ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Вы преувеличиваете мои заслуги. Но мне нравится проводить время в заведениях, подобных этому. Это такое прекрасное развлечение, даже когда проигрываешь.
— Боюсь показаться нескромным, но вы, должно быть, располагаете крупным состоянием, чтобы позволить себе проигрывать в подобном месте.
Он вновь поклонился:
— Льщу себя тем, что не стеснен в средствах.
— Думаю, я тоже не стеснен в средствах, — рискнул я, — но человек всегда должен стремиться к большему. Хотя у меня нет желания зарабатывать деньги трудом. Знаете, мистер Делони, больше всего мне хотелось бы найти себе хорошенькую женушку, у которой, кроме прочего, было бы и хорошенькое состояние.
Делони улыбнулся:
— У вас неплохая наружность. Не вижу причин, мешающих вам найти такую женушку.
— Да, но отцы девушек и прочие родственники… Они всегда хотят, чтобы их дочери вышли замуж за богатого. А я, уверяю вас, хоть и не стеснен в средствах, но далек от богатства.
— Вдовы, — сказал Делони, — вдовы — то, что вам нужно. Как вам известно, они сами распоряжаются своими деньгами. И вдобавок не скованы такими строгими моральными узами, как незамужние девушки. Хотя, поверьте, мне удавалось разбивать и подобные оковы.
Он весело рассмеялся, открыв моему взору рот, полный зубов, которые мне захотелось увидеть рассыпанными по полу. Не для этого ли мерзавца Мириам занимала у меня деньги, нужные ему для игры? Мысль была настолько унизительной, что ничего, кроме гнева, не вызывала. Но мне было необходимо еще многое выяснить у Делони, и я засмеялся вместе с ним, хотя во мне горело желание дать ему по зубам.
В это время появилась наша девушка с двумя стаканами пунша. Она присела в глубоком реверансе, чтобы мы могли насладиться видом ее пышной груди, выступавшей из корсажа ее платья. Делони был настолько захвачен этим зрелищем, что даже не дрогнул, когда она объявила, что пунш стоит шиллинг за стакан. Он протянул ей гинею, которую девушка ухватила своими длинными изящными пальчиками.
— Если позволите оставить монету себе, — проворковала она, — обещаю, что вы не пожалеете.
Делони провел костяшками пальцев по ее подбородку.
— Я возьму сдачу, милая, но обязательно найду тебя перед уходом и думаю, нам удастся договориться.
Она захихикала, будто Делони сказал что-то остроумное, и нехотя отдала девятнадцать шиллингов.
Я отпил из стакана, наблюдая за тем, как она растворилась в толпе. Возможно, пунш стоил слишком дорого, но рома они не жалели, и напиток был горячим и приятно успокаивающим. После нескольких таких стаканчиков любой мог с готовностью променять свой дом на партию виста.
Делони уже осушил большую часть своего стакана и улыбался каким-то мыслям.
— Вдовы, — сказал я, надеясь возобновить интересующую меня тему. — У вас нет на примете такой вдовушки? — Я старался не выдать своего волнения.
— Да у меня их несколько. Вот только что я выманил денежки у одной из них. Такая хорошенькая и такая доверчивая. Это очаровательная еврейка, которая верит, что я освобожу ее от оков ее шейлока. — Он помолчал. — Насколько мне помнится, вы и сами принадлежите к древней иудейской расе. Не так ли? Надеюсь, вы не в обиде, что я покоряю сердца ваших женщин.
Я заставил себя весело засмеяться:
— Если вы не в обиде, что я покоряю сердца дам-христианок.
Он тоже засмеялся:
— О, этих хватит на всех. — Он сделал большой глоток пунша. — Я изобрел потрясающий способ убедить ее снабжать меня крупными суммами.
Я не мог скрыть разочарования, когда он замолчал.
— Прошу вас, продолжайте, — сказал я.
— Я не могу открывать этот секрет каждому. Но вы поверили мне. И справедливости ради вам я могу сказать.
Элиас выбрал самый неудобный момент, чтобы прервать наш разговор. С ним был не кто-либо, а сэр Оуэн Нетлтон.
— Посмотри, Уивер. Я нашел нашего общего знакомого.
Баронет похлопал Элиаса по спине.
— Я вижу его, исключительно когда он пускает мне кровь, — сказал сэр Оуэн, обращаясь ко мне..Потом он обернулся и увидел моего компаньона. — А, мистер Делони.
Делони поклонился, ничего не сказав, но лицо его побледнело, а губы задрожали.
— Сэр Оуэн. Всегда рад видеть вас, сэр. — Он допил залпом пунш, полстакана, что, по моему мнению, могло бы свалить с ног человека и более крупного, чем он, и сказал, обращаясь ко мне: — Могу я знать, где вы проживаете, сэр, чтобы я мог засвидетельствовать мое почтение?
Я протянул ему свою визитную карточку, он поклонился и исчез.
— Не вправе давать вам советы по выбору компаньонов, — сказал сэр Оуэн, — но надеюсь, вы не слишком доверились этому человеку.
— Мы впервые встретились сегодня. А вы давно его знаете, сэр?
— Он часто бывает в заведении Уайта и в других игорных домах, которые я тоже посещаю. И с ним никто не желает иметь дела, так как в этом городе нет человека, которому он не был бы должен. Речь идет о его долгах, хотя термин «брать в долг» вряд ли применим в данном случае, и о его липовых проектах.
— Вы говорите «липовые проекты»? — переспросил Элиас. — Не просто глупые и неосуществимые?
— Когда касается Делони, все — лишь сплошной обман: выведение цыплят от коров, превращение Темзы в огромный пирог со свининой. Делони придумывает подобные проекты и продает акции по десять или двадцать фунтов за штуку, а потом смывается, оставляя свои жертвы с красивым документом И кучей проблем на руках.
— Надо же. А я дал ему в долг две гинеи, — сказал я смиренно.
Сэр Оуэн рассмеялся:
— Мне он должен в десять раз больше. Потому и ретировался так быстро. Пропали ваши деньги, поверьте мне. Скажите спасибо, что отделались так дешево.
— Где он живет? — спросил я. Сэр Оуэн снова рассмеялся:
— Понятия не имею, где может жить подобный человек. Его место в сточной канаве. Коли собираетесь выбить из него свои деньги, могу предложить вам десять процентов, если вам удастся получить и мои. Но думаю, вы только потеряете время. Эти деньги утрачены навсегда.
Я поговорил еще немного с сэром Оуэном. Потом он извинился и устремился вслед за девушкой, которая ранее предлагала свои услуги Делони. Элиас попросил у меня еще денег на игру, но я не мог позволить себе более тратиться, поэтому сказал, что нам обоим пора по домам спать.
Глава 21
Вэто утреннее время, когда наносить светские визиты или заниматься светскими делами было еще слишком рано, жизнь в лондонском финансовом центре уже била ключом. В небе не было ни тучки, и солнце светило так ярко, что я невольно зажмурился, выйдя из экипажа. Я задержался на подножке, пораженный зрелищем улицы, представлявшей собой океан париков на головах мужчин, снующих из лавочки в лавочку, из кофейни в кофейню, из банка к уличным торговцам, предлагающим купить лотерейные билеты по сниженной цене.
Здание «Компании южных морей» на Треднидл-стрит, неподалеку от Бишопсгейт, было огромным. Вестибюль, отделанный резным мрамором и украшенный портретами в натуральную величину, наводил на мысль о вековых традициях. Глядя на фасад, мало кто мог догадаться, что компания была учреждена менее десяти лет назад и что она так и не достигла цели, ради которой была создана, а именно торговли с Южной Америкой. Суета в вестибюле, какая-то подозрительная и лихорадочная, делала «Компанию южных морей» похожей на кофейню «У Джонатана», не более чем продолжением Королевской биржи, а людей, совершавших сделки в Компании, — похожими на биржевых маклеров, но иного ранга. Если биржевая деятельность — настоящее финансовое преступление, как полагают многие, то несомненно перед нами был настоящий рассадник коррупции в королевстве.
Похожей на улей «Компанию южных морей» делало ощущение безотлагательности. Эта организация, как сказал мистер Адельман, готовилась заключить важную сделку с министерством. Как я понимал, сделка могла обойтись в миллионы фунтов. Миллионы фунтов — кто мог представить себе подобную сумму? Заключению сделки, безусловно, будет препятствовать Банк Англии, чье не менее грандиозное здание находилось не более чем в получасе ходьбы отсюда. Я не знал, смогу ли в «Компании южных морей» найти что-нибудь, что пролило бы свет на загадочную смерть моего отца, но надеялся, что мне поможет имя, которое я нашел на столе мистера Блотвейта, — Вирджил Каупер. Я не имел ни малейшего понятия, кто такой Вирджил Каупер или чем он мог мне помочь, но продолжал повторять про себя это имя, словно молитву или заклинание, оберегающее от зла.
Я стоял, раздумывая, как поступить, а перед моими глазами, подобно огромной реке, протекала деловая жизнь «Компании южных морей». Наконец я решил спросить у кого-нибудь, куда мне идти, но в этот момент увидел подозрительного человека, который вошел через парадный вход и направился в дальнюю часть вестибюля. В нем не было ничего особенного, кроме того, что он отличался высоким ростом и уродливым лицом и был плохо одет. Случайно наши взгляды встретились, и в течение секунды мы смотрели друг на друга. В этот миг я понял: передо мной тот, кто напал на меня на Сесил-стрит, когда я убегал от безумного возницы.
Мы оба замерли, разделенные морем людей, не зная, что предпринять. Просто схватить его я не мог: он находился слишком далеко. Он, вероятно, думал, удастся ли ему сбежать. Ему нечего было бояться, так как с точки зрения закона я мало что мог сделать. Я не мог привести его к мировому судье, поскольку у меня не было свидетеля, который мог бы подтвердить мои показания. Но я мог его хорошенько побить. И если он знал, кто я такой, у него были все основания думать, что я не стану колебаться. Я размышлял недолго, но казалось, прошла целая вечность, пока мы смотрели друг на друга. Я вспомнил страх, который ощутил в тот вечер. Мне казалось, я знал, что испытал мой отец перед тем, как погибнуть под копытами лошади, и во мне возникло неистребимое желание расквитаться со злодеем. Неожиданно я бросился вперед, грубо расталкивая других посетителей.
Он был ближе к выходу, чем я, и тоже готов броситься наутек. Как бандит, он, вероятно, привык убегать от констеблей и сторожей и двигался быстро, грациозно лавировал. Толпы пришедших в «Компанию южных морей» с целью купить или продать, вложить или обменять не обращали никакого внимания на двух людей, бежавших один за другим через переполненный вестибюль, и я едва обращал на них внимание, поскольку мои глаза были прикованы к жертве, как у хищника во время охоты, который не сводит глаз с одного животного в стаде.
Он добежал до выхода, я почти настиг его, но поскользнулся на мраморных ступенях и налетел в дверях на дородного джентльмена. Оказавшись снаружи, я осмотрелся, но мерзавца нигде не было. Я хотел было спросить у прохожих, не видели ли они высокого, уродливого верзилу, но потом понял, что на улицах Лондона такой вопрос не имеет смысла, поскольку описанию этому соответствовал каждый второй. Поэтому я оставил всякую надежду поймать громилу и вернулся в «Компанию южных морей».
То, что человек этот заходил в здание Компании, лишь подтверждало предположение Элиаса, что за преступлениями стоит одно из могущественных финансовых учреждений. Иначе что бы делал в подобном месте человек, напавший на меня на пустынной улице? По всей видимости, его наняли для каких-то гнусных целей. Вернувшись в «Компанию южных морей», я, возможно, окажусь в самом центре злодеяний, в самом логове преступников, убивших двух человек и покушавшихся на мою жизнь. Сжимая рукоять шпаги, скорее чтобы приободриться, чем рассчитывая применить ее в деле, я вновь вошел в вестибюль компании, осмелившейся соперничать с Банком Англии.
Я поднялся по ступеням и спросил у джентльмена, который производил впечатление местного работника, где я могу найти человека по имени Вирджил Каупер. Он пробормотал, что тот работает в отделе регистрации сделок, и направил меня на следующий этаж. Там я нашел тесное помещение, в котором около дюжины клерков корпели над работой, суть которой осталась для меня загадкой. На каждом столе возвышались громадные стоики бумаг. Клерки брали по очереди бумаги, делали на них какие-то пометки, записывали что-то в гроссбухи, клали бумаги в другую стопку и потом начинали все сначала.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78

загрузка...