ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   принципы идеальной Конституции,   прогноз для России в 2020-х годах,   расчет возраста выхода на пенсию в России закон о последствиях любой катастрофы
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


- Можете быть уверены.
Сзади неожиданно раздались чьи-то шаги. Кирк выжидающе обернулся. Это
оказалась старшина Рэнд, выглядевшая в этом свете особенно привлекательно,
несмотря на свою униформу... и излишне серьезное выражение лица. Ока
протянула конверт.
- Извините, сэр, - сказала она. - Мистер Спок подумал, что вы должны
получить это немедленно.
- Именно так. Благодарю вас, - Кирк убрал конверт в карман. - Это
все.
- Да, сэр. - Девушка удалилась, не моргнув и глазом. Ленора
наблюдала, как она уходила, и, казалось, ее что-чет позабавило.
- Красивая девушка.
- И очень исполнительная.
- А вот и тема, капитан. Расскажите мне о женщинах вашего мира.
Изменили ли их машины? Сделали ли они из женщин просто людей?
- Вовсе нет, - ответил Кирк. - На этом корабле у них те же права и
обязанности, что и у мужчин. Они совершенно равноправны; соревнуются на
равных и не имеют никаких особых привилегий. Но они, по-прежнему, -
женщины.
- Я это вижу. Особенно та, которая только что ушла. Такая
хорошенькая. Боюсь, я ей не понравилась.
- Чепуха, - воскликнул Кирк несколько более простодушно, чем
намеревался. - Вам просто кажется. Старшина Рэнд - исключительно деловой
человек.
Ленора опустила взгляд.
- Все же вы мужчина, капитан. Вы, командир звездолета, так мало
знаете о женщинах. И все же, я едва ли могу винить ее.
- Человеческая натура не изменилась, - сказал Кирк. - Повзрослела,
может быть, стала богаче... но ничуть не изменилась.
- Это меня немного успокаивает. Понимание того, что люди по-прежнему
могут чувствовать, мечтать, влюбляться... все это, но и могущество тоже!
Словно Цезарь... и Клеопатра.
Она придвигалась все ближе и ближе, но очень медленно. Кирк оценил
ситуацию и обнял ее.
Поцелуй был страстным и долгим. Она первая прервала его, посмотрев
ему в глаза; выражение ее лица было наполовину умиротворенным, наполовину
шутливым.
- Я должна была знать, - сказала она. - Я никогда еще не целовала
Цезаря.
- Репетиция, мисс Каридан?
- Представление, капитан.
Они снова поцеловались. Что-то хрустнуло на груди Кирка. Спустя
какое-то время он осторожно взял ее за плечи и слегка отстранил, но
недалеко.
- Не прерывайтесь.
- Я не прерываюсь, Ленора. Но надо бы посмотреть, что мне переслал
Спок, что он счел настолько важным. У него имелся приказ не следить за
мной.
- Понятно, - сказала она, посерьезнев.
- Капитаны звездолетов _п_р_е_ж_д_е_ говорят, а уж потом целуются.
Что ж, посмотрите, что вам прислали.
Кирк вытащил конверт и разорвал его. Послание было коротким, четким,
в духе Спока. Оно гласило:
"Офицер корабля Дайкен отравлен, состояние серьезное. Доктор Мак-Кой
выясняет причину и подбирает противоядие. Требует вашего присутствия.
Спок."
Ленора увидела, как изменилось лицо Кирка. Наконец она сказала:
- Мне кажется, что я вас потеряла. Надеюсь, не навсегда.
- Вряд ли, - ответил Кирк, пытаясь улыбнуться, но это ему не удалось.
- Просто я должен был раньше посмотреть эту записку. Извините меня,
пожалуйста; и, - доброй ночи Леди Макбет.

Когда Кирк прибыл в госпитальный отсек, Спок и Мак-Кой уже были там.
Дайкен лежал на столе, от его покрытого испариной тела тянулись
многочисленные провода к контрольному пульту, который, казалось, тихо
сходил с ума. Кирк бросил быстрый взгляд на пульт, однако показания этих
приборов мало что ему говорили. Он спросил:
- Он выживет? Что произошло?
- Кто-то подложил ему в молоко тетралубизол, - сказал Мак-Кой. -
Неуклюжая работа - эта штука весьма ядовита, но почти не растворяется. Так
что выделить ее оказалось легко. Он еще плохо себя чувствует, но шансы
неплохие. Больше, мне нечего сказать, Джим.
Кирк бросил острый взгляд сперва на врача, затем на Спока. Они оба
следили за ним, как коты.
- Прекрасно, - сказал он. - Вижу, что теперь, я следующий. Так почему
бы вам не начать свою лекцию, мистер Спок?
- Дайкен был предпоследним свидетелем по делу Кодоса, - ровно
проговорил Спок. - Вы - последний. Доктор Мак-Кой и я проверили
библиотеку, как и вы, и получили ту же информацию. Мы предполагаем, что вы
ухаживаете за мисс Каридан, чтобы получить информацию, - но следующее
покушение будет на вас. Совершенно очевидно: вы и Дайкен до сих пор
оставались в живых только потому, что находились на борту "Энтерпрайза".
Но если был прав доктор Лейтон, - у вас больно нет такого преимущества, и
покушение на Дайкена, похоже, это подтверждает. Короче, вы сами пригласили
смерть.
- Я уже делал это прежде, - ответил устало Кирк. - Если Каридан - это
Кодос - я хочу его прижать. И все. Установление истины - часть моей
работы.
- Вы уверены, что это все? - спросил Мак-Кой.
- Нет, Боунс, совсем не уверен. Помнишь, кем я тогда был на Тарсе -
простым механиком, попавшим в гущу революции. Я видел, как женщин и детей
загоняли в камеры, из которых не было выхода... и возомнивший себя
мессией, полусумасшедший Кодос нажимал клавишу. И затем, внутри никого не
оказывалось. Четыре тысячи людей - исчезнувшие, мертвые, - а я должен был
стоять и дожидаться своей очереди... Я не могу забыть этого, как не мог
забыть Лейтон. Я думал, что забыл, но ошибался.
- И что будет, если ты решишь, что Каридан - это Кодос? - спросил
Мак-Кой. - Что тогда? Ты триумфально пронесешь по коридорам его голову?
Этим мертвых не вернешь!
- Конечно же, нет, - ответил Кирк. - Но, по крайней мере, они смогут
покоиться в мире.
- Мне отмщение, и аз воздам, сказал Господь, - почти прошептал Спок.
Оба мужчины испуганно уставились на него.
Наконец Кирк сказал:
- Это правда, мистер Спуск, что бы это ни означало для человека
другого мира, вроде вас. Я ищу не отмщения. Я ищу справедливости и
предотвращения. Кодос убил четыре тысячи человек, и пока он на свободе, он
может снова устроить резню. Но еще учтите, Каридан - такое же человеческое
существо, как и все мы, и обладает теми же правами. Он заслуживает той же
справедливости. И если это возможно, с него необходимо снять все
подозрения.
- Я не знаю, что хуже, - произнес Мак-Кой, переводя взгляд со Спока
на Кирка, - человек-машина или капитан-мистик. Идите оба к черту и
оставьте меня с пациентом.
- С радостью, - ответил Кирк. - Я собираюсь побеседовать с Кариданом,
не обращая внимания на его правило не давать интервью. Он может попытаться
убить меня, если ему захочется, но при этом ему придется уложить и моих
офицеров.
- Короче, - произнес Спок, - вы _с_ч_и_т_а_е_т_е_, что Каридан - это
Кодос.
Кирк поднял руки.
- Конечно же, мистер Спок, - сказал он. - Неужели я настолько туп,
чтобы так не думать? Но я хочу в этом убедиться. Это единственное
определение справедливости, которое мне известно.
- Я, - произнес Спок, - назвал бы это логикой.

Каридан с дочерью не только не спали, когда открыли на стук Кирка, но
уже наполовину были одеты в костюмы, готовясь к спектаклю, который они
должны были дать перед командой "Энтерпрайза". Каридан был одет в рубище,
которое могло быть одеянием Гамлета, призрака или короля-убийцы; что бы
это ни было, выглядел он величественно. Это впечатление он еще усилил,
подойдя к высокому резному креслу и усевшись в него, словно на трон. В
руках он держал довольно потрепанный томик пьесы, на котором карандашом
было написано его имя.
Ленору было легче определить: она была сумасшедшей Офелией... или
просто девятнадцатилетней девушкой в ночной рубашке. Каридан взмахом руки
отослал ее. Она отступила с осторожным выражением лица, но все же осталась
стоять у двери каюты.
Каридан повернул неподвижные, сияющие глаза в сторону Кирка и
спросил:
- Что вам угодно, капитан?
- Я хочу прямого ответа на прямой вопрос, - сказал Кирк. - И обещаю:
вам не причинят вреда на этом корабле, и с вами поступят по
справедливости, когда вы его покинете.
Каридан кивнул, словно и не ожидал ничего другого. Капитан явно
раздражал его. Наконец Кирк сказал:
- Я подозреваю вас, мистер Каридан. Вы это знаете. Мне кажется, что
лучшую свою роль вы играете вне сцены.
Каридан угрюмо улыбнулся.
- Каждый человек в разное время играет разные роли.
- Но меня интересует только одна. Скажите мне: вы Кодос-Палач?
Каридан посмотрел на свою дочь, но казалось, не видел ее; глаза его
были раскрыты, зрачки сужены, как у кошки.
- Это было давно, - сказал он. - Тогда я был еще молодым характерным
актером, путешествовавшим по земным колониям... Как видите, я до сих пор
этим занимаюсь.
- Это не ответ, - сказал Кирк.
- А что вы ожидали? Будь я Кодос, у меня на руках была бы кровь
тысяч. Так признался бы я чужаку двадцать лет спустя, на столь долгий срок
избежав более организованного судилища? Кем бы ни был Кодос в те дни, я
никогда не слышал, чтобы о нем сказали: он был дураком.
- Я оказал вам услугу, - сказал Кирк. - И я обещал относиться к вам
честно. Это не просто слова. Я - капитан этого корабля, и каково бы ни
было правосудие - здесь оно в моих руках.
- А я воспринимаю вас иначе. Вы стоите передо мной, как четкий символ
нашего технологически общества: механизированного, электронного,
обезличенного... и не совсем человеческого. Я ненавижу машины, капитан.
Они обездолили человечество, лишили человека стремления достигать величие
собственными силами. Вот почему я актер, играющий в живую, а не тень в
видеофильме.
- Рычаг - всего лишь орудие, - возразил Кирк. - У нас теперь есть
новые орудия, но великие люди выживают и не чувствуют себя обделенными.
Злодеи используют, орудия чтобы убивать, как это делал Кодос. Но это не
означает, что сами эти орудия - зло. Оружие само не стреляет в людей. Это
делают люди.
- Кодос, - сказал Каридан, - кто бы он ни был, должен был решать
вопрос жизни и смерти. Некоторые должны были умереть, чтобы остальные
остались жить. Это право королей, но это и их крест. И командиров тоже.
Иначе зачем бы вы оказались здесь?
- Я что-то не помню, чтобы мне пришлось убить четыре тысячи невинных
людей.
- И я этого не помню. Но зато я помню, что остальные четыре тысячи
были спасены. Если бы я ставил пьесу о Кодосе, первым делом я бы вспомнил
об этом.
- Это была не пьеса, - сказал Кирк. - Я был там. Я видел, как это
произошло. И с тех пор все оставшиеся в живых свидетели систематически
убивались... кроме двоих или троих. Один из моих офицеров был отравлен. Я
моту быть следующим. И вот вы здесь, - человек, о котором у нас никакой
информации, больше чем девятилетней давности - и определенно опознанный,
не важно ошибочно или нет ныне покойным доктором Лейтоном. Думаете, я могу
все это игнорировать?
- Нет, конечно же, нет, - ответил Каридан. - Но это ваша роль. У меня
своя. Я сыграл много ролей. - Он посмотрел на свои старческие руки.
- Рано или поздно, кровь холодеет, тело старится, и, наконец, человек
начинает радоваться, что его память слабеет. Я больше уже не ценю жизнь,
даже свою собственную. Смерть для меня - всего лишь освобождение от
ритуала.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   циклы национализма и патриотизма и  пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и 
загрузка...