ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Я, собственно, чего-то подобного и ожидала, но все же попробовала запротестовать:
— Погодите…
В этот момент, предварительно постучав, в дверь заглянула блондинка.
— Доктор Рич, пришла мадам Фрикс.
— Передай, что я приму ее через минуту, — ответил эскулап и, повернувшись ко мне, развел руками: — Очень сожалею, но работа ждет. Если у вас появятся еще вопросы, не касающиеся моей врачебной практики, заходите. — И он распахнул дверь. — Прощу вас, мадам Фрикс, проходите. Как самочувствие?
Мне ничего не оставалось, как покинуть кабинет доктора несолоно хлебавши. Оказавшись в приемной, я растерянно остановилась
— Выход там, — немного злорадно подсказала секретарша.
Недобро взглянув в ее сторону, я внезапно заметила, что карточка мсье Траэра так и валяется на столе.
Недолго думая, я спросила:
— Простите, а что это у вас на потолке? — и указала на дальний угол.
Блондинка послушно взглянула в том направлении, а карта мгновенно пролетела разделяющие нас два метра и оказалась зажата между моим боком и сумочкой.
— Я ничего особенного не вижу, — растерянно протянула секретарша.
Пожав плечами, я признала:
— Похоже, мне показалось. До встречи.
Как только я скрылась из зоны прямой видимости блондинки, то мгновенно схватилась за добычу. Толстенная стопка листов была густо исписана, но вот только я не смогла понять практически ни одного слова. К примеру, странице на десятой обнаружился предварительный диагноз — коллендия. Я о такой болезни отродясь не слышала. И все остальное в том же духе. Еще через пару страниц я окончательно пришла к выводу, что дальнейшее изучение карточки смысла не имеет, оседлала скурр и полетела назад, в библиотеку Академии.
Снедавшее меня любопытство было столь сильно, что я прогуляла и вторую лекцию. Около часа я листала различные медицинские справочники. Одна из найденных мной статей начиналась так:
«Коллендия — смертельная, крайне редко встречающаяся болезнь, поражающая по большей части людей с выраженными магическими способностями. Инкубационный период может длиться сколь угодно долго. Первыми симптомами можно назвать бессонницу, ночные кошмары и плохой аппетит. В дальнейшем больной полностью перестает спать и есть, его мозг отказывается функционировать в нормальном режиме. Около трех месяцев перед смертью больной проводит, уже не реагируя на внешние раздражители, попросту превращаясь в растение…»
Также там писалось, что заразиться этой болезнью практически невозможно.
Покончив со статьей, я откопала таблицу симптомов и анализов, с помощью которой можно было выяснить, сколько человеку примерно осталось жить. Сопоставив ее с информацией из карточки мсье Граэра, я тихо присвистнула — при самом благоприятном прогнозе похороны в Ауири состоялись бы через полгода.
Глава 4
В которой героиня с переменным успехом проводит допросы трех подозреваемых и в итоге сама оказывается под следствием
Толком осознав полученную информацию, я подавила первый порыв кинуться сообщить сногсшибательную новость Зенедину и попробовала немного подумать. Результатом внепланового раскидывания мозгами стала простая, по сути, мысль — для нас это ничего не меняет. Мсье Траэр погиб не из-за смертельной болезни, а по причине перерезанного горла, и деньги я получу вне зависимости от того, больным или здоровым он отправился на тот свет. Значит, расследование нужно продолжать. Но… но для начала стоило бы посетить практические занятия, а то риск остаться без защищенной научной работы вкупе с перспективой большой зарплаты уже начал приобретать вполне зримые очертания. Собравшись с духом, я встала, вернула охапку книг библиотекарю и отправилась постигать тонкости плетения заклинаний.
Одногруппники были несколько удивлены. Не знаю уж чем больше — мои утренним отсутствием или теперешним появлением. Все семеро немедленно обступили меня, расспросов избежать опять не удалось, а рассталась наша теплая компания лишь после ужина. Это, честно сознаюсь, меня довольно сильно порадовало, ведь убийство убийством, учеба учебой, но простые человеческие радости мне совсем не чужды, а в последнее время их как-то совершенно не наблюдалось, я была слишком занята, курсируя от пещеры дракона до Ауири, и теперь с удовольствием провела пару часов в дружеской компании. Но все хорошее быстро кончается…
В приемной ректора, куда я заглянула в поисках мадам Мэрион Хоури, ее не оказалось, лишь мсье Бьорек задумчиво парил под потолком, мурлыкая себе под нос какой-то старый мотивчик.
— Простите, мсье, — осторожно позвала я. — Вы не подскажете, где я могу найти мадам Хоури?
Медленно повернувшись в мою сторону, призрак открыл глаза и, растягивая слова, произнес:
— Если судить по времени, то у вас, Айлия, есть немаленький шанс застать ее дома. Все же даже правой руке ректора иногда надо отдыхать.
Хм… действительно. Я настолько привыкла видеть мадам исключительно в рабочей обстановке, что мне и в голову не пришло вообразить ее, мирно пьющей вечерний чай у камина.
— Спасибо, — поблагодарила я мсье Бьорека, который, начисто забыв про мое существование, вновь напевал, раскачиваясь в такт, и мне ничего не оставалось, кроме как, пожав плечами, отправиться в сторону коттеджа заместительницы ректора.
К счастью, дверь, у которой я вскоре оказалась, не была оборудована говорящим звонком, и после нажатия на панель я услышала лишь мелодичную трель, сообщившую хозяйке о моем появлении. Улыбаясь, мадам Хоури распахнула створку, но как только она увидела, кого занесла к ней в гости нелегкая, то немедленно приняла серьезный вид.
— Добрый вечер, Айлия. — И она отступила на шаг, давая мне пройти.
Вежливость, однако… Никаких тебе «зачем, почему». Нет, сначала впустить, обогреть, накормить, а потом уже переходить к делу.
— Будете чай? — словно эхом отозвавшись на мои мысли, спросила хозяйка, пододвигая тапки.
С удовольствием скинув новые тесноватые туфли, я влезла в пушистые шлепанцы из натуральной шерсти и кивнула:
— Да, спасибо.
Проведя меня на кухню, мадам Хоури, отказавшись от помощи, принялась собственноручно накрывать на стол, снуя между ним и шкафом, я же с любопытством рассматривала обстановку. Уютной ее было назвать сложно — все явно свидетельствовало, что основное назначение мебели — функциональность. Но легкие элементы кокетства присутствовали — к примеру, очень необычные занавеси из переплетенных белых и бежевых полосок и пара явно экзотических растений на подоконнике.
Наполнив чашки горячим напитком с ароматом лесных ягод и пододвинув ко мне вазу с печеньем, мадам поинтересовалась:
— Чему обязана? Думаю, не ошибусь, если предположу, что вы хотите расспросить меня об убийстве.
— Не ошибетесь, — подтвердила я, грея руки о теплую кружку. — Насколько мне помнится, мсье Траэр не пользовался вашей особой любовью, и очень бы хотелось разобраться в причинах этой неприязни.
Взгляд, который бросила на меня хозяйка коттеджа, добрым мог обозвать только отъявленный оптимист.
— Айлия, — поджала она губы. — Вам сколько лет?
— Двадцать пять, — ответила я, не очень понимая, какое это имеет отношение к делу.
— Отличный возраст. Вот лет через двадцать вы, возможно, поймете, откуда возникает необъяснимая неприязнь между мужчиной и женщиной. И очень прошу этой темы больше не касаться.
Закончив отповедь, она взяла в руки симпатичный керамический чайник, недоуменно оглядела почти доверху наполненные чашки, поставила его назад и почти миролюбиво осведомилась:
— Что еще вас интересует?
— Все, имеющее отношение к убийству мсье Траэра, — мгновенно отреагировала я, проглотив половинку печенья.
— А почему вы считаете, что я вам буду это рассказывать? — совершенно бесстрастно спросила хозяйка.
Я несколько опешила.
— Разве вы не хотите посодействовать разоблачению убийцы? А как же стремление к справедливости?
— Вы только что совершенно справедливо заметили, что в последнее время к Галю я не испытывала особой любви. Так почему я должна помогать искать человека, избавившего меня от его общества?
Лукавая улыбка помимо воли вылезла на мое лицо.
— Причин тому несколько. Первая вот. — Я вытащила из кармана распоряжение ректора и выразительно им помахала. — Это достаточно убедительно?
— Достаточно…— неохотно кивнула собеседница. — Но очень бы хотелось услышать об остальных побуждающих мотивах.
— О, один довольно прост. Как бы вы ни были благодарны убийце, все же жить бок о бок с человеком, способным перерезать другому горло… Лично мне будет элементарно страшно ходить вечерами в темноте.
На лице мадам Хоури мелькнула тень сомнения. Взяв чашку, она принялась вроде бы спокойно и даже немного безучастно прихлебывать чай, но было очевидно, что слова достигли цели и хозяйка поглощена размышлениями.
— Спрашивайте, — все же решилась она.
Сграбастав печенье, я перешла к первому из подозреваемых.
— Поведайте мне о мсье Голльери. Вам ведь, в силу специфики должности, наверняка известно практически все обо всех. — Немного лести никогда не повредит.
Сказанное заместительнице ректора явно понравилось — она не сдержала довольной улыбки.
— В целом да. Но вот мсье Голльери является в некотором роде исключением. Боюсь, особо ценной информацией о нем я не располагаю.
— Давайте проверим. При расследовании убийства могут помочь любые сведения. Тем более что не все способны на подобное и в прошлом преступника наверняка должно найтись что-нибудь этакое.
— Придется вас разочаровать. В детстве и отрочестве Килда нет ничего особенного. Хотя судить, конечно, вам, — добавила она. — Слушайте.
Родился мсье Голльери в Теннете, в очень благополучной семье известного ученого Эдварта Голльери. Далее все банально — няня, гувернантка, частная школа, лучший колледж, завершение образования в Высшей Академии Магии, успешная научная деятельность и возврат в нашу Академию, но уже в качестве преподавателя. Никаких темных пятен в его прошлом мне не известно.
— Погодите, — не смогла я скрыть удивления. — Он же прожил сорок лет. Так не бывает. У мсье Голльери были женщины?
— Конечно. — Мадам Хоури усмехнулась. — В двадцать семь он женился на нашей ученице, двумя курсами младше. Их брак оказался довольно удачным, но три года назад супруга неожиданно оставила мсье Голльери, сбежав с любовником в Кохинор.
— Это с тех пор у него такой приятный характер?
— Что вы, — махнула рукой хозяйка. — Суровый нрав Килд унаследовал от дедушки. Он был таким, сколько я его знаю.
Глотнув еще чая, я спросила почти что для проформы:
— А имя любовника жены мсье Голльери вы не помните?
Мадам Хоури покачала головой.
— Сложно помнить то, что никогда не было известно. Килд весьма неохотно распространяется о своем прошлом. Да и о настоящем тоже.
— Да уж. — Я вздохнула. — Полезной информации действительно немного. Но хоть о причинах, по которым мсье Траэр его невзлюбил, вы догадываетесь?.
— Возможно. Но, по-моему, вам нужны факты, а не догадки.
— Факты, это, конечно, хорошо. Но за их неимением сойдут и догадки.
Немного помявшись, заместительница ректора сообщила:
— Во-первых, как вы уже заметили, характер Килда не очень располагает к хорошему к нему отношению, а во-вторых, он достиг некоторых успехов там, где Галь потерпел полное поражение. — Тут рассказчица прервалась, но, заметив мой непонимающий взгляд, пояснила: — Килд тоже ухаживает за Гретель Арно, и с ним она не столь сурова.
Как интересно… Нити неожиданно сошлись. А я даже не догадывалась о теплых чувствах этих двоих.
Протянув руку, я взяла последнее печенье из вазочки и глотнула окончательно остывший чай, напрочь забыв об умении его подогреть.
— Раз уж мы коснулись этой темы, поведайте мне о мадам Арно.
— Какие-то странные вы выбираете персоналии для изучения, — заметила собеседница. — Неужели у вас действительно есть основания подозревать Килда или Гретель в убийстве? Но какой мотив?
Знала бы она, что я и ее подозреваю… Усмехнувшись, я ответила:
— Я пытаюсь раскрыть первое преступление, но уже твердо усвоила некоторые правила. Первое — это цепляться за все мелочи, и второе — совершенно никому не рассказывать о ходе расследования.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

загрузка...