ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Зачем мсье Траэр хранил в сейфе ювелира ворох газетных вырезок со статьями, в которых упоминалась семья Голльери? Вроде информацию о том, что известный ученый Эдварт Голльери претендует на пост советника Теннета, или изображение его же с любящей супругой Сарой и маленьким розовощеким Килдом на руках сложно счесть компрометирующей. В легком недоумении я продолжала перебирать бумаги и тут наткнулась на очень старый и потрепанный листок, оказавшийся судьбоносным письмом от матери мсье Траэра, пробежав который глазами я выяснила лишь, что мадам Арно действительно помнила содержание этого послания наизусть. А вот следующая находка действительно поразила меня до глубины души, объяснив, зачем именно мсье Траэр хранил эти старые бумаги, — в моих руках оказалось извещение о смерти матери мсье Траэра, Сары Этони, в замужестве Сары Голльери…
Перестав тупо пялиться в стену, я вскочила с дивана, мигом сложила все бумаги в стопку и заметалась по комнате, гадая, куда бы понадежнее спрятать найденное сокровище. Не знаю почему, но меня неотступно преследовала мысль о том, что содержащаяся в имуществе покойного информация весьма ценна и заслуживает всестороннего обдумывания, на которое я в сложившейся ситуации была совершенно неспособна. В итоге успокоилась я, лишь смотавшись в лес и засунув пакет в глубокое дупло, в котором его вряд ли кто-нибудь сумеет найти без моей помощи.
Несмотря на тщательно запрятанные улики, не знаю уж против кого, выспаться мне толком не удалось — всю ночь я ворочалась, вздрагивая при каждом подозрительном шорохе, а часов в пять всерьез подумывала, не переместиться ли в домик Джо, где меня никаким ночным визитерам, желающим отомстить за непочтительное обращение с мсье Бэйви, нипочем не обнаружить. Но несмотря на разыгравшуюся интуицию, до самого утра меня никто не потревожил, так что невредимая, но злая и сонная я появилась в Академии Магии за полчаса до начала лекции, причем единственной мыслью, крутившейся в моей голове, был вопрос, куда же покойник запрятал изъятые у ювелира накануне смерти бумаги. В коттедже мсье Траэра их точно не было, так неужели оправдаются самые нежелательные прогнозы и мсье Голльери, перерезав зарвавшемуся шантажисту горло, забрал разоблачающие его улики и не замедлил их уничтожить? Как ни грустно, но других вариантов я не видела, разве что у мсье Траэра тоже было хранилище наподобие моего дупла и стоит отправить Фарьку с друзьями обыскивать лес.
День прошел достаточно скучно, но только закончилась практика и я собралась навестить Зенедина и разжиться у него новыми плодотворными идеями, как на выходе из павильона меня перехватила посланница от мадам Хоури, сообщившая, что меня желает безотлагательно видеть мсье Клеачим. Наверное, ректор хотел поинтересоваться моими успехами, а мне не то что бы нечем было его порадовать, но вот настроение мое, мало с утра улучшившееся, к беседам совсем не располагало, вполне соответствуя затянутому тучами небу над городком. Но не сообщать же об этом ректору? Понуро добредя до приемной начальства, я, как и следовало ожидать, обнаружила там лишь мадам Хоури, как обычно погруженную в работу.
— Айлия, добрый вечер, — подняв голову от бумаг, поприветствовала она меня. — Ректор не ожидал вас так рано, придется подождать.
— Понимаю, — кивнула я, после чего мадам проводила меня в кабинет мсье Клеачима, предложила чай или кофе и, получив отрицательный ответ, удалилась по своим многочисленным делам.
Оставшись одна, я огляделась и неожиданно заметила, что еще одна дверь, ведущая в смежное помещение, обычно запертая, в данный момент приоткрыта, и, не удержавшись, с любопытством зашла внутрь. На первый взгляд ничего интересного внутри не обнаружилось — просто еще одна рабочая комната, заставленная стеллажами, полными книг и бумаг. Свободные места на стенах были закрыты портретами видных научных и политических деятелей. Очевидным образом не желая, чтоб меня тут застали, я развернулась и двинулась было обратно, но вдруг застыла, словно накрытая парализующим заклятием, медленно, почти не дыша, на одних каблуках повернулась обратно и уставилась на портрет Кейла Друэрье. Затем крадучись подошла к картине вплотную, осмотрела со всех сторон и, чуть поколебавшись, откинула ее, как импровизированную дверцу, в сторону и уже не сильно удивилась, обнаружив в стене сейф, причем код, его открывающий, мне был, без сомнения, известен — «24-11».
Внутри сиротливо лежала одинокая тоненькая папочка, и я, ни минуты не колеблясь, засунула ее в свою сумку, закрыла сейф и в спешке покинула кабинет, сообщив немного опешившей мадам Хоури, что забыла запереть домик и скоро вернусь. Но, естественно, ни в какой домик я не отправилась, скорее наоборот — углубилась в лес, в сторону моего дупла, где, усевшись на поваленное дерево, взялась за изучение добычи, уже подозревая, что именно нашла.
Да, это были именно они — бумаги, из которых ясно следовало, что мсье Голльери имеет самое непосредственное отношение к распространению моуфри в Теннете, и если я что-то понимаю, то имеющейся в документах информации вполне достаточно, чтобы засадить его за решетку надолго. И это, безусловно, очень веский побудительный мотив для убийства. Дочитав последний листок, я присоединила папку к уже спрятанным в дупле бумагам и направилась обратно в учебный корпус. Несомненно, стоило поговорить с ректором, раз он сам меня позвал. Хотя в сложившейся ситуации я слабо представляла, что ему сказать. Вроде как необходимые улики на месте и пора триумфально идти в полицию да делить честно заработанное наследство, но что-то внутри меня говорило, что не стоит вот так сразу выкладывать все мсье Клеачиму.
Так ничего путного и не придумав, я вошла в здание, и тут же сбоку раздалось:
— Айлия, подождите.
Оглянувшись, я обнаружила прислонившегося к стене мсье Голльери и испуганно пролепетала:
— Слушаю вас.
Конечно, демонстрировать столь явную перемену в отношении не стоило, откуда профессору было знать, как много мы с драконом накопали, но что-то во взгляде лектора пробирало меня до мозга костей, заставляя испуганно съеживаться.
— Мне нужно поговорить с вами, — спокойно сообщил тем временем мсье Голльери, словно не замечая моей реакции. — Давайте пройдемся.
Прекрасная идея. Бродить по пустынным лесным тропинкам в компании человека, не так давно перерезавшего другому горло. Пусть даже за дело, в корне положения это не меняло.
— Может, здесь поговорим? — предложила я. — Занятия уже закончены, нам никто не помешает.
— Что такое? — фальшиво удивился лектор. — Неужели вы меня боитесь?
— А не должна? — в лоб спросила я, избегая взгляда собеседника.
Проигнорировав мой, в сущности, риторический вопрос, он поинтересовался:
— И как продвигается ваше расследование?
В ответ я рассеянно махнула рукой в неопределенном направлении, стараясь вести себя максимально естественно.
— Да так как-то. От сдачи убийцы в полицию мы с драконом достаточно далеки. — Ох, не стоило мне этого говорить.
Слышащий между строк собеседник криво усмехнулся и немедленно уточнил:
— Неужели вы никого не подозреваете?
Оглянувшись в пустынном коридоре, я убедилась, что помощи ждать неоткуда, и неуклюже попыталась походить вокруг да около.
— Ну почему же никого? Подозреваемых довольно много, но достойного мотива так и не нашлось. Лучший повод для убийства, что мы обнаружили, был у мадам Арно, но, не знаю уж почему, Зенедин поверил, что она не убивала.
Собеседник резко стукнул кулаком о кулак.
— Оставьте Гретель в покое, она совершенно ни в чем не виновата.
— Кажется, я уже сказала, что с нее сняты подозрения.
Сделав еще пару шагов в сторону окна, за которым уже сгущались сумерки, мсье Голльери перешел к основной части беседы.
— Айлия, я знаю, что вы врете. Вы выпытали из Адофа много сведений, ставящих меня под серьезное подозрение, да и Тьорк не устоял перед вашим напором. Но, поверьте, я не убивал Траэра.
— Верю, — тут же согласилась я, гадая, как скоро найдут мой труп. И почему я так и не сподобилась написать завещание…
Спутник остановился и, повернувшись ко мне, заговорил:
— Прекратите лукавить. Я же вижу, что вы подозреваете меня, и нельзя сказать, что у вас нет на то оснований. Похоже, придется рассказать вам, как обстояло дело в действительности. Вы готовы меня беспристрастно выслушать?
Возражать было глупо, и я покорно кивнула. Первый испуг прошел, меня до сих пор не прикончили и, судя по развитию беседы, дадут пожить еще немного, так что природное любопытство взяло верх, и мне стало даже интересно, каким именно образом мсье Голльери попытается убедить меня в своей невиновности.
— Как вы, наверное, уже знаете от Адофа, незадолго до убийства Траэр заявился ко мне с угрозами. Он продемонстрировал собранные им улики и потребовал плату за молчание. Я посоветовал ему не искать неприятностей, суя нос не в свое дело, и вернуться к книгам, в которых он понимает больше, чем в жизни. На первый взгляд мои советы вроде как принесли пользу, и Траэр успокоился, но вечером, накануне смерти, пригласил меня зайти. Я долго сомневался, но все же счел возможным согласиться и повторить аргументы еще раз. К сожалению, глупый садовник, не испугавшийся ливня, заметил меня, входящего в коттедж Траэра, да еще и язык не смог удержать за зубами, так что теперь мне приходится оправдываться перед вами, а я, бес все подери, ни в чем не виноват. Когда я уходил, определенно заявив Траэру, что ни пенни не выложу, он был живехонек.
Совершенно неубедительно, надо заметить. Должно быть, мое лицо отразило все сомнения, и преподаватель продолжал:
— Я не ожидаю, что вы поверите мне на слово, поэтому предлагаю честную сделку. Насколько я понимаю, за раскрытие убийства вы получите около пятидесяти тысяч марок. Это так?
— Не совсем, — возразила я, не очень понимая, к чему клонит собеседник. — Просто из наследства мсье Траэра мне выделят сумму для покупки собственного домика на берегу канала в Теннете.
— То есть, — прервал мои излияния собеседник, — как раз около уже упомянутых мной пятидесяти тысяч. Если же вы прекратите расследование, я выпишу вам чек на семьдесят тысяч марок, и хоть дом покупайте, хоть канал — дело ваше.
И как подобные предложения согласуются с недавним заявлением о невиновности? Невиновные люди не пытаются подкупить детектива. Я уже совсем собралась высказать это ждущему моего ответа лектору, но неожиданно пришедшая мне в голову мысль заставила несколько поумерить пыл и попробовать пересмотреть некоторые жизненные принципы. Собственно, почему я ввязалась в расследование? Поначалу исключительно из-за денег, это уже в Льоне меня охватил настоящий азарт сыщика. Так что мне мешает сейчас, когда убийца уже найден и самолюбие может почивать на лаврах, спокойно забрать предложенные деньги, сохранив таким образом жизнь и честное имя мсье Голльери. Ведь за убийство шантажиста сложно сильно осуждать: если человек решился вымогать деньги, то должен быть готов к такому повороту событий. Тем более странно смотрится такой поступок по отношению к собственному брату.
Но тогда получается, что убивать — это правильная в сложившейся ситуации самозащита. С моими взглядами, устоявшимися за двадцать пять лет, это шло вразрез, и, неуверенно посмотрев на все еще неподвижно стоящего мсье Голльери, я решительно покачала головой.
— Сожалею, но вынуждена отклонить столь щедрое предложение. Не думаю, что вам стоит бояться результатов расследования, если вы не убивали.
Сохраняя каменное выражение лица, собеседник поинтересовался:
— Вы совершенно уверены в принятом решении? Даже если я предложу сто тысяч марок за эту небольшую услугу?
Несмотря на то что на самом деле ситуация обстояла немного иначе, я собралась с духом и подтвердила:
— Да.
— Жаль, — только и бросил мсье Голльери, перед тем как развернуться и удалиться в направлении выхода из учебного корпуса.
Когда его спина скрылась за поворотом, я чуть не рухнула на пол и облегченно выдохнула. Все же моим нервам явно не идет на пользу общение с практически разоблаченным мною убийцей.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

загрузка...