ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   принципы идеальной Конституции,   прогноз для России в 2020-х годах,   расчет возраста выхода на пенсию в России закон о последствиях любой катастрофы
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Если вы
проследуете со мной...
- Одну минуту, - произнес Кирк, вытаскивая передатчик из кармана
брюк. - Мне необходимо связаться с кораблем. Если вы позволите...
Адамс кивнул, и Кирк отошел в сторону, слегка отвернувшись. Через
мгновение послышался тихий голос Спока:
- Ван Гелдеру не лучше, но доктор Мак-Кой вытянул еще кое-какую
информацию из его памяти. Это, однако, не слишком меняет ситуацию. Он
настаивает, что Адамс - зловредный тип, а аппарат опасен. И никаких
деталей.
- Хорошо. Я буду связываться с вами через каждые четыре часа. Пока
все вроде бы в порядке. Конец связи.
- Готовы, капитан? - дружелюбно спросил Адамс. - Хорошо. Сюда,
пожалуйста.

Отсек, в котором ван Гелдер, очевидно, претерпел свое таинственное
изменение, для непривычного глаза Кирка выглядел точно так же, как и любой
другой медицинский кабинет, пожалуй, более всего напоминая
рентгеноскопическую лабораторию. Когда вошли Адамс, Кирк и Хелен, на столе
лежал пациент, - похоже, без сознания. Из небольшого, но сложного прибора,
свисавшего с потолка, на лбу пациента сфокусировался узкий, монохромный
луч, наподобие лазерного. Рядом с дверью, у небольшого пульта, не
защищенного экраном, стоял терапевт в униформе. Очевидно, что радиация,
какова бы она ни была, не несла в себе опасности даже на таком небольшом
расстоянии. Все выглядело совершенно спокойным.
- Вот это и есть наш прибор, - мягко произнес Адамс. - Нейронный
потенциатор, или подавитель. Эти два термина звучат как полная
противоположность друг другу, но в действительности они касаются одного и
того же эффекта: увеличения проводимости нейронов, что, в свою очередь,
увеличивает число соединений между клетками головного мозга. А при
определенном уровне, как мы предсказывали на основе существующей теории
информации, увеличение числа соединений ведет к потере информации. Мы
считали, что это поможет пациенту лучше справляться с наиболее
беспокойными мыслями и воспоминаниями. Но воздействие пока только
временное. Я сомневаюсь, что это будет столь полезно, как мы надеялись.
- Гм-м... - хмыкнул Кирк. - Тогда, если это не совсем помогает...
- Почему мы используем этот прибор? - как бы извиняясь, улыбнулся
Адамс. - Мы надеемся, вот и все, капитан. Может быть, нам все же удастся
получить кое-какую пользу от него, особенно в тяжелыми случаях, не
исключая такие, как паллиатив.
- Поскольку лекарства-транквилизаторы, - предположила Хелен Ноэль, -
действуют не постоянно, необходимо все время вводить их в кровь человека,
для того, чтобы держать его под контролем...
Адамс кивнул, соглашаясь.
- Именно так, доктор.
Он повернулся к двери, но Кирк продолжал разглядывать пациента,
лежавшего на столе. Неожиданно он повернулся к терапевту и спросил:
- А как этот прибор работает?
- Достаточно просто - он неизбирательный, - ответил терапевт. - Всего
лишь выключатель и потенциометр. Обычно мы старались подобрать выход по
уровню дельта-ритма пациента, находящегося в спокойном состоянии, но затем
обнаружили, что это неважно. Похоже, мозг сам проводит постоянный
мониторинг, лишь с небольшой помощью извне. Но для этого, конечно, мы
должны хорошо знать пациента. Его нельзя просто так взять и положить на
стол, ожидая, что машина будет обрабатывать его, как пленку компьютера.
- И нам не следует много разговаривать в его присутствии, по той же
самой причине, - произнес Адамс, в голосе которого впервые почувствовались
легкие нотки раздражения. - Лучше, если вы подождете дальнейших пояснений,
пока мы не вернемся в офис.
- Я предпочитаю задавать вопросы, когда они возникают, - пояснил
Кирк.
- Капитан, - пояснила Хелен Адамсу, - импульсивный человек.
Адамс улыбнулся.
- Вы немного напоминаете мне древнего скептика, который потребовал,
чтобы его научили всем премудростям мира, пока он стоит на одной ноге.
- Я просто хочу быть уверенным, - с каменным выражением произнес
Кирк, - что именно здесь и произошло несчастье с доктором ван Гелдером.
- Да, - ответил Адамс, - и это была его собственная неосторожность,
как вы уже поняли. Мне не нравится плохо говорить о коллеге, но Симон -
исключительно упрямый человек. Он мог бы год просидеть здесь, под лучом,
настроенным на такую или даже большую интенсивность. Или, если бы у пульта
стоял кто-нибудь, кто смог бы отключить энергию, при необходимости. Но он
все сделал один, причем на полной мощности. Естественно, ему это нанесло
вред. Даже вода может отравить человека, если ее достаточно много.
- Очень непредусмотрительно с его стороны, - по-прежнему без
выражения произнес Кирк. - Хорошо, доктор Адамс, давайте взглянем на
остальное.
- Очень хорошо. Я бы хотел, чтобы вы встретились с некоторыми нашими
весьма неплохими удачами.
- Введите.

В комнате, предоставленной ему на ночь сотрудниками Адамса, Кирк
вызвал "Энтерпрайз", но ничего нового не услышал. Мак-Кой по-прежнему
пытался пробраться мимо шрамов на памяти ван Гелдера, но пока то, что ему
удалось обнаружить, было несущественным. Ван Гелдер чувствовал себя
опустошенным и произнес только: - Он опустошает нас... и затем заполняет
самим собой. Я убежал прежде, чем он смог меня наполнить. Это так одиноко
- быть опустошенным...
Какая-то чепуха. И все же, это как-то совпадало с ощущениями Кирка. И
спустя некоторое время он осторожно выбрался в коридор и постучал в дверь
соседней комнаты, где разместилась Хелен Ноэль.
- Так-так! - произнесла она из-за двери. - В чем дело, капитан? Вы
считаете, что снова наступило Рождество?
- Корабельное дело, - произнес Кирк. - Впустите, пока меня никто не
заметил. Это приказ.
Несколько помешкав, она впустила его и он захлопнул за собой дверь.
- Спасибо. А теперь, доктор, что вы думаете о тех, кого мы сегодня
видели?
- Ну что ж... в целом это произвело на меня впечатление. Похоже, они
выглядели счастливыми, или по крайней мере - приспособившимися,
прогрессирующими...
- И, может, несколько пустыми?
- Но они же не были нормальными. Я и не ожидала этого.
- Хорошо. Я бы хотел осмотреть процедурный отсек снова. Вы мне нужны.
Вы, должно быть, лучше меня можете разобраться в теории.
- А почему бы не попросить доктора Адамса? - натянуто спросила она. -
Он здесь - единственный эксперт по этому вопросу.
- И если он лжет, то он продолжит лгать, и я ничего не узнаю. Есть
лишь один путь удостовериться и понять, как работает эта машина. Мне нужен
оператор. И вы - единственная кандидатура.
- Что ж... хорошо.
Они нашли лечебный отсек без особых затруднений. Там никого не было.
Кирк быстро настроил управление, как показывал терапевт, и занял место
пациента. Затем он уныло посмотрел на прибор, свисавший с потолка.
- Я думаю, вы сможете определить, наносит мне эта машина какой-нибудь
вред или нет, - сказал он. - Адамс утверждает, что она совершенно не
опасна. Именно это я и хочу знать. Начните с минимального усиления на
секунду или две.
- Ну? Вы готовы?
- Я уже давала вам две секунды.
- Гм-м. Совершенно ничего не произошло.
- Нет, что-то случилось. Вы почему-то нахмурились. Затем ваше лицо
разгладилось. Когда я отключила энергию, вы нахмурились опять.
- Я ничего не заметил. Попытайтесь еще раз.
- А как вы теперь себя чувствуете?
- Как-то... э, ничего определенного. Просто жду. Я думал, что мы еще
раз попробуем.
- Мы так и сделали, - сказала Хелен. - Похоже, ваша память совершенно
стирается, вы даже не чувствуете хода времени.
- Так-так, - угрюмо процедил Кирк. - Весьма эффективный прибор,
чтобы, как Адамс, счесть его непригодным. Тот техник упомянул, что еще
должно быть и небольшое внушение. Попытайтесь что-нибудь такое -
безобидное, пожалуйста. Знаете, когда мы закончим с этим, я надеюсь, мы
сможем совершить набег на какую-нибудь кухню.
- Это сработало, - произнесла Хелен напряженным голосом. - Я дала вам
две секунды на низкой интенсивности и сказала - "вы голодны". И теперь вы
действительно голодны.
- Я ничего не слышал. Давайте еще попытаемся. Я не хочу, чтобы у меня
остались какие-то сомнения на этот счет.
- Совершенно верно, - произнес голос Адамса. - Кирк вскочил и
обнаружил, что ему в лицо смотрит дуло фазера. Тут же был и терапевт,
нацеливший другой пистолет на Хелен.
- Тюрьмы и психиатрические клиники, - продолжил Адамс, улыбаясь почти
вежливо, - контролируют каждую беседу, каждый звук - иначе они долго не
протянут. Так что я вполне могу удовлетворить ваше любопытство, капитан.
Мы предоставим вам надлежащую демонстрацию.
Адамс подошел к пульту и повернул ручку потенциометра. Кирк так и не
увидел, как он нажал на кнопку включения. Комната просто растворилась в
волне невыносимой боли.
Как и прежде, не было никакого ощущения хода времени. Кирк вдруг
обнаружил, что стоит на ногах и сам отдает Адамсу свой фазер. И в то же
время Кирк понимал, что это была за боль: это любовь к Хелен, и боль
одиночества оттого, что он находился не с ней. Хелен исчезла. И все, что у
него осталось - это воспоминание, как он на руках отнес ее в ее каюту на
Рождество, воспоминание о ее протестах и его лжи, которая стала правдой.
Странно, но почему-то эти воспоминания казались бесцветными, одномерными,
а голоса, звучавшие в них - монотонными. Но одиночество и желание были в
них настоящими. И чтобы как-то облегчить их, он ртов был лгать, красть,
обманывать, продать свой корабль, свою репутацию... Он закричал.
- Ее здесь нет, - сказал Адамс, передавая фазер Кирка терапевту. -
Через некоторое время я пришлю ее назад, и тогда будет лучше. Но сейчас
пора связаться с кораблем. Важно, чтобы они знали, что все в порядке.
Тогда потом мы, возможно, сможем увидеться с доктором Ноэль.
Сквозь возобновившиеся уколы боли Кирк вытащил свой передатчик и
включил его.
- Капитан... "Энтерпрайзу", - произнес он. Он обнаружил, что говорить
ему очень трудно, связь казалась чем-то совершенно неважным.
- "Энтерпрайз" на связи, капитан, - ответил голос Спока.
- Все в порядке, мистер Спок. Я по-прежнему нахожусь с доктором
Адамсом.
- По голосу мне кажется, что вы здорово устали, капитан. Никаких
проблем?
- Совершенно никаких, мистер Спок. Мой следующий вызов - через шесть
часов. Конец связи.
Он стал было убирать передатчик, но Адамс протянул руку.
- И это тоже, капитан.
Кирк замешкался, и тогда Адамс протянул руку к пульту управления и
боль вернулась, удвоенная, утроенная, учетверенная, а затем наступило
настоящее, спасительное забытье.

Кирк очнулся от звука женского голоса и ощущения влажной ткани на лбу
и открыл глаза. Он лежал в своей постели, в каюте на Тантале, и ему
казалось, что его только что сюда швырнули. Рука закрыла поле зрения, и он
снова почувствовал на лбу влагу. Затем голос Хелен произнес:
- Капитан... Капитан. Они унесли вас из процедурной. Сейчас вы в
своей комнате. Проснитесь, пожалуйста, проснитесь!
- Хелен, - непроизвольно он потянулся к ней, но был еще очень слаб. И
она без труда уложила его на постель.
- Попытайтесь вспомнить. Он стер все это из вашей памяти.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   циклы национализма и патриотизма и  пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и 
загрузка...