ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Я с этим разберусь. До встречи.
И Георг, собрав со стола книги, вышел, оставив меня в легком трансе. Жена? Ребенок? Сколько же ему лет? И почему все привлекательные мужчины уже заняты? Как это ни печально, но Джо — не вариант…
Закинув после конца скучнейшего учебного дня сумку домой, я прямиком отправилась продолжать расследование, попутно сетуя на малое количество часов в сутках. В создавшихся условиях желание заработать на собственный домик с живописным видом из окон может помешать нормальному получению знаний — со всеми вытекающими. Но совершенно неожиданно я обнаружила, что бросать детективное поприще мне уже совершенно не хочется. Природное любопытство разыгралось вовсю, и, кроме того, появился охотничий азарт. Прихватив письменное распоряжение ректора о сотрудничестве, я приступила к делу.
Что там говорил Зенедин? Оружие, деньги и прошлое Галя Траэра. Пожалуй, копать под мсье Урио Клеачима я погожу, попробовав для начала разобраться с первыми двумя пунктами. А значит, нужно найти мадам Хоури, уж она-то точно в курсе, с кем более всего был дружен погибший.
Небольшой бонус — самым близким приятелем мсье Траэра оказался, как ни странно, смотритель музея, слабенький волшебник Ред Катрн, так что оба моих пункта совершенно замечательным образом объединились в один. Сочтя это хорошим предзнаменованием, я пошла в гости к смотрителю.
Музей городка Ауири являлся чуть ли не ровесником Академии Магии. Основали его сразу же после великой битвы, в результате которой Зенедин оказался в заложниках, и первоначальным назначением данного заведения было сохранить в среде студентов и преподавателей страх перед драконами, память об отбитом нашествии, и единственный в то время зал изобиловал пугающими предостережениями. Но не прошло и года, как началось грандиозное расширение — словно сговорившись, обитатели городка тащили в музей старинное оружие, одежду да невесть откуда взявшиеся чучела животных и птиц. Совет Академии принял решение расширить музей, превратив его в наглядное пособие по истории страны, и в настоящее время в нем насчитывалось целых пятнадцать залов, каждый со своей тематикой.
Пройдя мимо витрин, посвященных Теннету и истории Туманных гор, я свернула в подсобные помещения и постучалась в жилище смотрителя, который удобства ради жил непосредственно в музее.
Мсье Катрн приветствовал меня очень дружелюбно.
— Здравствуйте. Проходите, садитесь, пожалуйста, сюда, вам тут будет удобнее, — суетился он. — Выпьете чаю или кофе?
— Чаю, пожалуйста, — согласилась я, кляня себя, что не додумалась захватить что-нибудь вкусное. — Позвольте вам помочь.
— Сидите, сидите, — замахал руками хозяин. — Разливать чай, не прилагая усилий, я научился в совершенстве.
Действительно — посуда немедленно пришла в движение, так что вскоре перед нами стояли две дымящиеся чашки и блюдо с плюшками.
— Боюсь, выпечка сегодня не слишком удалась, — посетовал хозяин.
Взяв плюшку, я откусила и интенсивно замотала головой:
— Неправда, это замечательно.
— Да? — просиял смотритель. — Тогда ешьте, не стесняйтесь. Вы просто так или по делу?
Дожевывая булочку, я протянула ему распоряжение ректора. Одного взгляда мсье Катрну оказалось достаточно, и он вернул мне бумагу со словами:
— Это лишнее. Убийцу Галя я помогу вам обнаружить по собственной воле. Спрашивайте.
Начнем с чего попроще.
— Я слышала, из музея незадолго до убийства пропал кинжал. Это правда?
Собеседник, поморщившись, кивнул:
— Да. Но, если честно, я очень сомневаюсь, что его исчезновение связано с преступлением. Данный кинжал не слишком подходящее для перерезки горла оружие.
— А его могли украсть для чего-то другого?
Мсье Катрн развел руками.
— Честно говоря, даже представить не могу. Никакой практической или серьезной исторической ценности он не представляет. В нашей коллекции есть значительно более любопытные экземпляры.
— Но тогда выходит, что, кроме как убийце, он никому не мог понадобиться, разве нет? — уточнила я.
С легким раздражением смотритель повторил:
— Любой острый нож с кухни был бы удобнее. Поймите, этот кинжал — отнюдь не режущее оружие.
— Хорошо, — легко согласилась я. — Вам виднее. Но подумайте все же, кому могла представиться возможность его украсть.
— Вы полагаете, я об этом не думал? — искренне возмутился собеседник. — Вот только пользы от моих размышлений немного. Это мог сделать практически любой преподаватель и немало студентов старших курсов. Все экспонаты музея защищены слабенькими темными заклятиями, но при наличии определенных знаний, опыта и сноровки их вполне реально обойти.
Хм… полученная информация конкретностью действительно не отличалась и не помогала ничем, поскольку студентов я и так всерьез не подозревала. Экзамен экзаменом, но не вопрос же это жизни и смерти, в самом деле.
Ладно, с кинжалом покончили. Переходим, собственно, к жертве.
Парой слов подогрев остывший чай, я взяла очередную булочку и, прожевав кусочек, попросила:
— Мсье Катрн, расскажите мне, пожалуйста, о мсье Траэре. Очень сложно искать мотив убийства, ничего не зная про личность жертвы.
— Что именно вас интересует?
Я пожала плечами.
— Да все. Кто он, откуда, чем занимался до переезда в Ауири, как жил в последние годы, были ли у него враги. Пригодиться может любая мелочь.
— Это надолго, — предупредил меня смотритель.
— Я никуда не тороплюсь. — Для наглядности я сцапала еще одну плюшку, пристроив ее на блюдце. — А вы?
— Вроде тоже. — Собеседник последовал моему примеру. — Спрашивайте.
Спрашивайте… Убить дракона мало. Ну откуда я знаю, какие вопросы следует задавать? Среди книг, которые я проглатывала, разъезжая с братом в фургоне, детективов не встречалось.
Разозлившись на собственную нерешительность, я тряхнула спутанными волосами и осведомилась:
— Откуда мсье Траэр родом?
— Вы выбрали неудачное начало, — усмехнулся собеседник. — Мы с Галем общались довольно близко, он знал о моей жизни практически все, а вот рассказов про свое детство старательно избегал, эта тема негласно считалась запретной. Но из редких оговорок я сделал вывод, что первые лет тринадцать его жизни прошли под Льоном.
— Понятно. А о его родителях вам что-нибудь известно?
— Увы. Вот о них Галь даже словом не обмолвился, такое ощущение, что подобных персонажей в его жизни вообще никогда не существовало.
— Как странно. — В задумчивости я принялась накручивать локон на палец. — Разве такое бывает, чтобы человек ни разу не упомянул о тех, кто его родил и вырастил. Может, он их стыдился?
— Ничего не могу сказать по данному вопросу. И думаю, никто в Академии не сможет, — порадовал меня хозяин.
— Да это, скорее всего, не важно, — решила я. — Давайте продолжим. Насколько я поняла из завещания, мсье Траэр владел довольно крупной суммой денег, и, судя по вашему рассказу, вряд ли он получил ее в наследство от родителей. Вам известен источник его доходов?
— Да, — кивнул мсье Катрн. — Магия, само собой. Галь создавал удивительно долговечные и миниатюрные источники энергии. Он в юности изобрел какой-то новый способ консервации, но никому его не сообщил. Около пяти лет он работал сам по себе в Льоне, но затем заключил контракт с компанией, производящей домашнюю технику, и переехал в Теннет.
— И что? — искренне удивилась я. — Неужели на энергии можно заработать такую сумму? Верится с трудом.
— Нет, конечно, — усмехнувшись, признал смотритель музея. — Эти деньги послужили лишь стартовым капиталом. Пятнадцать лет назад, начав преподавательскую деятельность в Академии Магии, Галь параллельно занялся игрой на рынке ценных металлов. У него обнаружился настоящий талант. Галь совершенно безошибочно определял моменты, наиболее подходящие для продажи и покупки. За пятнадцать лет это принесло неплохие дивиденды. Мне тоже перепало. — Заметив мой недоуменный взгляд, собеседник пояснил: — Я доверил Галю свои сбережения, и он вполне успешно их преумножил. Жаль, что с его смертью мое обогащение закончилось.
Мсье Катрн закончил, я тоже молчала, обдумывая услышанное. Очень может быть, что в этом месте стоит покопать получше. Занимаясь много лет подобными вещами, довольно сложно не перейти ничью дорожку.
— А вы не знаете, через кого мсье Траэр играл? Вряд ли он сам занимался всем, наверняка должен быть посредник.
— Тут вы правы, — с удовлетворением подтвердил смотритель. — В таком качестве выступал Арно Бэйви, владелец ювелирного магазинчика на площади Тьерэ.
Усвоив полученную информацию, я уточнила:
— А вы лично с ним, случайно, не знакомы? Можете что-нибудь рассказать мне об этом мсье Бэйви?
— Нет, — помотал головой собеседник. — Кроме имени и адреса, мне больше ничего не известно.
Нет так нет. Сразу всего тоже не бывает.
— А чем еще занимался мсье Траэр, помимо преподавания и игры с металлом? К примеру, у него была любовница?
— В настоящий момент нет. С женщинами в Ауири у него не сложилось хороших отношений, уж не знаю по какой причине.
Угу. Еще одна ниточка, за которую стоит потянуть. Если волшебник питает к кому-то неприязнь, то автоматически получает чувство такой же силы в ответ. Исключения крайне редки. А может, его убили все женщины Академии, обидевшись на полное игнорирование их прелестей? Правдоподобное предположение, дракону понравится.
Тем временем чай с вкусными булочками практически закончился. Похоже, и мне пора закругляться, я явно засиделась, даже гостеприимный хозяин уже еле заметно ерзает на стуле.
— Последний вопрос на сегодня, — поспешила я его обнадежить. — Были ли у мсье Траэра враги? Кого вы подозреваете в совершенном преступлении?
— Это целых два вопроса, — ворчливо заметил смотритель. — Ну да ладно. По поводу личности убийцы я вам ничего подсказать не смогу. Честно говоря, для меня смерть Галя явилась полнейшей неожиданностью, буквально гром среди ясного неба. Что же до врагов, то, безусловно, некоторые его недолюбливали, но не до такой степени, чтобы убивать.
— Кто, например? — заинтересовалась я.
Собеседник замешкался, сомневаясь. Пришлось его подтолкнуть.
— Вы хотите найти убийцу? Невиновным от ваших слов хуже не станет.
— Точно? — Еще мгновение помявшись, мсье Катрн сдался. — Самой заметной была неприязнь со стороны мадам Хоури и, хм, мадам Арно. Причем вторая старательно пыталась быть дружелюбной, но ее реальное отношение постоянно прорывалось наружу.
Любопытно… незамужняя секретарша учебной части, которую все звали не иначе как мадам, Гретель Арно, казалось, имела с обитателями Ауири прекрасные отношения. Наполовину дриада, она обладала поистине неистощимым терпением, кротким нравом и тонким чувством собеседника. Мысль о том, что она могла кого-то недолюбливать настолько, что это бросалось в глаза, просто не укладывалась у меня в голове. Но оснований не верить смотрителю не было.
— Хорошо. А к кому питал неприязнь мсье Траэр?
— О, — отозвался хозяин. — Он, безусловно, отвечал взаимностью обеим дамам. Но, кроме того, у него не сложились отношения с Киддом Голльери.
— Это совершенно неудивительно, — фыркнула я. — У мсье Голльери со многими не складываются отношения. Прямой результат на редкость приятного характера.
На этом мои вопросы иссякли, и, встав, я искренне поблагодарила собеседника за информацию.
— Не стоит, право, не стоит, это мой долг перед Галем, — повторял он, тряся мою руку. — Если вас еще что-нибудь заинтересует, непременно заходите.
Наконец мне удалось вырваться и сбежать. С тоской подумав о перманентной нехватке времени, я направила свои стопы к дому. В детектива поиграли, пора снова превращаться в примерную студентку.
Обычно, уходя вечером из дома, я выношу лампу в прихожую и ставлю ее у самого входа, но сегодня, видимо в спешке, я о ней совершенно забыла и оказалась вынуждена на ощупь добираться до стола в гостиной. Кое-как нашарив сосуд, я его потрясла, и светлячки, живущие внутри, недовольно засияли.
— Добрый вечер, — раздалось из угла.
Вздрогнув, я повернулась и обнаружила в креслах у окна двоих мужчин. Род их деятельности по одежде определить было трудновато — свободного покроя брюки и широкие плащи заслуженно пользовались любовью многих.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

загрузка...