группы. К тому же арифметика получается очень простая и справедливая. Нас шестеро, лазов предположительно три. Первый и самый вероятный я, на правах старшего, беру на себя. Есть желающие составить мне компанию?
— Я так понимаю, речь идет о добровольцах, мистер Мур?
— Пока — да. Потом мне придется выбрать себе напарника самому.
— Думаю, никто не откажется. Я по крайней мере…
— Позвольте мне! — Грэг решительно оттеснил офицера антитеррористического ведомства.
— Погоди, приятель. Спору нет, ты у нас сегодня отличился. Но для первого раза я бы отправил под землю человека, который… как бы это сказать?., хорошо работает не только мозгами. Понимаешь? Не обижайся, друг, кто его знает, как может обернуться эта вылазка?
— Хочешь сказать, что я интеллигент в шляпе, ученый-доходяга…
— Ничего подобного. Однако в нестандартной ситуации нужен человек, привыкший к нестандартным ситуациям, так у нас говорят.
— А меня, дружище, вы совсем списали со счетов? — В глазах Стивена Мура мелькнул лукавый, задиристый огонек, хорошо знакомый его друзьям и тем, кому доводилось видеть полковника Мура в деле.
— Упаси Боже, мистер Мур. Однако вы — некоторым образом — руководство, к тому же…
— Иностранного происхождения. Верно?
— Я бы сказал по-другому. Гость.
— Спасибо, что не турист. В общем, дискуссию объявляю закрытой. Грэг, вы готовы?
— Вполне.
— Тогда — вперед! А вернее — вниз. Всем — на связи. Пошел!
Проем, который поначалу казался почти непроходимым, очень скоро обернулся довольно широким лазом.
Плечи больше не задевали земляных краев.
А чуть позже Стив, спускавшийся первым, ощутил под ногой каменную твердь.
Спуск был окончен.
Оба благополучно достигли первого подземного этажа замка Поенари. — Если верить вашему спутнику, мистер Мур… — Скажу вам по секрету, приятель, это вовсе не наш спутник.
— А чей же?
— Русский.
— Упс! Впрочем, какая разница? К тому же понятно — теперь вы дружите с русскими…
— Ну, в общем, скорее да, чем нет. Однако оставим политику. Так что там насчет веры?..
— Я имел в виду, если фотографии точные — помещение, в котором мы сейчас находимся, имеет прямоугольную форму. Размер — примерно пятьдесят квадратных метров. Десять на пять. То есть оно вытянутое.
— Мы, как я понимаю, где-то в углу.
— Верно.
— О'кей. Расходимся по периметру. Я вдоль длинной стены. То есть направо. Верно?
— Верно, мистер Мур. Но у нас, похоже, уже есть проблемы.
— Я знаю, Грэг, — рации не работают. Заметил еще на спуске. Однако это не повод, чтобы вернуться?
— Разумеется, нет.
— Отлично. В помещении такого размера, к тому же с такой акустикой, мы можем беседовать без помощи рации, Даже не повышая голоса.
— Это так, мистер Мур, но ваши люди наверху…
— Не беспокойтесь о них, Грэг. Вам же ясно дали понять: там остались парни, привычные к нестандартным ситуациям. Они знают, что делать. Но лучше нам возвратиться не позже чем через тридцать минут, иначе кто-то из них непременно пожалует в гости.
— Я понял.
Лучи двух мощных фонарей, слитые до того в единый поток света, разделились и, медленно скользя по темной поверхности стен, двинулись в разные стороны.
Отпущенные Стивеном Муром полчаса истекали, но обследование подземелья не принесло никаких результатов. Камень и песок. Сухая прохлада. И — пусто.
— Пора возвращаться, Грэг! И похоже — ни с чем.
— Это как сказать, мистер Мур…
Голос Грэга звучал так отчетливо, словно он был за спиной Стива.
Луч его фонаря, однако, плавал во тьме на изрядном расстоянии — акустика в подземелья была отменной.
— Что вы имеете в виду, старина?
— Воздух. Разве вы не чувствуете его?
— Откровенно говоря — ничего такого… Обычный воздух.
— В том-то и дело, что обычный. И даже приятный. А должно бы быть наоборот. Сырость, затхлость, возможно — тление.
— Вот вы о чем! Ну, в таких вещах я мало что смыслю. Это по вашей части. Хотите сказать, что эта пещера тоже целебная?
— Возможно, мистер Мур. И даже очень вероятно.
— Что ж, поскольку ничего более достойного мы не обнаружили, остается утешиться тем, что по крайней мере поправили здоровье… Хотя… Минуточку…
— Что там такое, мистер Мур?
— Пока не знаю… Однако кое-что… Кое-что не вписывается в общий пейзаж, так сказать…
Острый выступ на ровной, слегка шероховатой поверхности стены привлек внимание Стивена Мура.
Возможно, это была всего лишь обычная трещина, однако что-то заставило его задержаться на месте.
Несколько острожных движений ладони по острому камню, и… незыблемая твердь неожиданно легко поддалась.
Как в сказке или в страшном сне, несокрушимая стена медленно и совершенно беззвучно отступила, освобождая узкий проход.
— Мистер Мур? — Оставайтесь на месте, старина, и будьте готовы к любому повороту событий. Что бы ни случилось — не теряйте голову.
Стивен аккуратно протиснулся в образовавшийся разлом.
Впрочем, уйти далеко ему не удалось.
Луч фонаря немедленно уперся в стену и сразу же, сильно вздрогнув, описал по ней неровную дугу.
От неожиданности Стив едва не выронил фонарь.
Однако — удержал.
Но замер на месте, не в состоянии пошевелиться и вымолвить слово.
Противоположную стену он различал четко, однако непонятным образом вроде бы сквозь нее, а возможно — еще более странно, — из необъяснимого каменного плена на него в упор смотрели два глаза.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58

загрузка...