ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Уайльд посмотрел на меня с некоторым любопытством:
— Не могу ничего сказать о других людях.
— Какая у вас связь с Персивалем Блотвейтом? — потребовал я.
— С Блотвейтом? — Либо мой вопрос действительно его удивил, либо он был превосходным актером. — Директором Банка Англии? Какая у меня может быть с ним связь?
— Именно это меня и интересует.
— Никакой. Думаю, никакой и не будет, если только однажды его не обворуют.
— Тогда скажите, откуда ваши подозрения относительно Компании, — сказал я.
— Знаете, карьеры губятся шепотом. Один мошенник что-нибудь мне скажет, потом какая-нибудь шлюха что-нибудь добавит. Я складываю это вместе. Иногда у меня нет возможности задавать вопросы, я могу только слушать.
Я не знал, что еще можно спросить. Я не хотел сейчас гадать о мотивах Уайльда, но, если он хотел мне помочь, я должен был воспользоваться этой помощью.
— Что вам известно о человеке по имени Ной Сарменто? — спросил я.
Уайльд мог отрицать свои связи с Блотвейтом, но, если клерк моего дяди был мошенником, Уайльд почти наверняка о нем знал.
На его лице ничего не отразилось.
— Я не знаю его.
— Очень хорошо. Ваши люди избивают меня и силой привозят сюда, чтобы я получил ваше дружеское напутствие. Я правильно вас понимаю, мистер Уайльд?
— Полно, Уивер. Я уже принес свои извинения. Я рассказал вам все, что мне известно о Рочестере и о причастности «Компании южных морей». Вы и сами должны потрудиться.
— Тогда сейчас и начну. — Я стал подниматься. — Благодарю за то, что уделили мне время, мистер Уайльд, — сказал я мрачно, стараясь держаться ровно. Я не хотел давать Уайльду удовольствие видеть меня выведенным из строя. — Не знаю, до какой степени могу полагаться на ваше обещание, но хочу вас уверить, что встреча с вами многое мне прояснила.
— Рад это слышать. Знаете, мистер Уивер, мое предложение остается в силе. Если решите работать у меня, для такого человека всегда найдется достойное место.
— Ваше предложение так же заманчиво, как и тогда, когда вы впервые его сделали.
— Да, кстати. Вот что я еще хотел сказать. Насчет Кейт Коул. Я не мог не заметить, как вас передернуло, когда я говорил, что ее повесят. Полагаю, вы относитесь к тем несчастным, которыми движут чувства. Это ужасно. Я подумал: если мысль о том, что ее повесят, вам так неприятна, я мог бы и спасти ее от виселицы..
— А что взамен? — спросил я.
— Взамен, — сказал он, — вы окажете мне какую-нибудь услугу. По моему выбору. Когда я к вам обращусь.
Я верил, что он может спасти ей жизнь. Такой человек, как Уайльд, пользуясь своим влиянием и властью, мог прекратить судебный процесс, так же как и отправить ее на виселицу, если бы захотел. Но я не знал, какую цену он мог назначить за очищение моей совести. Я не знал, что могло означать быть должником Уайльда, не говоря о том, как вернуть этот долг. Я стал думать о его предложении с точки зрения теории вероятности, с точки зрения риска и вознаграждения, с точки зрения способности Уайльда играть человеческими жизнями, словно бы речь шла о биржевых операциях. В конце концов я принял решение, о котором впоследствии неоднократно сожалел. Мой страх перед Уайльдом перевесил мою тревогу за судьбу Кейт. Я ничего не сказал, но, мысленно представив Кейт на виселице, решил, что смогу пережить чувство вины, если жизнь Кейт оборвется таким образом.
Я предпочел обойти молчанием предложение Уайльда, поэтому он сказал:
— Очень хорошо. Тогда я велю мистеру Мендесу отвезти вас домой.
Я бросил взгляд на своего старого знакомого, который все это время стоял практически неподвижно.
— Да, пожалуйста, — сказал я, стараясь не выказывать чувств. — Полагаю, именно это мне необходимо.
Оказавшись в экипаже, какое-то время мы с Мендесом сидели молча.
— Вы понимаете, — наконец повернулся он ко мне, — что я не могу вернуть вам ваше оружие, пока мы не приедем.
— Если бы я захотел причинить вам вред, мистер Мендес, мне не потребовалось бы оружие. Скажите, — я резко поменял тон, — вам нравится работать на Уайльда? Когда к вам относятся как к мамелюку?
Мендес рассмеялся:
— Мне нравится моя работа у мистера Уайльда.
Я задумался над его ответом, пытаясь сосредоточиться, но каждое неровное движение экипажа отзывалось болью в недавних ранах.
— Полно, Мендес. Будем откровенны друг с другом. Допустим, Уайльд хороший хозяин, но все равно он хозяин. Несмотря на его доверие к вам, вы навсегда останетесь для него лишь евреем.
— Я не понимаю, что вы хотите этим сказать. Для Уайльда любой человек не более чем то, что он умеет делать. Я не составляю исключения. Пока я хорошо ему служу, он относится ко мне хорошо.
— Мы с вами из одной среды, — продолжал я, — прошу вас подумать об этой обшности и сказать мне правду.
— Правду?
— Да. Я знаю, мы никогда не были большими друзьями, но нас связывает нечто общее. Вы продолжаете считать себя евреем из Дьюкс-Плейс в большей степени, чем я. Вы ходите на службу в синагогу, и я уважаю ваше стремление поддерживать тесную связь со своим народом. Может быть, эта общность поможет вам быть со мной честным.
— Может быть, это вы должны быть честным со мной, сударь. Что вами движет?
— Мной? Почему вы спрашиваете? Я хочу найти человека, который убил моего отца. Как видите, нетрудно попять, что мною движет.
— Но только вам было наплевать на своего отца, пока он был жив. Я, кстати, встречался с ним довольно регулярное нашем квартале, в то время как вы боялись и нос туда показать.
Мне нечего было ответить на эти обвинения, так как они были справедливыми. Я говорил себе, что его слова ничего не значат, что Мендесу ничего не известно, как отец со мной обращался, и что человек с таким характером, как у меня, долго этого терпеть не мог. Но эти доводы не убеждали даже меня самого, потому что я бежал из дому не обуреваемый гневом и возмущением или в поисках справедливости. Я бежал из дому с украденными у отца деньгами.
Мы ехали молча, пока экипаж не остановился.
— Приехали, мистер Уивер. — Он протянул мне мои кинжалы, шпагу и пистолет и выразил надежду, что они будут использоваться во благо моего здоровья. — Желаю успехов в вашем расследовании, — сказал Мендес, когда я выходил из экипажа. — Мистер Уайльд желает вам того же. Вам трудно в это поверить, но уверяю: это так.
У меня немного дрожали ноги, когда я встал на булыжную мостовую, а после темноты в экипаже яркий дневной свет ослепил меня, как если бы я только что проснулся после вчерашнего перепоя. Хромая к дому миссис Гаррисон, я думал обо всем, что мне удалось узнать за этот день. К сожалению, я был как никогда далек от разгадки.
Глава 23
Я находил интриги Уайльда грубыми и варварскими, но, несмотря на всю пх топорность, я не понимал его игры. Многие подталкивали меня в сторону «Компании южных морей», и подозревать, что все эти люди сговорились, означало признать, что и мой дядя участвовал в этом сговоре. Мысль об этом вселяла ужас, но в свете полученных сведений такую возможность нельзя было полностью исключать. Почемудядя умалчивало Блотвейте, чья причастность к этому делу стала очевидной? Знал или не знал дядя о связи Сарменто с Блотвейтом? И почему дядя поддерживал дружеские отношения с Адельманом, человеком,игравшим важную роль в «Компании южных морей», если факт того, что компания причастна к смерти моего отца, был неоспорим?
Но больше всего меня беспокоил вопрос, в чем был интерес Уайльда. Я не имел представления, какую выгоду мог получить фатоватый ловец воров вроде Уайльда от разоблачения «Компанииюжных морей». Несмотря на его речи о необходимости наказать убийц, успех моегорасследования мог представлять для него серьезную угрозу, поскольку многие жители Лондона, как показал пример сэра Оуэна, былиготовы заплатить более значительную сумму честному человеку за розыск украденной у них вещи, чем платитьменьше вору, который, собственно, и украл ее у них. У меня было два объяснения поведения Уайльда: либо он хочет с помощью интриг убрать меня с дороги, либо по неизвестным мне пока причинам «Компания южных морей» представляет для него такую угрозу, что он готов пойти на риск в будущем, дабы разоблачить Компанию сейчас. У меня не было никаких предположений относительно того, что общего может иметь Компания с таким скользким типом, как Уайльд. И если он так боялся «Компании южных морей», почему он не дал мне сведений, с помощью которых я мог бы нанести ей вред?
Утомленный, страдая от побоев, нанесенных людьми Уайльда, я переступил порог дома миссис Гаррисон с желанием наконец выспаться. Было бы неправдой, скажи я, что боль утихла. Напротив, она скорее усилилась, хотя ее нельзя было назвать острой. По прошлому опыту я мог определить, насколько сильной была травма. В данном случае я знал, что в течение нескольких дней я буду испытывать дискомфорт, но мое здоровье вне опасности. Я решил, что обдумаю дальнейшие шаги, после того как хорошенько отдохну. Но желанный отдых, видимо, откладывался. В прихожей меня ожидала миссис Гаррисон с покрасневшими от заламывания руками.
— Мистер Уивер, сударь, вы в порядке? — Она выглядела встревоженной, я бы даже сказал, обрадованной, что видит меня, но обмануть меня нелегко, я хорошо знал цену ее кудахтанью. Такое часто бывало, особенно когда я вовремя не вносил квартплату.
— Да, миссис Гаррисои, — сказал я мягко, стараясь не волновать ее. Она не скоро забудет ужас, который испытала, когда эти громилы пришли к ней в дом. — Не стоило беспокоиться. Это были глупые люди, но безобидные.
— Я рада, что вы в порядке, — сказала она. — Я думала, они причинили вам серьезный вред. — Она замолчала.
— Вы хотели что-то еще сказать, сударыня?
— Мистер Уивер, я не могу допустить, чтобы в мой дом врывались негодяи. У меня приличный дом, сэр. Я закрывала глаза на то, что вы еврей и все такое, сэр. Не все бы пошли на это, — добавила она поспешно. — Но я не могу допустить, чтобы бандиты, вооруженные кинжалами, и пистолетами, и бог знает чем еще, врывались в мой дом и угрожали мне и моим слугам, сэр.
— Я понимаю, миссис Гаррисон, — сказал я успокаивающе. — Это не повторится. Произошла досадная ошибка. Такое могло бы случиться с любым другим джентльменом.
— Любым другим джентльменом? — переспросила она. — Прошу прощения, сударь, но я вам не верю. — Она замолчала. — Мистер Уивер, я вынуждена просить вас покинуть мой дом. Я вынуждена. Я не могу позволить, чтобы подобные люди врывались сюда, и пугали меня до смерти, и причиняли вред если не мне, то моим постояльцам. Вы должны покинуть этот дом до заката солнца, мистер Уивер.
— До заката?! — вскричал я. — Я понимаю ваши чувства, миссис Гаррисон, и не обижаюсь, но до заката мне не успеть. Мне не найти нового жилья так скоро, и позвольте вам напомнить, что я оплатил проживание до конца квартала.
— Я верну вам деньги. Не беспокойтесь по этому поводу. Но я настаиваю на вашем отъезде, сударь.
Она продолжала заламывать руки. Я мог бы либо обольстить, либо запугать ее, чтобы она изменила свое решение, но нельзя было отрицать, что мои приключения подвергли ее опасности. Я не испытывал большой любви к своей домовладелице, но не простил бы себе, если бы мои враги причинили ей вред. То, о чем она меня просила, было для меня неудобно, но не невыполнимо, и правильно было. бы исполнить ее просьбу.
— Хорошо, сударыня, — сказал я. — Я больше не причиню вам беспокойства.
Она вздохнула с облегчением:
— Благодарю вас, мистер Уивер. Мне действительно очень жаль.
Я подумал, что она начнет рассыпаться в бесконечных извинениях, и поднял руку:
— Не стоит утруждать себя, миссис Гаррисон. Я все понимаю. Вы не должны пренебрегать собственной безопасностью.
— Благодарю вас, сударь. О мистер Уивер, сэр, я забыла вам сказать, что наверху вас дожидается еще один джентльмен. Я сказала ему, что не уверена, хотите ли вы, чтобы кто-то оставался ждать вас наверху, и что неизвестно, когда вы можете вернуться, но он не обратил внимания на мои слова и…
Не говоря ни слова, я повернулся и бросился наверх, доставая на ходу пистолет, который только недавно вернулся в мой карман.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78

загрузка...