ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— А дальше что? Предупреждаю, я наверняка споткнусь.
— Не переживайте, — буркнул спутник. — Это не проблема.
И меня, подхватив на руки, понесли вверх по лестнице. Наконец все закончилось, мои ноги оказались на твердом полу, и в качестве небольшой демонстрации я, прошептав пару слов, вернула своим глазам способность видеть.
Комната, в которой я оказалась, хм, немного удивляла. В первую очередь тем, что огромные, почти во всю стену окна были плотно занавешены, Причем меня терзали некие сомнения насчет того, что единственной целью дизайнера было помешать мне выглянуть на улицу, скорее уж, это просто являлось одной из деталей, создававших нужную атмосферу удаленности от остального мира. Да и назвать помещение плохо освещенным язык не поворачивался — под потолком уместилась внушительных размеров коллекция светлячков, порхающих в затейливой прозрачной конструкции. Несколько меньших поселений расположились по стенам, прямо над диванами, покрытыми медвежьими шкурами. В комплекте к каждому дивану предлагались стеклянные столики, середину же комнаты занимал большой ковер, сшитый из шкур.
Мое удивленное хлопанье глазами по сторонам в попытках понять, как можно добровольно жить в такой комнате, прервал приход хозяина дома, причем появился он совершенно бесшумно. Просто за моей спиной вдруг раздалось:
— Приветствую вас, прекрасная мадемуазель, в моей скромной обители. Надеюсь, ваши сопровождающие не позволили себе ничего лишнего?
Хитро прищурившись, я лукаво посмотрела на вытянутые физиономии старых знакомых и не удержалась от озорного подмигивания. Затем повернулась к хозяину и дружелюбно ответствовала:
— Добрый вечер, мсье. И мне очень приятно оказаться в этом доме. Ваши люди были очень любезны, даже угостили меня обедом.
— Вы свободны, — кивнул он, и мои конвоиры, вытянувшись в струнку, удалились. — Давайте познакомимся, — обратился он уже ко мне. — Вы, как мне сообщили, Айлия Нуар. Мое же имя — Эндрю Салливари. Мсье Эндрю, проще говоря.
Что ж, имя ему, без всякого сомнения, подходило. Мсье Эндрю выглядел совсем не так, как должен в моем представлении выглядеть расчетливый и успешный наркоделец,—хозяин дома оказался среднего роста, полноватый, с короткими, чуть рыжеватыми волосами. Губы его, казалось, вот-вот расплывутся в улыбке, но пока в истории нашего общения подобных прецедентов не зафиксировано. Одет воротила был в уютный светлый домашний костюм, без всякого намека на галстук. Короче — типичный добрый дядюшка из детских сказок. Брр… пришлось напомнить себе, что внешность обманчива и в данный момент я имею дело именно с таким вариантом.
Придав своему лицу должное выражение серьезной почтительности, я чуть склонила голову:
— Очень приятно.
— Прошу вас, присядем. — И мсье Эндрю, подав мне руку, подвел к одному из диванов. Когда же мы расположились на его разных концах, поинтересовался: — И с какой целью вы хотели меня видеть?
Сглотнув, я начала:
— Думаю, это именно вы прислали недавним вечером двух головорезов, дабы меня как следует припугнуть. Безусловно, если бы предположение, что партию лединье стащила я, выдерживало хоть какую-то критику, то так просто мне отделаться бы не удалось. Значит, вы преследовали свои, не понятные для меня, идеи, вроде как использовать вместо палки для ворошения осиного гнезда. Задумка неплоха, с этим сложно не согласиться. Вот только я неожиданно повела себя не в соответствии с вашими планами, напрочь отказавшись влезать в гущу этого дела.
— И что же тогда, как не желание влезть, привело вас сюда? — с легкой иронией уточнил собеседник.
— Обстоятельства за последнее время немного изменились. Полиция, не обладающая должной широтой мышления, прошла по тому же пути, что и ваши подчиненные, и, обнаружив факт моего пребывания в апартаментах мадам Моризо, не мудрствуя лукаво решила, что я и есть убийца. Так что мне, оказавшейся под следствием, не осталось выбора, кроме как попытаться обелить себя.
Брови мсье Эндрю удивленно приподнялись, придав его лицу комичное выражение.
— И вы пришли ко мне, чтобы я нашел убийцу и сдал его полиции на блюдечке с голубой каемочкой?
— Нет, — фыркнула я. — Я не настолько глупа и, главное, вполне способна самостоятельно разобраться с ситуацией. Но это лишь при условии, что случившееся — не внутренние разборки наркодельцов.
— А что же вы от меня хотите?
— Ответьте мне всего на один вопрос — пропавшая партия лединье появилась на рынке или нет? Ведь если ее похитили распространители моуфри, то держать товар про запас им нет смысла.
— Понятно…— протянул мсье Эндрю. — Вы разрешите, я закурю?
Получив мое согласие, он вытащил из ящика столика трубку, набил ее и принялся выпускать колечки. К моему удивлению, в комнате оказалась на редкость хорошая вентиляция, и никаких следов дыма до моей стороны дивана не долетало. После нескольких затяжек собеседник выдал следующее:
— Знаете, Айлия, а вы мне нравитесь. Редко в красивой женщине можно встретить способность здраво рассуждать. Не хотите на меня поработать?
Пару секунд я переваривала услышанное, затем, убедившись, что мне не показалось, с сожалением покачала головой.
— Боюсь, карьера продавца наркотиков — это совсем не то, ради чего я столько времени училась. Спасибо, но пока нет.
— Обижаете, — развел руками делец. — Я же не роль сбытчика предлагаю. Нам нужны способные маги.
— Это, конечно, более лестно, но все равно нет. Возможно, со временем я пересмотрю свои взгляды, а пока ответьте лучше на мой вопрос.
— О партии Моризо? Нет, о ней пока ничего неслышно. А у вас есть какие-то плодотворные идеи касательно поиска убийцы и вора?
Хитрый какой. Ну уж нет, со мной такие фокусы не пройдут.
— У меня вообще богатая фантазия, — ухмыльнулась я и, глядя на недовольную складку, появившуюся на лбу собеседника, добавила: — Конечно, если вы захотите сотрудничать, то я не откажусь, все же в данном вопросе наши интересы совпадают. Вам нужен лединье, мне убийца с доказательствами.
Мсье Эндрю отложил докуренную трубку и постучал ногтем по кольцу-печатке на правой руке.
— Я так понял, что планы вы все равно не выболтаете, и это похвально. Но могу я узнать самые общие ваши соображения?
Хм… не могу сказать, что от откровений наверняка не будет никого вреда, но если я откажусь, то это мне точно не принесет никаких дивидендов. Устроившись поудобнее, я заговорила:
— Лично мне кажется, что в связи с убийством мадам Жанет Моризо стоит рассмотреть два варианта. Первый — преступление является делом рук конкурентов, но это маловероятно. Вряд ли им нужны разборки с вами, а если они и действительно похитили наркотики, то партия уже оказалась бы на рынке. А по вашим же словам, это не так. Значит, остается только одно — мадам убита по личным причинам, лединье же преступник прихватил с собой лишь для наживы. Но у среднестатистического жителя столицы вряд ли есть легкие выходы для сбыта большого количества порошка. И сейчас, по идее, у него должны образоваться сложности — хранить наркотики боязно, а выбросить жалко. — Сочтя, что информации достаточно, я закончила. Остальное пусть наркодельцы додумывают сами.
— Что ж, спасибо, — после небольшой паузы произнес мсье Эндрю. — Очень познавательно. Обещаем, что мы не станем вам мешать.
Отличная новость. И, главное, очень располагает к расспросам о мадам Моризо. Похоже, самое время откланяться, не дожидаясь, пока меня выгонят.
Я встала и осведомилась:
— Обратно меня тоже повезут с закрытыми глазами?
Вопрос вызвал у собеседника легкую заминку, но колебался он недолго.
— Не вижу в этом особого смысла. Мы же теперь сотрудничаем.
Мило. Значит, подход, характеризующийся как «мешать не будем», нынче считается плодотворным сотрудничеством. Вслух я ничего подобного говорить не стала, лишь улыбнулась и заверила:
— Вскоре я смогу порадовать вас хорошими новостями.
— Не сомневаюсь, — склонил голову мсье Эндрю и позвал дворецкого, дабы тот проводил меня на выход.
По дороге я поймала любопытные взгляды моих недавних провожатых, скучающих в холле первого этажа. Дружески махнув им рукой, я уселась на скурр и отправилась в магазин. Обновить запас продуктов да порадовать дракона пятью-шестью фунтами шоколадной нуги.
— Спасибо, — пробурчал Зенедин, проглотив последний кусочек. — Давай переходить к делу.
— Ну да, — съехидничала я. — После получасового наблюдения за вдумчивым поеданием сладостей я как раз нахожусь в подходящем настроении.
— Не язви, — предостерегающе махнул хвостом оборотень, и солнечные зайчики, отразившись от сверкающей чешуи, попали мне в глаза. — Иначе я тоже потеряю всякое желание сотрудничать, и ты так и останешься с железкой на ноге, а этот импровизированный браслет совсем не красит твою лодыжку.
Я примиряюще подняла ладони.
— Все молчу, молчу. И внимательно слушаю.
— Люблю конструктивный подход. Скажи мне теперь, как ты собираешься освободиться от трайсера?
Вот опять. Вместо помощи допрос с пристрастием. Как будто я в курсе разнообразных возможностей черной магии.
— А нельзя его просто уничтожить? Испарить, например.
— Все время тебя тянет к лобовым решениям, — рыкнул Зенедин. — Сама-то слабых мест у подобного предложения не видишь?
Усмехнувшись, я парировала:
— А я не предлагала. Я спрашивала.
Без каких-либо эмоций дракон отреагировал:
— Извини, не понял. Отвечаю — уничтожить можно. Сделать вообще можно практически все. А теперь скажи, почему мы так не поступим.
К этому моменту я уже была готова и изрекла:
— Потому что полиция немедленно поднимет панику.
— Дальше, — подбодрил меня Зенедин.
— Вешать трайсер на ближайший сучок тоже неразумно, вдруг кому-нибудь в участке придет в голову проследить за моими перемещениями, а постоянное пребывание подозреваемой на одном месте кого хочешь насторожит. Значит, остается только одно — переместить его на другого обитателя Ауири. Но вот кто на подобное добровольно согласится…
— Одного такого я знаю, — сообщил довольный проведенным мной мозговым штурмом дракон. — Фарь, вылезай.
Из пещеры немедленно показалась перепачканная в земле, хитрая мордочка моей домашней зверюшки.
— Похоже, вы двое втайне от меня плетете коварные заговоры, — возмутилась я. — И не стыдно?
— Ет, — вякнул Фарька, вскакивая мне на колени,
— Полнейшая идиллия. — Зенедин скривил морду и отвернулся. — Позвольте напомнить вам, что пора заняться трайсером, а то я прослезиться боюсь.
— А вы умеете? — недоверчиво уточнила я.
— Это к делу не относится, — осадил меня дракон. — Ты слушать собираешься?
— Вся внимание. — Для наглядности я села прямо и уставилась в круглые глаза оборотня.
— Предупреждаю сразу, будет сложно.
Я фыркнула:
— Трудности созданы, чтобы их с успехом преодолевать.
— Это похвальная позиция. Действовать будем так…
Весь следующий час я была целиком поглощена тщательным выполнением подробных указаний, так и сыплющихся из пасти дракона. Несколько первых попыток произнести заклинание к успеху не привели, я порядком вымоталась и утратила большую часть первоначальной самоуверенности.
— Да уж, — понуро прокомментировал Зенедин очередную неудачу. — Я так и предполагал, что у тебя ничего путного не получится. Для реализации этого совсем не простого заклинания нужно обладать недюжинными магическими данными и способностями к самоконтролю.
— Погодите, — возмутилась было я, но вовремя поняла, что демонстрирую пресловутое отсутствие самоконтроля, глубоко вздохнула и позвала: — Фарька, шагом марш ко мне, попробуем еще раз.
— Был не прав, — признал дракон через некоторое время, оглядывая со всех сторон новехонький ошейник моего оцелота. — Приношу свои извинения.
Мне было не до реверансов — знакомое ощущение тяжести вновь навалилось на мои плечи.
— Это была черная магия? — поморщившись, спросила я, гадая, почему сия элементарная мысль не посетила мою голову раньше.
— Конечно. А ты искренне считала, что обойти полицейское заклинание можно при помощи стандартного содержания школьных учебников?
Я тряхнула волосами, пытаясь избавиться от липкой гадости, распластавшейся в воздухе.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

загрузка...