ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

От страха разоблачения думать не в состоянии?
Хм… похоже, дриада сильно напугана, раз пропускает мимо ушей все мои грубости. И на этот раз она, не моргнув глазом, поправила волосы и спросила:
— Мы идем или как?
Не оставшись в долгу, я развернулась и молча пошла в глубь парка, направляясь к реке. Через несколько шагов мадам Арно осведомилась:
— А дракон не рассердится, что мы потревожили его в столь поздний час?
Еле слышно фыркнув, я ответила:
— Думаю, нет, в крайнем случае поджарит чуть-чуть, ничего страшного, — и, коротко рассмеявшись, пошла дальше, то и дело спотыкаясь о невидимые в темноте корни.
Зенедин, как водится услышавший мое приближение, решил не производить сокрушительного впечатления на мою спутницу и встретил нас, развалившись на излюбленном краю обрыва.
Одного взгляда ему хватило, чтобы примерно понять обстановку.
— М-да, — рыкнул оборотень. — Я всегда считал, что алкоголь для людей чрезвычайно вреден. Надеюсь, дамы, вы добрались благополучно?
Дриада просто кивнула, я же проворчала:
— Да, конечно, но вообще-то не мешало бы проложить более удобную тропинку.
— Учту на будущее. Присаживайтесь, мадам, — пригласил он мою спутницу, подогрев ей мой (мой!)валун. — Да, и ты тоже. Подушка в пещере.
Оскорбленно вскинув голову, я все же вытащила подушку и плюхнулась на нее. Ну… сначала, конечно, мимо, но со второй попытки получилось.
С трудом сдержав смех, Зенедин оглядел нас.
— Вижу, дамы, вам вполне удобно. Итак, что вас привело сюда? Вряд ли желание со мной потанцевать.
Какой-то дракон сегодня подозрительно разговорчивый, совсем не похожий на того нелюдимого монстра, о котором нам рассказывал мсье Голльери.
— Дело в том, — заговорила дриада, — что Айлия обвинила меня в поджоге детского дома, в котором я выросла, и убийстве Галя Траэра.
— А разве это не так? — немедленно влезла я.
Фыркнув в меня клубом дыма, отчего я закашлялась и временно утратила способность видеть, Зенедин преувеличенно вежливо обратился к дриаде.
— Давайте для начала выясним факты. Из слов Айлии я понял, что после пожара в детском доме ваше поведение сильно изменилось и вы превратились в нелюдимую девочку. Затем же подняли на ноги половину детективов Льона, чтобы отыскать пропавшего соприютника, а обнаружив, что он работает в Академии Магии, немедленно устроились сюда на работу, в результате чего мы имеем труп волшебника, к которому вы питали весьма негативные чувства. Я все верно излагаю?
— В общем, да, — вынуждена была согласиться мадам Арно. — Но из этого ничего не следует.
— Пытаетесь убедить меня, что это все простое совпадение?
— Смотря что. — Было видно, что мадам Арно судорожно пытается взять себя в руки. — Его смерть уж точно ко мне не имеет отношения.
— Но вы хотели ее? Желали уничтожить Траэра?
— Да! — неожиданно резко выкрикнула дриада. — Да, хотела! — И, уронив голову на колени, разрыдалась.
Зенедин сразу же предостерегающе взмахнул хвостом, чтобы я не вздумала как-то выражать свое сочувствие. Подчинившись, я осталась сидеть на подушке и довольно долгое время слушала звуки ночного леса вперемежку с всхлипами дриады. И, замечу, шум бурлящей воды, редкие плески рыб, неугомонное птичье общение и шорох старой сухой травы под чьими-то невидимыми лапками нравились мне значительно больше. Со временем слезы утихли, мадам Арно вытерла заплаканные глаза и, вымученно улыбнувшись, извинилась:
— Простите, не сдержалась.
— Ничего страшного, — успокаивающе произнес Зенедин, незаметно пододвигаясь таким образом, чтобы практически загородить меня и создать впечатление приватной беседы. — Со всеми бывает. Чувства и эмоции нельзя слишком долго таить в себе, это ни к чему хорошему не приводит. Итак, вы успокоились?
— Да, — кивнула дриада.
— Тогда самое время поговорить спокойно. Насколько я понял, вы собирались убить Галя Траэра, но не успели. Чем же он вам насолил?
— А вы даже не догадываетесь?
— Я, безусловно, догадываюсь. Даже просто знаю. Но хотел бы услышать все из ваших уст.
Интересное что-то здесь происходит. Раньше за драконом не замечалось склонности к прямой лжи, а значит, он действительно знает, что произошло в далеком прошлом между маленькой Гретель Арно и Галем Траэром, носящим в те времена другое имя. При этом я пребываю насчет тех давних событий в полнейшем неведении… Возможно, стоило немного поразмыслить на досуге, вместо того чтобы посвящать столько времени прическе для бала?
Пока я предавалась самобичующим мыслям, дриада вздохнула, обхватила руками колени и заговорила:
— Я никому и никогда об этом не рассказывала, но раз вы все равно все знаете… Давным-давно я, гуляя на опушке леса у приюта, обнаружила в траве маленького, раненного соколом мышонка с очень необычным окрасом шкурки — он был светло-бежевым, только хвост и мордочка темные. Он беспомощно лежал в траве и плакал. Схватив находку в ладошку, я бегом кинулась в мамин кабинет, чтобы она вылечила рану на его шее. Мамы в кабинете не оказалось, но я застала там Эмиля, читающего какие-то листки. Когда я спросила, что он тут делает и где мама, он взглянул на меня совершенно диким взглядом, наорал и выбежал вон, отбросив бумаги. Забравшись на кресло, где мне иногда позволялось сидеть, я решила подождать маму и от нечего делать начала читать один из листков, выкинутых Эмилем. — Тут мадам Арно подняла голову. — Я по сей день помню его содержание практически наизусть. — Закрыв глаза, она принялась излагать по памяти: — «Дорогой сынок. Надеюсь, мадам Арно выполнила мою просьбу и передала это письмо в день твоего шестнадцатилетия. Прости, что не сообщала о себе раньше, но мы с бабушкой сочли, что это будет правильно. Я очень тебя люблю, но обстоятельства сложились таким образом, что я вынуждена тебя оставить, надеюсь, в приюте тебе понравится. По всем отзывам, это лучшее место в стране. Сынок, я буду очень по тебе скучать и надеюсь, что ты приедешь меня навестить. Твоя любящая мама, Сара Этони». Дриада замолчала, глядя прямо перед собой невидящим взором, и Зенедин вынужден был спросить:
— А что было во втором листке?
После паузы мадам Арно ответила:
— Сообщение от одного из советников Теннета, повествующее о трагической смерти в водах Каппы матери Эмиля. Правда, фамилия у нее была уже другая…— Она наморщила лоб. — Нет, не помню.
— Это пока не объясняет, почему вы желали Траэру смерти, — очень мягко уточнил Зенедин.
Вздрогнув, мадам Арно обхватила себя крепче, словно защищаясь от призраков прошлого, и продолжила:
— Мышонка мама подлечила и до полного выздоровления поселила у меня. Через пару дней поздно вечером ему стало хуже, и я пошла искать маму, чтобы она что-нибудь сделала. В смежной комнате ее не обнаружилось, и я направилась в кабинет, находящийся неподалеку. Тогда строение приюта было еще другое, и кабинеты администрации находились в том же крыле, только на первом этаже. Спустившись по лестнице, я увидела, как мимо, в сторону кабинетов прошел Эмиль, и, испугавшись, спряталась за дверью, наблюдая за ним в щелку. — Голос дриады сорвался. — Я увидела, как он поджег мамин кабинет. Я слышала, как она кричала, но была так напугана, что не могла стронуться с места, просто сидела и дрожала. Лишь когда пламя разгорелось во всю силу, обитатели приюта проснулись и принялись бегать туда-сюда с ведрами воды, я очнулась. Сама не помню, как я выползла из своего укрытия и вышла на улицу, выпустить мышонка, чтобы он не сгорел. Там меня и нашла мадам Шеремета. — Повисла пауза… Наконец, спустив ноги с камня и даже чуть расслабившись, дриада с вызовом спросила: — Теперь вам все ясно?
— Мне и до этого было ясно, — сознался дракон. — Что-то подобное я и предполагал.
— Тогда, надеюсь, глупости с обвинением меня в убийстве закончены и я могу идти?
— Не спешите. Раз уж вы все равно здесь, ответьте на несколько вопросов.
— Давайте, — вздохнув, согласилась дриада.
Честно говоря, вопросы были и у меня, но из-за спины дракона задавать их было чрезвычайно неудобно, пришлось молча слушать. В конце концов, Зенедин старше, мудрее и лучше меня знает, какие вопросы нужно задавать свидетелю. Будем учиться да наматывать на несуществующий ус.
— Скажите, Гретель, детективное агентство, в которое вы обратились, сообщило вам только место пребывания объекта или еще снабдило информацией о его жизни?
— Понимаете, я никогда не отличалась особым достатком, соответственно и заказать толковое расследование я не могла себе позволить. Мне сказали лишь имя и место пребывания. Такая у нас была договоренность.
— Жаль. Но, возможно, пообщавшись с Траэром в Академии Магии, вы в состоянии предположить, по какой причине его убили?
Дриада молча покачала головой, но Зенедина это ничуть не обескуражило, и он продолжал:
— Мой вопрос, вероятно, покажется вам странным, но не отвечайте сразу, подумайте. Не замечали ли вы неприязни со стороны Траэра к другим обитателям городка? Не было ли конфликтов, угроз?
Мадам Арно, выполняя просьбу, некоторое время молчала, морща лоб, затем снова мотнула распущенными волосами:
— Нет, ничего подобного не припоминаю. А какое это имеет отношение к его убийству?
— По всей видимости, никакого. Так, была одна мыслишка.
Ага, и тут врет. Я нисколько не сомневалась, что Зенедин почти наверняка знает, кто виновен в преступлении и какой был мотив, и просто ищет неопровержимые доказательства, попутно мороча мне голову и обучая думать. Практик-любитель на мою голову.
— И последний вопрос. Вспомните, пожалуйста, видели ли вы в вечер убийства у своего коттеджа садовника, Тьорка.
После небольшой заминки дриада кивнула.
— Да. Мы вместе сажали маргаритки. Но он ушел около восьми часов, сославшись на другие дела.
— И не возвращался? Вы уверены?
— В такой ливень ни в чем нельзя быть уверенной, но я довольно долго сидела под дубом на лужайке. Видите ли, я люблю дождь. И до полуночи я у своего коттеджа никого не заметила.
— Что ж. — Зенедин поднялся и сладко потянулся, огласив окрестности оглушительным треском суставов. — Спасибо за помощь и извините, что пришлось расстроить вас, разворошив воспоминания, но иначе наш начинающий детектив ни за что бы не поверил, что вы тут ни при чем.
Замечу, что после всего услышанного я в невиновность мадам Арно верила еще меньше, чем раньше.
— Ничего страшного. — Не очень искренне улыбнувшись, дриада встала и, попрощавшись, скрылась в зарослях.
— Кстати, — рыкнул дракон вслед. — Я бы на вашем месте не стал близко общаться с Килдом Голльери.
— Это еще почему? — заинтересовалась я. — Что, все же мсье Голльери перерезал горло своему коллеге? Кстати, сомневаюсь, что мадам Арно услышала ваше заботливое предупреждение.
— Перестань гадать на кофейной гуще. Или лучше развлекайся и проспись. А еще раз заявишься ко мне в подобном виде — скину в реку. Тьфу!
— Ну и ладно. — Обидевшись, я в молчании ретировалась.
Когда я вернулась на поляну перед Академией, там все еще вовсю веселились обитатели городка вкупе с приглашенными гостями. Сграбастав с одного из столов пару слоеных пирожков с брынзой и зеленью, я прошла в зал, где обнаружила совершенно нетрезвого Георга. Заметив мое появление, он отделился от группы приятелей и, подойдя ко мне, собственническим жестом обхватил за талию.
— Пойдем потанцуем.
Хоть я никогда не любила общаться с пьяными мужчинами, но противиться не стала. Причин тому было две — во-первых, мне нравилось танцевать с Джо, а во-вторых, даже в таком виде он сохранял свою совершенно неуловимую притягательность. Мне просто хотелось быть с ним рядом, чувствовать его руки на своем теле, глядеть в насмешливые глаза… Короче, я пошла танцевать, пить пунш и вообще превесело проводить время.
Около пяти утра Георг с трудом открыл дверь своего домика и, впустив меня внутрь, провел прямиком в спальню, где, даже в полном сумраке, я сумела разглядеть с утра не застеленную двуспальную кровать.
Пока я осматривалась, стоящий у тумбочки Георг расстегнул и снял рубашку.
— Иди сюда, — настойчиво позвал он, протягивая руку.
— Погоди, — остановила я, — дай хоть туфли сниму.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

загрузка...