ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Дело в том, что в Академии вчера произошло убийство преподавателя, а по условиям его завещания нашедший преступника получит сто тысяч марок, если же убийцу не обнаружат, все двести тысяч отойдут Академии. Вот я и подумала…
— Явиться сюда и разжиться капиталом без всяких усилий, — прервал меня Зенедин. — Понятно. А с чего вдруг я должен вам помогать? Из чистого альтруизма? Вынужден огорчить, но ничего подобного за мной ранее замечено не было.
— Я ведь уже предложила себя в собеседники. Этого недостаточно? И к тому же, вот учили вы девушек различным магическим ухищрениям, а что получили взамен?
Зеленый хвост с силой хлестнул по земле.
— Не надо сравнивать! Это были мои друзья.
— Да? — немного язвительно осведомилась я. — И где же теперь эти друзья? Что-то я не замечаю большого количества посетителей. — Для наглядности я покрутила головой по сторонам, но, кроме деревьев и все еще пугающей меня воды, ничего не обнаружила.
— Заткнись! — немного поздновато, поскольку я и так уже молчала, взревел дракон, вскочив с места.
— Вроде на «ты» мы еще не перешли, — несколько необдуманно высказалась я.
Опешив от такой наглости, Зенедин вновь сел и, обернув хвост вокруг лап, поинтересовался:
— И кого же убили?
— Мсье Галя Траэра, преподавателя основ природной энергии, — проинформировала я. — А мы с Фарькой обнаружили труп. — И, предвосхищая следующий вопрос, добавила: — Это тот самый оцелот, подарок от директора колледжа на окончание оного.
— От чего наступила смерть? — как заправский следователь продолжил допрос дракон.
— Ему перерезали горло в собственном бассейне.
— Да? А вы там как оказались? Если мне не изменяет память, студентам не положено находиться у бассейнов преподавателей. Или вас связывали интимные отношения?
Я чуть не свалилась с валуна.
— Он же старый! Ему больше пятидесяти!
— Я, стало быть, уже вообще полусгнивший труп? — фыркнул дракон. — Ладно, речь не о том. Если я правильно понял, между вами ничего не было. Тогда как же вы там оказались?
Я вздернула подбородок и ответила:
— Мсье Траэр попросил меня зайти. При этом не сказал зачем. Я думала, у него есть какое-нибудь поручение.
— Сам, говорите, попросил? А кто-нибудь может это подтвердить?
— Да, — кивнула я. — Фарька в этот момент сидел на моем плече.
— Крайне надежный свидетель, нечего сказать. И главное, объективный.
Вспылив, я заявила:
— Да что вы так прицепились к тому, как я там оказалась? Лучше скажите, поможете ли мне найти убийцу.
— Нет, — отрезал Зенедин, помотав для убедительности головой.
— Как нет?! Но, но я же… А с кем вы тогда будете разговаривать?
— Найдется кто-нибудь, — беззаботно махнул лапой дракон. — Кто не будет смотреть на меня как на источник дармовых ста тысяч марок или детективное агентство.
— Погодите, но я же…
— Вы повторяетесь, — с недовольством отметил собеседник. — Сформулируйте, пожалуйста, мысль получше.
Призвав на помощь все свое красноречие, я высказалась:
— Я совсем не хотела использовать вас как способ заработать эти деньги. Просто здраво понимая, что одной мне не справиться, я решила обратиться за помощью к магу, значительно более мудрому и опытному, нежели я. Да и мсье Бьорек считает, что вам это вполне по силам. Правда, — фыркнула я, — он рекомендовал вас в консультанты ректору.
Дракон усмехнулся.
— Здравая мысль. Рад слышать, что старый Бьорек не утратил ни толики своего ехидства. Ну, раз это с его подачи вы оказались здесь, придется…— я затаила дыхание, — дать вам несколько полезных советов касательно техники раскрытия преступлений.
Пройдя к краю обрыва, Зенедин улегся на фоне неба. Я невольно залюбовалась игольчатым силуэтом и чуть не пропустила начало импровизированной лекции.
— Во-первых, стоит выяснить, действительно ли произошло именно то, что кажется с первого взгляда. В нашем случае это убийство Галя Траэра.
— То есть? — непонимающе переспросила я.
Осуждающе фыркнув, Зенедин осведомился:
— Вы совершенно уверены, что произошло именно убийство и жертвой стал Галь Траэр?
— Конечно. Я ведь не слепая.
— Ну, хорошо, это я так, для проформы, — примирительно махнул он хвостом. — Теперь о главном. Думаю, вы догадываетесь, что людей и даже магов просто так не убивают. Для этого должна быть причина. То есть, — дракон приподнял кончик хвоста, — мотив. Вы должны очертить круг тех, кто получил от смерти Траэра выгоду. Причем выгоду практически любую. Даже банальный экзамен нельзя списывать со счетов. Это раз. Далее, возможность совершить убийство. Чисто физическая. Хрупкая женщина не в силах перерезать горло мужчине, значит, стоит поискать следы снотворного, а найдя, выяснить, откуда оно могло взяться. Кроме того, оружие. Это два. И третье, тоже довольно существенное — кто мог прийти ночью в коттедж мсье Траэра?
— Да кто угодно, — скривилась я. — Любой житель городка, да и до Теннета не ахти как далеко. Так что ваш третий пункт мне не очень поможет.
— Тут вы правы, — кивнул Зенедин. — Но и первых двух вполне достаточно. Причем если для обнаружения мотива следует подумать головой, то вопрос с оружием чисто практического свойства. Беритесь за то, что кажется поначалу более привлекательным. — И с чувством выполненного долга дракон зевнул, пристраивая голову на лапах.
— Погодите, — забеспокоилась я. — Но я не представляю, как за это браться.
— Учитесь. Пробуйте, — закрыв глаза, пробормотал дракон и показательно захрапел.
Посидев еще пару минут, я слезла с камня и пошла к городку, находясь в легкой прострации.
Подобного исхода я совсем не ожидала. Прочитать мне лекцию и выставить восвояси? С негодованием я оглянулась на старого дракона, спящего на берегу. В этот момент он приоткрыл один глаз и пробормотал:
— Знаете, а чешуя драконов в точности совпадает с цветом их глаз в человечьем обличье. — И Зенедин вновь засопел.
— Что это было? — поинтересовалась я у ближайших деревьев. Ответа не прозвучало, и я продолжила поход, перебираясь через корни и перепрыгивая ямы.
На полпути впереди раздался странный шум. Спрятавшись в кустах, я увидела, как ректор Клеачим, подгоняемый призраком его жены, неуклюже продвигался туда, откуда меня только что выставили. Да уж, дракон будет рад такой компании, сомнений нет…
Глава 2
В которой героиня впервые осторожно ступает на детективное поприще и тут же попадается с поличным, привидения ведут себя подозрительно, а дракон, получив взятку, меняет отношение к ситуации
Оказавшись вечером дома, все еще под впечатлением от внушительной взбучки, полученной за опоздание на практические занятия, я прямиком направилась к холодильнику. Хоть готовить что-то выдающееся и не было никакого настроения, но поесть следовало, тем более что Фарька, прочно обосновавшийся на моем плече, неустанно об этом напоминал. Соорудив нам обоим по бутерброду, до боли смахивающему на Пизанскую башню, и плеснув молока себе в стакан, а прожорливому зверю в блюдце, я уселась за стол, вооружившись листком бумаги и пером. Обеими руками вцепившись в сандвич, я пристально посмотрела на перо, и оно, послушно воспарив над бумагой, расчертило ее на две части, озаглавленные «мотив» и «оружие». Пункт «возможность» я решила пока не рассматривать как малосущественный. Перо замерло, наклонившись в мою сторону.
— Все правильно, — подтверждающе кивнула я с набитым ртом.
— Так, что там у нас с мотивом? Первое — деньги. Как показало завещание, они у мсье Траэра имелись, причем немалые, а это вполне могло послужить причиной его трагической смерти. Значит, в круг подозреваемых мы включим руководство Академии. «Урио Клеачим, Мэрион Хоури» — послушно вывело перо. Прочих членов совета пока рассматривать не будем, все же они прямого доступа к средствам Академии не имеют. Идем далее. Вполне возможно, что родственники покойника не подозревали о тонкостях завещания, искренне ожидая получить в результате его смерти наследство, и если кому-то из них срочно понадобилась крупная сумма денег… «Родственники» — нацарапало перо и после небольшой заминки добавило знак вопроса.
Какие еще есть мотивы? Месть? Карьера? Откусив от Пизанской башни, я перешла ко второй части листка. Тут понятно было лишь одно — оружием послужило что-то режущее.
— Гениальная мысль, правда, Фарька?
Оцелот, сосредоточенно жевавший, не обратил на мои излияния ни малейшего внимания.
— Ну и ладно, — обиженно отмахнулась я. — Справлюсь как-нибудь одна.
Прогресса, несмотря на мои уверенные заявления, пока не наблюдалось.
Неплохо бы, конечно, узнать, не был ли мсье Траэр действительно усыплен перед убийством. Хотя… если вспомнить бардак, который я застала у него в спальне… Картина более напоминала последствия ожесточенной борьбы.
Стоп! Поняв, что вскоре окончательно запутаюсь, я глотнула молока и решила все же попытаться сформулировать ситуацию получше.
Значит, вариантов происхождения бардака в спальне мсье Траэра всего три. Первый — он всегда такой неаккуратный, второй — это все же следы борьбы, предшествующей убийству, и третий — отправив хозяина на тот свет, помещение обыскали. И в двух из трех вариантов вполне могло иметь место снотворное. Короче, ясно, что ничего не ясно.
— И что мне теперь делать? — откинувшись на спинку стула, жалобно вопросила я.
— По'ти и посмо'еть, — немедленно откликнулся закончивший ужин Фарька.
Я подняла на него глаза.
— Интересная мысль. А как я попаду внутрь?
Оцелот насмешливо фыркнул и вскочил мне на плечо.
— Что ж, — вздохнула я. — Ответ предельно ясен.
Погладив пушистого попутчика, я убрала остатки еды, отправила посуду мыться и, непонятно зачем осторожно выглянув наружу, вышла на улицу.
Соблюдая разумную осторожность, я достигла коттеджа мсье Траэра со стороны внутреннего дворика. Калитка оказалась закрыта, и я, вспомнив далекое детство, перемахнула через забор. К счастью, во дворе никого не оказалось, а то хорошо бы я смотрелась, приземлившись в теплые объятия проводящей обыск полиции. Тоже мне, великий начинающий детектив.
Стараясь не повторять прошлых ошибок и вообще проявляя всякую осторожность, чему немало помогали сгущавшиеся на глазах сумерки, я подошла к задней двери, дернула ручку и констатировала:
— Заперто. — Затем, не мешкая, вытащила из уха сережку, которую носила со времен бродячих торговцев просто по привычке, без какой-либо практической цели, в считанные секунды вскрыла замок, очень напоминающий бутафорский, и скользнула внутрь.
Постояв с пару минут, чутко прислушиваясь, я решила, что горизонт чист, и приступила, собственно, к обыску.
Осложнялась моя задача тем незначительным фактом, что я с трудом представляла вещь, которую неплохо бы найти. Бутылочку из-под снотворного? Нож? Визитку, случайно оброненную убийцей? И, безусловно, все это не в силах оказались отыскать полицейские. Правдоподобное предположение, нечего сказать…
Да, похоже, сыщика, увлеченно ползающего вокруг места преступления с лупой, из меня не получится — одна перспектива методично заглядывать во все щели нагоняет тоску.
— Пожалуй, стоит подумать, — пробормотала я себе под нос— Фарь, ты как считаешь?
Оцелот высунул из-под дивана перепачканную в пыли мордочку, подтвердил:
— С'оит, — и нырнул обратно.
Хорошо, будем думать. Итак, полиция, конечно, все обыскала, и считать, что они полуслепые идиоты, мы не будем. Значит, имеет смысл рыться лишь там, куда при беглом осмотре заглянуть невозможно. К примеру — все бумаги мсье Траэра они точно не перебирали. Окрыленная этой мыслью, я направилась в глубь коттеджа, а зайдя в кабинет лектора, поразилась контрасту. В отличие от полностью разгромленной спальни, тут царил порядок. Книги на полках стояли строго по размеру, а бумаги на столе были сложены в аккуратные стопочки.
Сложно придумать лучшее начало, чем рабочий стол, — с оптимизмом я уселась в кресло, стоящее в углу у окна, и принялась выдвигать ящики, тщательно осматривая все бумажки. Через час пришлось признать — ничего. Полный ноль, без всяких признаков палочки.
— Так же не бывает, — вслух пожаловалась я. — Не может содержимое стола сплошь состоять из одних деловых документов.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

загрузка...