ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Я не имел представления, кто это мог быть. Возможно, Уайльд выполнил свой план не до конца. Возможно, мне предстояло встретиться с «Компанией южных морей» или даже агентом Блотвейта. Я остановился на секунду перед дверью, подняв вверх пистолет, потом распахнул ее и вошел в комнату, целясь в человека, сидящего лицом ко мне.
— Похоже, у тебя был нескучный день, — спокойно сказал Элиас. — У старухи чуть припадок не случился. Мне удалось усмирить ее немного, пустив ей кровь.
Могу я послать счет мистеру Бальфуру? — Элиас сделал паузу. — Знаешь, ты можешь опустить пистолет. Я последовая его совету, а потом тяжело упал в кресло.
— Нет такого недомогания, которое бы не отступило от потери крови, — пробормотал я. — Странно, но люди, потерявшие руку или ногу, не ощущают себя более здоровыми по сравнению с нами, у которых руки и ноги на месте.
— Смеешься, — радостно сказал Элиас, — но, если бы я пустил тебе кровь, ты бы моментально почувствовал себя лучше. Расскажешь, что случилось? Выглядишь ты ужасно.
Я коротко поведал ему о злоключении с Уайльдом, стараясь не упускать важных деталей. Элиас от удивления открыл рот:
— Неожиданный поворот. Зачем Уайльду настраивать тебя против «Компании южных морей»? Какая связь может быть между торговой компанией и человеком, подобным Уайльду?
Я Покачал головой, внезапно почувствовав жажду. Я пожалел, что не держал у себя питьевой воды, но это была непозволительная роскошь.
— Нe знаю. — Я вздохнул и почувствовал боль в ребрах. — Он упомянул о фальсификации, но, если Уайльд был замешан в фальсификации акций, зачем он указал мне на Компанию? Мое расследование могло бы раскрыть эту махинацию.
Элиас кивнул в задумчивости:
— Может быть, он хочет отвлечь тебя от Компании?
Я не понимал хода его мыслей, и мой взгляд стал рассеянным.
— Уайльд дьявольски хитер, — продолжал Элиас. — А что если он наводит тебя на Компанию потому, что знает, что ты ему не доверяешь? Может быть, он утверждает, что Компания — его враг как раз потому, что она — его союзник? Я закрыл глаза.
— Это запутанное дело, но я не верю, что, даже если Компания была бы настолько вероломной, что подстроила убийство двух известных коммерсантов, она окажется настолько безрассудной, что свяжется с Уайльдом. Может, эти люди и злодеи, но они не глупцы.
— Я знаком с некоторыми и обнаружил, что они так же подвержены буффонаде, как и люди других профессий.
— Если Уайльд связан с Компанией, почему он раскрылся только сейчас? Почему он обратился ко мне? В этом есть определенный риск. Я не понимаю, какой смысл ему, «Компании южных морей» или Блотвейту давать мне сведения по крупице и просить действовать на их основании? Из всего этого можно заключить, что они действуют порознь и что каждый, снабжающий меня информацией, считает по крайней мере одного из остальных своим врагом. Как-то все это совсем непонятно, Элиас, но, если я веду расследование, основываясь не на фактах, а на догадках, полагаю, что у того, кто убил моего отца и Бальфура, есть и другие враги и что все они пытаются использовать мое расследование в своих целях.
— Может быть, все они составляли какой-то заговор, который развалился. Может быть, заговорщики разошлись во взглядах и каждый стал преследовать свои интересы. Трудно сказать. Что тебе удалось выяснить в «Компании южных морей»?
Я рассказал Элиасу о встрече с клерком Каупером.
— Пока не услышу, что он сумел разузнать, на этом фронте делать пока нечего. Может быть, стоит тем временем нанести визит мистеру Бальфуру?
В конце концов, он поручил мне расследование. Надо держать его в курсе.
— Я полагаю, выборочно, — сказал Элиас.
— Безусловно. Никто не должен оставаться вне подозрений, Элиас, а Бальфур человек странный. Может быть, если на него нажать, он расколется.
— Отличная мысль.
— Но прежде мне предстоит решить более насущные вопросы, например найти ночлег. Миссис Гаррисон отказала мне в квартире из-за того, что люди Уайльда ворвались в ее гостиную.
— Неприятная новость. Куда ты думаешь отправиться?
— Вероятно, какое-то время побуду у дяди, пока не подыщу что-нибудь. Он неоднократно говорил, что члены семьи должны помогать друг другу.
Я ничего не сказал Элиасу о мучающих меня подозрениях относительно дяди. Я не мог объяснить, почему мысль о возможной причастности члена моей семьи так мучила меня. Но если дядя что-то утаивал, лучшим способом выяснить это было переехать к нему.
Потом Элиас осмотрел раны, нанесенные подручными Уайльда, все время подчеркивая, что выздоровление ускорится, если он пустит небольшое количество крови. Однако я не согласился. Когда он окончил осмотр, я собрал все свои силы, чтобы преодолеть боль и отправиться на поиски дяди. Я нашел его в пакгаузе, где он изучал какие-то гроссбухи у себя в конторке. Я испытывал волнение, обращаясь с подобной просьбой, ибо опасался, что дядя может счесть, что я злоупотребляю его добротой. Я ошибался.
— Займешь комнату Аарона, — сказал он, немного подумав. Затем он снова склонился над своими гроссбухами, давая понять, что дело окончено.
— Благодарю, дядя, —сказал я после небольшой паузы.
Он поднял голову от стола:
— Тогда увидимся вечером.
Получив испрошенную любезность, хоть и в стиле отмеренного наказания, я возвратился в дом миссис Гаррисон, чтобы собрать вещи и взять с собой все необходимое, прежде чем покинуть этот дом навсегда.
Сборы заняли больше времени, чем я думал, и расставание оказалось гораздо грустнее, чем я мог предположить. Глупо было с моей стороны не проявить должной осторожности и не положить документ в сейф, или спрятать, или замаскировать от чужих глаз. Мне казалось, что достаточно было просто положить его под стопку других бумаг на моем письменном столе, но я заблуждался. Поэтому я отправился к дяде с чувством унизительного стыда, оттого что вынужден ответить на его щедрость признанием, что отцовская рукопись — возможно, самое убедительное доказательство того, что к смерти моего отца причастны силы Биржевой улицы, — исчезла.
Глава 24
Я сидел в кабинете дяди, смотря на дымящуюся кружку подогретого вина со специями на столе около меня. Я уже перенес большую часть своих вещей в отведенную мне комнату на втором этаже. Я уже оценил свое жилье со стратегической точки зрения. Комната Мириам находилась на третьем этаже. Поэтому, если мне и не нужно было проходить мимо ее комнаты, ей было нужно проходить мимо моей. Я только не знал, насколько решительная она вдова.
Тем временем я стал обдумывать события дня. Исаак слишком подогрел вино. Пытаясь удержать в руках горячую кружку, дядя уже расплескал изрядно вина на свой коричневый камзол. Впрочем, похоже, это его особенно не волновало, так же как его не взволновало то, что я потерял единственный экземпляр «Заговора бумаг».
— Было бы лучше, если бы рукопись осталась у нас, — сказал он, пожав плечами, — но эти люди убили твоего отца, чтобы заставить его молчать, поэтому ты еще легко отделался — у тебя только украли бумаги.
Чтобы признаться дяде, мне потребовалось немало отваги и две порции горячего вина. Мне было тяжело признаваться в пропаже, так как я чувствовал свою вину перед семьей, подобную вине, которую я испытывал, убежав из дому. Но дядя Мигель только проявил озабоченность, расспросил о моих ранах и вознес хвалу Богу за то, что они оказались несерьезными. Я пытался представить себя на его месте и гадал, что бы я чувствовал, но не мог понять, почему его так мало заботит исчезновение рукописи.Мне хотелось бы избавиться от подозрений, которые только усилились из-за его сдержанной реакции, но единственное, что приходило мне на ум, — это что ему стало безразлично, найду я убийцу отца или нет, если ему это вообще было небезразлично.
Он сидел напротив, глядя на меня с тревогой, осторожно касаясь пальцами горячей серебряной ручки кружки.
— Боюсь, что твое расследование становится слишком опасным.
Боль во всем теле стала постепенно утихать. Ноги и шея одеревенели, а в голове стучало.
— Я уже не могу остановиться, — сказал я, надеясь переубедить его. — Разве последние события не подтверждают наши подозрения?
— Наша семья перенесла слишком много утрат, — сказал он, качая головой. — Я не могу подвергать тебя опасности.
— Не понимаю. Вы хотели этого расследования. Что-то случилось, что вы передумали? Мистер Адельман переубедил вас?
Он засмеялся.
— Адельман, — сказал он, будто одного этого имени было достаточно, чтобы объяснить его смех. — Ты думаешь, Адельман может так легко меня в чем-то убедить?
— Не знаю, — пробормотал я. Мне вспомнились слова Сарменто о том, что мой отец ненавидел Адельмана. И я вспомнил, как-дядя угощал его в тот шабат. — Дядя, мы не можем прекратить расследование только потому, что это опасно.
— Именно поэтому мы идолжны прекратить его. Потому что это опасно. Но, — он поднял руку вверх. — ты лучше разбираешься в этих делах, чем я. Я не вправе советовать тебе, что делать дальше или как обеспечить твою собственную безопасность. Я просто хотел сказать, Бенджамин: я не хочу, чтобы с тобой что-то случилось по моей вине.
Я больше не мог молчать.
— Почему вы поддерживаете дружеские отношения с Адельманом — человеком, который был врагом моего отца?
Он хотел засмеяться, но передумал, словно боялся меня обидеть. Вероятно, он был прав.
— Кто тебе сказал, что они были врагами? — Он не стал дожидаться ответа. — У нас с мистером Адельманом были общие дела с момента его приезда в эту страну. Твоему отцу не нравилось, что Адельман принимаеттакое участие в «Компании южных морей», и не скрывал своих чувств, но они не были врагами. Они всего лишь сохраняли дистанцию.
Возможно, я неправильно понял дядю. Возможно, он просто не хотел, чтобы я подвергался риску. Дядя, в отличие от моего отца, не был трусом, но я знал, что он осторожен, дорожит своим положением в общине и всегда хочет хорошо выглядеть в глазах бдительных соседей-христиан. Его тревога делала мою подозрительность неуместной.
Желая сменить тему, я прочистил горло и сделал большой глоток вина, которое немного остыло и стало приятно теплым.
— Вы не будете возражать, если я свожу Мириам в театр?
Он нервно заерзал на стуле.
— Не уверен, что театр — лучшее развлечение для такой дамы, как Мириам. Может быть, какое-нибудь другое светское развлечение, — предложил он.
— Вы слишком ее опекаете, — заметил я.
— Она выросла в этом доме и вышла замуж за моего сына. Я чувствую огромную ответственность за нее.
— Ответственность не пускать ее в театр?
— Оберегать ее от неприятностей, — поправил он. — Ты знаешь, Бенджамин, какого сорта люди наводнили театр. И понимаешь, насколько деликатная вещь репутация дамы. Чтобы ее погубить, достаточно, чтобы заметили, как ты разговариваешь не с тем человеком. Я уверен, ты этого не желаешь.
— Естественно, нет, — сказал я, нервничая.
Дядя Мигель внимательно следил за мельчайшими изменениями на моем лице.
— Буду прям с тобой, Бенджамин. Я заметил, что ты проявляешь определенную симпатию к Мириам. Я не говорил с ней на эту тему, но думаю, что, вполне возможно, она чувствует по отношению к тебе то же самое. Тебе известно, что у нее есть другие поклонники, но не думаю, чтобы кто-либо из них ей нравился. И, как я уже сказал, я желаю ей счастья. Но я не настолько глуп, чтобы позволить ей выйти замуж по любви за человека, который не может ее обеспечить.
— Я понимаю, — сказал я, кивая и в душе желая, чтобы этот разговор никогда не начинался.
— Было бы неправильно рассматривать тебя в качестве поклонника в твоем теперешнем состоянии, но это можно изменить. Возможно, тебе будет интересно знать, что мне по-прежнему нужен агент в Леванте. После смерти Аарона я так и не нашел подходящего человека. Тебе бы пришлось много путешествовать, но это прекрасная возможность хорошо заработать как для себя лично, так и для семьи. И, как ты знаешь, Мириам имеет сотню в год, что вполне достаточно, чтобы зажить собственным домом.
— Мириам имеет сотню в год? — чуть не выпалил я. Может быть, содержать роскошный дом на эти деньги было бы и трудно, но для женщины, у которой не было необходимости заботиться о пище и крове, это была огромная сумма.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78

загрузка...