ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   принципы идеальной Конституции,   прогноз для России в 2020-х годах,   расчет возраста выхода на пенсию в России закон о последствиях любой катастрофы
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Он отпустил ее.
- Знаешь, сны вернулись. Я опять видел лица. Даже в дневное время я
их вижу. Они едва различимые, но я чувствую, что знаю их. Я чувствую, что
мое место рядом с ними. Не здесь, не здесь. Я не имею права на все это
счастье.
Она улыбнулась, глядя на его встревоженное лицо.
- У меня есть подарок для тебя. Я ношу твоего ребенка, Кирк.
Его охватило чувство невыразимой нежности. Лицо его просветлело. Он
привлек ее к себе.

Снова без стука Мак-Кой вошел в каюту Спока.
- Мне казалось, что я велел тебе явиться в изолятор, - сказал он с
раздражением.
Спок едва взглянул на него, оторвавшись от своего маленького
компьютера.
- Не время, - сказал он. - Мне нужно расшифровать эти символы на
обелиске. Мне кажется, что это высокопрогрессивная форма кодирования.
- Вы пытаетесь сделать это с тех самых пор как мы повернули обратно к
планете. Это уже пятьдесят восемь дней!
Спок провел рукой по усталым глазам, словно для того, чтобы стереть
туман перед ними. Он очень осунулся.
- Я знаю об этом, доктор. Я также знаю, что у нас есть не более
четырех часов, чтобы провести поиски, когда мы достигнем планеты. Я
чувствую, что эти символы - это ключ.
- Вы не расшифруете их, если будете так истязать себя! - Мак-Кой
перешел на спокойный тон уговоров. - Спок, вы в последние недели едва ли
ели и спали. Если вы не дадите себе отдыха, скорее всего, вы свалитесь.
- Я не голоден, доктор. А в стрессовом состоянии мы, вулканиты, можем
обходиться без сна в течение нескольких недель.
Мак-Кой направил на него свой медицинский трикодер. Уставившись на
него, он сказал:
- Ну, надо сказать, что ваш вулканический обмен веществ настолько
низок, что его едва ли можно измерить. А что касается давления этой
зеленой ледяной воды в ваших венах, которую вы называете кровью...
Чтобы выпрямиться, Споку пришлось опереться на консоль.
- Мое физическое состояние не имеет значения. Важен обелиск.
- Мой диагноз - истощение, вызванное усталостью и чувством вины. Да,
вины. Вы вините себя за то, что корабль пострадал. - Мак-Кой потряс Спока
за плечо. - Послушайте меня! Вы приняли решение! Джим принял бы то же
решение. Я предписываю вам отдых. Мне нужно позвать охранников, чтобы
силой заставить вас подчиниться.
Спок отрицательно покачал головой. Он нетвердой походкой направился к
своей койке и лег на нее. Но не успел удовлетворенный Мак-Кой закрыть за
собой дверь, как он снова встал и вернулся к компьютеру.

Кирк пытался улучшить освещение вигвама, сконструировав примитивную
лампу. Но Мэрамэни никак не могла понять назначение фитиля.
- Она превратит ночь в день? - с удивлением спросила она. - И я смогу
больше готовить и за... за...
- Заготавливать пищу, - сказал Кирк.
- На случай голода. - Они улыбнулись друг другу. - А, - сказала она,
- вот зачем ты делаешь лампу: чтобы я вечно готовила.
Его смех внезапно оборвался. Лицо Мэрамэни напряглось от страха.
Порыв ветра рванул дверь вигвама.
- Чего ты боишься? - спросил он. - Это просто ветер.
- Мэрамэни - глупая девчонка, - сказала она. - Нечего бояться. Ты
рядом. - Но она подошла к двери вигвама и с опаской посмотрела на небо.
Затем вернулась. - Пора идти в храм, Кирк. Люди будут там ждать тебя.
- Зачем?
- Чтобы ты спас их, - просто ответила она.
- Ветер не может причинить им вреда. - Но тревога на ее лице не
проходила.
- Ветер - это только начало, - сказала она. - Скоро он превратится в
ураган, и река вздуется. Затем небо потемнеет и земля затрясется. Только
ты можешь спасти нас.
- Я ничего не могу сделать с ветром и небом.
Она выхватила у него лампу и, схватив его за руку, потянула к дверям.
- Идем, Кирк. Ты должен пойти.
Чувство опасности внезапно навалилось на него.
- Мэрамэни, подожди.
Она сильнее потянула его, ее страх нарастал.
- Мы должны успеть, пока не слишком поздно! Ты должен войти в храм и
заставить сиять синее пламя.
Кирк уставился на нее, беспомощный и непонимающий.
- Но я не знаю, как попасть внутрь храма!
- Ты - Бог!
Он грубо схватил ее за плечи.
- Я не Бог. Я человек, просто человек!
Она отшатнулась от него.
- Нет! Нет! Ты - Бог, Кирк.
- Посмотри на меня, - сказал он, - и послушай. Я не Бог. Если ты
можешь любить только Бога, ты не можешь любить меня. Я повторяю снова - я
не Бог.
Она обхватила его шею руками, покрывая лицо страстными поцелуями.
- Тогда это нужно хранить в секрете! Если ты не Бог, люди убьют тебя!
Еще более яростный порыв ветра потряс стены вигвама. Мэрамэни
закричала:
- Ты должен поговорить с людьми, или они скажут, что ты не Бог. Идем,
Кирк, идем.
Племя собралось около центрального вигвама. Под порывами
поднимающегося ветра щиты, копья, ножи были сброшены со стен. Женщины
кричали, прижимая к себе детей, пряча их под груды шкур. Сэлиш пробился
сквозь обезумевшую толпу и встал напротив Кирка.
- Почему ты не в храме, Кирк? Скоро земля начнет дрожать!
- Мы все пойдем в пещеры, - сказал Кирк.
- В пещеры! - закричал Сэлиш. - Это все, что Бог может сделать для
своего народа?
Горо заговорил:
- Когда земля дрожит, даже самые глубокие пещеры небезопасны, Кирк.
Ты должен пробудить дух храма, или мы все погибнем.
- Чего ты ждешь, Бог? - спросил Сэлиш.
Кирк освободился от Мэрамэни и сказал Горо:
- Позаботьтесь о ней. Я пойду в храм.
Снаружи штормовой ветер забил дыхание. Где-то слева от него рухнула
сосна. Гром гремел над горизонтом, как непрерывная канонада. Небо быстро
темнело. Сучья хлестали его по лицу, когда он, полуслепой, пробирался по
стершейся тропинке к обелиску. Загадочная башня ничего не говорила ему.
Таинственные надписи хранили свои секреты надежно, как всегда. Кирк ударил
кулаком по твердому металлу, крича:
- Я - Кирк! Я пришел. Откройся мне!
Слова тонули в завываниях глухого ко всему ветра.

Мак-Кой резко остановился у входа в каюту Спока.
Порывы неземной музыки доносились из каюты. "Может, я спятил, -
подумал Мак-Кой. - Или может быть, я мертв, попал в рай и слышу небесную
музыку". Но то не была небесная музыка. Эта музыка исходила из странной
сферы. Спок, склонившись над компьютером, бренчал на ней, его лицо было
искажено от напряжения.
- Я прописал вам сон, - сказал Мак-Кой.
- Неверно, доктор. Вы прописали отдых. - Музыкант оторвался от своего
инструмента. - Символы на обелиске - это не буквы. Это музыкальные ноты.
- Вы имеете в виду песню?
- В каком-то смысле. Некоторые культуры, произошедшие от нашей,
вулканической, пользуются музыкальными нотами вместо слов. Тона строго
соответствуют алфавиту. - Он отложил арфу в сторону. - Обелиск - это знак,
оставленный высшей расой на этой планете. Очевидно, они пролетали по
галактике, спасая примитивные культуры, которым грозило вымирание. И
"переселяли" их туда, где они могли жить и расти.
- Хорошо, - сказал Мак-Кой. - Я должен признать, что всегда поражался
тому, как много гуманоидов разбросано по этой галактике.
- Я тоже. Я думаю, что "Сохранники" отчитывались об их количестве.
- Тогда эти "Сохранники", должно быть, оставили обелиск на планете,
как отклонитель астероидов.
Спок кивнул.
- С ним что-то случилось.
- Тогда мы должны спасти его. Иначе...
- Именно, доктор.

Земля вокруг обелиска дрожала. Люди, обезумевшие от страха, сбежались
к своему храму в последней надежде на спасение. Кирк, прислонившись к нему
спиной, стирал кровь со своей щеки, куда его ударило камнем.
- Фальшивый Бог, умри!
Это был Сэлиш. Как будто его крик, полный ненависти, был словами,
которых все ждали, толпа разразилась негодующими возгласами.
- Умри, лжец, умри! Умри, как все мы умрем! - Мужчины наклонялись за
камнями. Горо крикнул:
- Самозванец! Лжец!
Мэрамэни, раскинув руки, бросилась к Кирку:
- Нет! Нет! Вы ошибаетесь! Он может спасти вас!
Кирк оттолкнул ее в сторону.
- Ты не сможешь помочь мне. Вернись к ним, Мэрамэни! Вернись к ним! -
Сэлиш вылетел из толпы и схватил ее.
- Кирк! Кирк! Я твоя! - Она вырвалась из рук Сэлиша и бросилась
обратно к Кирку.
- Тогда ты умрешь тоже! Вместе с твоим ложным Богом!
Он ударил ее камнем. Она упала. Посыпался град камней. Она, опершись
на локти, подползла к Кирку. Прежде чем он успел поднять ее, чтобы
прикрыть своим телом, Сэлиш бросил еще один камень и ударил ее в живот.
- Мэрамэни, - Кирк бросился на колени рядом с ней. Толпа приблизилась
к нему, чтобы убить. Внезапно у постамента обелиска появилось сияние.
Индейцы отхлынули, все еще сжимая камни в руках, и Спок и Мак-Кой в своей
униформе материализовались по обеим сторонам стоящего на коленях Кирка.
- Кирк, Кирк...
Мак-Кой наклонился над Мэрамэни.
- Мне нужна медсестра Чапел, - коротко сказал он Споку.
Коммуникатор вулканита был наготове.
- Доставьте сюда медсестру Чапел с дополнительным набором
хирургических инструментов, мистер Скотти.
Кирк попытался встать, ему слегка помог Мак-Кой:
- Спокойно, Джим. Спокойно.
- Моя жена, моя жена, что с ней?
- Жена? - Спок посмотрел на Мак-Коя. - Доктор, он бредит?
- Джим!
- Мэрамэни, - прошептал Кирк. Он посмотрел на ее лицо и закрыл глаза.
Медсестра "Энтерпрайза" отошла от измученного тела индианки и
приблизилась к Мак-Кою, который проводил последние диагностические пассы
над неподвижным телом Кирка.
- Он не узнает нас, - сказала она.
Спок подошел к Мэрамэни.
- Медсестра дала тебе лекарство, чтобы облегчить боль. Почему люди
пытались забросать тебя камнями?
- Кирк не знал, как попасть обратно в храм.
- Конечно, - сказал Спок. - Он ведь не оттуда.
Она подняла голову.
- Нет, оттуда. Я видела, как он выходил из храма.
Спок задумчиво посмотрел на нее. Затем он заговорил с Мак-Коем.
- Что с капитаном, доктор?
- Мозг не поврежден. Функционирует все, кроме его памяти.
- Вы можете помочь ему?
- На это потребуется время.
- Вот как раз времени у нас и нет, доктор. - Он заговорил в
коммуникатор. - Говорит Спок. Вызываю мистера Зулу.
- Доклад о курсе полета, сэр. До конца безопасного времени остается
шестьдесят пять минут.
- Доклад принял, - он повернулся к Кирку. - Как вы думаете, он
достаточно силен для слияния с мозгом вулканита, доктор?
- У нас нет выбора, - сказал Мак-Кой.
Спок наклонился, чтобы взять в ладони голову Кирка. Он заговорил
очень медленно, но энергично, не сводя глаз с Кирка.
- Я - Спок, - сказал он отчетливо. - Вы - Джеймс Кирк. Наши мысли
бегут навстречу друг другу, ближе - Его лицо было напряженным и
сосредоточенным, казалось, что он испытывает боль. - Ближе, Джеймс Кирк,
ближе, ближе...
Кирк застонал:
- Нет, нет, Мэрамэни!
Спок усилил давление на виски Кирка, как будто он хотел физически
добраться до его утраченной памяти. Он закрыл глаза, все его силы
сконцентрировались на этой борьбе.
- Ближе, Джеймс Кирк, ближе...
Он внезапно хрипло вскрикнул от боли, а тело Кирка дернулось.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   циклы национализма и патриотизма и  пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и 
загрузка...