ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Дракон, наконец заметивший выражение моего лица, почти участливо поинтересовался:
— Что, опять плохо?
Я кивнула.
— Так не пойдет. Надо привыкать.
— Поделитесь методами, если не сложно, — довольно резко огрызнулась я, находясь не в самом миролюбивом расположении духа.
— Основной метод довольно прост — опыт и тренировки. Но для начала попробуй мысленно окружить себя защитной сеткой, должно помочь.
— А не проще убрать это, как в первый раз? — жалобно поинтересовалась я.
Дракон укоризненно покачал головой.
— С точки зрения сиюминутной ситуации, безусловно, проще. Но это абсолютно недальновидно. Тебе же и в дальнейшем придется пользоваться подобными заклинаниями, и нельзя каждый раз приходить в нерабочее состояние.
Я несколько удивленно взглянула на собеседника.
— Я, в общем-то, не собираюсь часто прибегать к столь радикальным мерам.
— Ты не болтай, а последуй совету умного волшебника.
Закрыв глаза, я старательно представила рыболовную сеть, покрашенную в цвет молодой листвы, и набросила на себя, укутав от макушки до кончиков пальцев на ногах. Стало немного лучше, и я расслабленно улыбнулась.
— Получилось? — осведомился Зенедин. — Вот и хорошо. А теперь расскажи, что ты имеешь против использования черной магии.
— Умный вопрос, — не сдержалась я. — А что вы имеете против убийств себе подобных?
— Ты это серьезно? — Круглые глаза дракона стали еще круглее.
— Вполне. Черная магия никого до добра не доведет. От нее один вред.
— Особенно, — заметил собеседник, — сейчас, когда ты, совершенно не виновный в убийстве человек, обманула полицию, сняв трайсер.
— Но я же не сделала ничего плохого!
— Вот! — Зенедин даже привстал с места. — Об этом и речь. Не бывает плохих или хороших заклинаний, бывают плохие или хорошие цели. Это как с кухонным ножом — можно нарезать им хлеб для голодного друга, а можно чье-то горло перерезать. Нож в данной ситуации лишь инструмент. Так и с магией.
— С такой точки мне смотреть еще не приходилось, — созналась я. — А почему тогда возникает этот ужасный осадок? Если я не делаю ничего страшного, то почему мне становится плохо?
— Увы, но на этот вопрос я тебе не смогу ответить. Уже несколько сотен лет некоторые ученые бьются, пытаясь разрешить задачку, но безуспешно. Самых популярных версий две. Первая — один из давным-давно живших волшебников, слишком сильно разделяющий черное и белое, отобрал все неподходящие, на его взгляд, заклятия и наложил на них чары. С той поры каждый, кто творит черное волшебство, вынужден за это платить.
— А вторая версия?
— Она значительно прозаичнее. Вот представь — если ты порежешь ножом хлеб, то ничего не случится, если же убьешь человека — то будет лужа крови и угрызения совести. В случае с магом эти угрызения и создают неприятную ауру. А со временем маг привыкает, и совесть перестает его мучить.
— Довольно неубедительно, — пробормотала я.
— Не нравится — можешь посвятить свою жизнь поиску ответа на этот вопрос, — огрызнулся Зенедин. — Я не исключаю, что у тебя это получится лучше, чем у многих до сего момента.
Пожалуй, стоит обдумать на досуге это предложение. Правда, вот досуг в ближайшем будущем как-то не планируется, сплошные убийства.
— Кстати, об убийствах. — Успокоившись, дракон улегся. — Ты уже придумала, как расставить ловушку для убийцы мадам?
— Да. Нужно написать письмо примерно следующего содержания: «Если вас интересует, как избавиться от проблем, приходите туда-то тогда-то».
— Идея неплоха. Но теперь представь, что все знакомые Жанет, как страдающие без наркотиков, так и просто те, у которых не все хорошо в жизни, ринутся к тебе валом. Как ты будешь среди них искать преступника?
Я замялась. Как-то подобные мысли без помощи Зенедина в мою голову не приходили. Мне явно рановато пока пускаться в свободное плавание по водам дедуктивных расследований. Но, сочтя момент не очень подходящим для углубленного самоанализа, я понуро взглянула на собеседника и признала:
— Хороший вопрос. Тогда надо как-то изменить текст, чтобы было понятно, что речь идет только о покупке.
Зевнув, дракон изрек:
— Люблю, когда мысли напарника текут в правильном направлении. Давай порассуждаем вместе.
Предложение мне понравилось. Я довольно улыбнулась и выразила полнейшую готовность к сотрудничеству. В результате нам удалось соорудить вполне приемлемый текст: «Начинающий предприниматель интересуется пропавшим имуществом Жанет Моризо. Предложения шлите на адрес А12-ДЕ24» (это номер почтового ящика Дэйва, который он арендовал на главном почтовом отделении Теннета, а у меня был к нему доступ). К счастью, аренда ящиков — дело анонимное: приходишь, платишь и пользуешься, так что вычислить меня таким образом было совершенно невозможно. Зенедин, правда, пытался перестраховаться и уговаривал меня обзавестись новым ящиком, но я смогла убедить его, что это значительно опаснее, ведь вряд ли кто-то помнит про Дэйва, а меня могли и заметить.
— Да, — усмехнулся дракон, услышав подобный аргумент. — Ты девушка красивая, мужчины должны обращать на тебя внимание. А молодой человек имеется?
— Что это за вмешательство в личную жизнь? — с шутливой угрозой поинтересовалась я. И, вздохнув, добавила: — Есть один, но он уже женат.
— Для тебя это проблема? — удивился Зенедин.
— Жена — нет. Но там еще и ребенок. К сожалению, Георг — не вариант, как бы мне ни хотелось оказаться с ним рядом. Так что, если не сложно, давайте закроем эту тему.
— Нет проблем. Тогда иди и пиши письма, — распорядился дракон, устремив взгляд на бушующую воду. Неужели обиделся?
— Да, — неожиданно подпрыгнул Фарька, до сих пор мирно лежащий на моих коленях. — До'ой.—Он устроился на плече в полной боевой готовности.
— Слышала? Твой зверек скоро совсем одичает. Ступай уже, ужин ждет.
Точно обиделся. Ну и ладно, я тоже так могу.
— До встречи, пойду ловить убийцу.
Ответа не было, и, развернувшись, я двинулась к дому. Честно говоря, ощущение было двойственное. С одной стороны, обижать дракона мне совсем не хотелось, но и раскрывать душу, выплескивая чувства и эмоции малознакомому оборотню, я была совершенно не готова. Может, повернуть обратно и все объяснить? Задаваясь этим вопросом, я дошла до дома, ругаясь на все лады, поставила чайник и засунула в гриль мясо.
Пока все готовилось, я залезла на подоконник и принялась перелистывать записную книжку Жанет Моризо, изучая фронт работ. В результате обнаружилось шестьдесят три адреса, и перспектива провести вечер за строчением писем предстала передо мной во всей красе. Услышав сигнал, призывающий меня слопать вкусный ужин, я встрепенулась и отправилась немного подкрепиться перед тем, как закидывать в наркоболото столицы удочку с собой в роли червяка.
Глава 6
В которой героиня все же закидывает крючок для поимки второго убийцы, раскрывает небольшой заговор среди привидений, помогает садовнику пересаживать тыквы и пролетает мимо мороженого
На следующее утро я выбралась на крыльцо, таща в руках постоянно стремящуюся рассыпаться охапку писем. Поскольку выдался долгожданный выходной, да еще на редкость теплый и солнечный, я решила несколько ускорить процесс доставки приманки к адресатам и отвезти вчерашнюю писанину непосредственно в главное почтовое отделение, да заодно и абонентский ящик проверить на предмет весточек от Дэйва. Кое-как упаковав письма в рюкзак, я подозвала Фарьку (обещания нужно выполнять… иногда) и, после того как он уютно устроился у меня на плече, оседлала скурр и взлетела в голубое, совершенно безоблачное небо.
Находясь в прекрасном расположении духа и не желая искать неприятностей, правил движения нарушать я не стала, послушно расположившись над дорогой. Час стоял довольно ранний, и большая часть потенциальных желающих попасть в выходной в Теннет еще мирно дрыхла, но несколько скурров вместе со своими хозяевами уже двигались в столицу; по делам или без оных.
— Доброе утро, — неожиданно послышалось сзади, и Джо, поравнявшись со мной, полетел рядом.—Отличный скурр.
— Спасибо. — Я польщенно улыбнулась. — Брат подарил на день рождения, до этого я передвигалась на старой скрипучей развалине.
— Правильный у тебя брат, завидую. Как, кстати, продвигается твое детективное расследование? Уже нашла преступника? — съязвил Георг.
— Практически, — лукаво ухмыльнулась я. — Но все равно буду благодарна, если ты поделишься информацией. Ты сам-то кого-нибудь подозреваешь? Что говорят про убийство на старших курсах?
— Честно? Что тебе не справиться, ведь если бы это было просто, то полиция давно арестовала бы преступника и заполучила денежки мсье Траэра. Но лично я так не считаю, — поспешно добавил он. — Да и способности Зенедина преуменьшать не стоит, его опыт дорогого стоит.
Что ж, ничего нового. Такое мне уже не раз приходилось слышать на протяжении лет примерно двадцати трех. И все, утверждавшие, что я не смогу, не справлюсь, не выдержу, позже извинялись. Самым приятным из воспоминаний было покаянное лицо директора школы, которую я, придя необразованной бродяжкой, закончила лучшей ученицей. Вручая мне диплом, а меня Дэйву, мадам Пролизьени хмуро сообщила:
— Если Айлия не продолжит образование, это будет просто преступлением. Я написала ей блестящие рекомендации
— Айли, — неожиданно подскочил у меня на коленях оцелот. — Следи за дорогой, а то вместо столицы окажемся в больнице.
Очнувшись от задумчивости, я поправила полет скурра, чтобы он не задевал за ветки растущих на обочине платанов, и повернулась к Джо, на чьем лице блуждала его стандартная полуулыбка-полуухмылка
— Насчет оценки своих способностей я все поняла. А касательно личности преступника есть какие-нибудь соображения?
— Да ничего особенного, — пожал он плечами. — Основные версии примерно такие: убийство из-за наследства, мадам Хоури вне себя от ревности наняла киллера, он и пришиб мсье Траэра. Хотя призрак Бьорека с нами не согласен. Он утверждает, что мы мыслим банально и скучно.
Где-то я уже слышала подобные, отнюдь не беспочвенные, но порядком поднадоевшие обвинения. Хотя одну ценную идею Джо мне все же подбросил — из его слов следовало, что мсье Бьорек явно что-то затевает и с ним стоило бы поговорить.
— Тебе не надоело разговаривать об этом убийстве? — прервал спутник мои размышления. — Смотри, какой замечательный день. Давай сходим в парк, побродим, поедим мороженого.
Мысль сама по себе была неплоха, да и столь любимое мной кокосовое мороженое я давно не ела. Но…
— Джо, неужели у тебя в городе нет никаких дел? Ты туда летишь просто отдохнуть и повеселиться?
Георг немного смутился.
— Вообше-то мне есть чем заняться.
— Представляешь, мне тоже. Так что давай все же не будем бестолково убивать столь ценное время, его и так мало. Мороженое поесть можно вечером в Ауири. Надеюсь, ты в ладах с замораживающим заклятием?
— Не беспокойся об этом, — самоуверенно изрек Джо, ехидно щуря глаза. — Получишь самое холодное мороженое в мире. Кокосовое сойдет?
Удивленно глядя на провидца во все глаза, я медленно кивнула и тут же чуть не слетела на землю, зацепившись подолом юбки об очередную ветку. К чести Джо, он даже не подумал смеяться, как наверняка сделал бы Эльрон, и уж тем более испуганно охать наподобие Мэрион. Спутник мгновенно метнулся в мою сторону и вниз, будучи в полной готовности ловить потерявшее опору тело. Я же, в мгновение ока восстановив равновесие, взмахнула головой, убирая разметавшиеся по лицу волосы, и поспешила успокоить несостоявшегося спасителя.
— Не волнуйся, а привыкай. Я постоянно за все цепляюсь, но никогда не падаю.
— Забавная привычка.
Я шутливо погрозила Джо.
— Ничего забавного. И неужели у тебя нет своих маленьких слабостей?
— Уела. Сдаюсь. — Он поднял руки.
— И какие же? — снедаемая любопытством, поинтересовалась я. — Читать перед сном по одной умной книжке за вечер?
Георг расхохотался в голос, чуть не расставшись со своим стареньким и жалобно поскрипывающим в воздухе скурром.
— Практически угадала. Нет, я играю на результаты спортивных соревнований и сам немного принимаю ставки.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

загрузка...