ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Час от часу не легче. Только начинаешь тешиться иллюзиями, что хоть немного знаешь и понимаешь летящего рядом мужчину, как он, совершенно ненавязчиво, предстает новой, неожиданной гранью. Угадывает мои вкусы, сознается, что занимается совершенно непредсказуемыми вещами. И тот факт, что эти разнообразные грани совершенно не собирались заканчиваться, не слишком обнадеживал. Хотя… так даже интереснее. Точнее, было бы интереснее, не имей Джо два очень существенных недостатка — большой и поменьше.
— Георг, а как зовут твоего сына?
Задумавшийся о чем-то своем попутчик чуть вздрогнул и пару секунд соображал, о чем это я. Дескать, какой такой сын? Но затем по его лицу расплылась гордая и счастливая отцовская улыбка.
— Карл. В честь одного из древних магов, посвятивших жизнь изучению волшебства. Хотя жена совершенно уверена, что это имя мы выбрали в память о ее дедушке.
Вот. Уже лучше. Значит, у них с женой нет полного доверия и взаимопонимания.
Хм… что это еще за мысли? Семейные мужчины не для меня. Пора взять себя в руки, а то так далеко можно зайти.
— Джо, извини, — обратилась я к достопочтенному отцу семейства. — У меня много дел, и надо спешить.
— Лети, конечно, — вроде как с облегчением махнул он рукой. — Для моей развалюхи эта скорость почти предельная.
Улыбнувшись на прощание, я унеслась вперед, не прекращая возмущаться, как это можно быть таким притягательным, если имеешь жену и ребенка. И главное, зачем он со мной заигрывает?
— Ха'ва, — требовательно вякнул проснувшийся Фарька.
— Будет тебе халва, будет, — поспешила я его успокоить. — Вот письма отправим и сразу в магазин.
Оцелот запрыгнул на мое плечо и лизнул шершавым языком щеку. Интересно, а что будет, когда Фарька решит завести семью? Я стану бабушкой и буду нянчить маленьких непоседливых внучат? Перед лицом подобной перспективы утешало только то, что в любом случае впереди у меня еще несколько спокойных лет
На почте я вывалила ворох писем из рюкзака в главный терминал, откуда их часа через два, предварительно рассортировав, телепортируют в почтовые ящики адресатов, и проверила абонентский ящик. В нем среди кучи дожидающихся прибытия брата бумаг от его многочисленных партнеров нашлась-таки и записка для меня, примерно такого же содержания, как и все ее предыдущие товарки: «Все в порядке, скоро не жди, учись хорошо. Целую. Дэйв».
Засунув листок в карман, я пожаловалась:
— Такое ощущение, что я все еще маленькая глупышка с тощими хвостиками, ходящая в начальную школу.
— А ра'ве нет? — робко поинтересовался Фарька, прикрывая морду хвостом.
— Вроде тут кто-то недавно халвой поинтересовался…
— Нет, коне'но, — немедленно сдал позиции пушистый подлиза. — О'ибся, с кем не бы'ает.
Устало от него отмахнувшись, я подумала, что. какие-то полезные сведения из коротенького послания Дэйва все же удалось извлечь — в окрестностях Теннета он в ближайшем будущем не появится, и это хорошо. Реакция братца на сообщение о моих развлечениях на детективном поприще вместо посвящения себя учебе была слабо предсказуема, и мне совершенно не хотелось приближать момент, когда до него дойдет эта информация. Лучше всего выложить ему эту новость в гостиной собственного дома, купленного на честно заработанные деньги.
Сложив многочисленные письма, предназначенные Дэйву, обратно, я заперла ящик и отправилась выполнять неосторожно данные когда-то обещания — выгуливать оцелота по столице и пичкать его объемистое брюшко свежей халвой. Процесс этот несколько затянулся, поскольку мое неугомонное сокровище откопало в одном из дворов огромную детскую площадку с обилием разнообразных заборов, лабиринтов и различных дырок, и увести его оттуда было решительно невозможно. Но моя настойчивость вкупе с закончившейся халвой сделали свое дело, и запыхавшийся Фарь с весьма недовольным видом залез на скурр.
— Неблагодарная душа, — с чувством попеняла я. — Тебя выгуляли, накормили, а ты дуешься. Больше с собой никогда не возьму.
Вместо ответа мне снова доверчиво облизали щеку.
Домой мы вернулись, когда уже начинало темнеть, так что я быстренько перекусила и отправилась на поиски полупрозрачного бывшего ректора Академии.
Обнаружился мсье Бьорек там же, где и обычно, — в приемной мсье Клеачима. С одной стороны, я вполне его понимала — ведь большая часть его жизни прошла в этом кабинете, но не в приемной же. Так чего ради он тут торчит? После недолгого размышления сделала вывод, что виной тому главным образом банальное любопытство. В приемной значительно интереснее, туда то и дело заглядывают аспиранты с различными глупыми вопросами, а если вдруг центром событий окажется кабинет, так сквозь стенку просочиться недолго. И к тому же там с некоторых пор прочно обосновалась мадам Паола… На этой мысли я не сдержалась и громко фыркнула.
— Что такое? — открыл глаза мсье Бьорек. — Айлия, это снова вы? Напоминаю — сегодня выходной, все работают, сидя в коттеджах.
Проглотив готовое сорваться с языка: «Спасибо, у меня еще нет старческого склероза», я улыбнулась и сообщила:
— Я, собственно, к вам.
На полупрозрачном, немного морщинистом лице призрака явно проступило довольство, и он ехидно вопросил:
— Сообразила наконец, что старый Бьорек может рассказать много интересного. Долго же до тебя доходило.
«А вы действительно можете?» — чуть не ляпнула я, но вовремя одумалась и просто уточнила:
— Где мы можем поговорить? Не думаю, что обитель мадам Хоури самое подходящее место.
— Это верно. — С легкой опаской призрак оглянулся на дверь, ведущую в кабинет ректора, он же царство его покойной супруги. — Пройдемте на улицу, я знаю несколько милых местечек.
Одним из таких местечек по версии любящего пошутить призрака оказался огромный, потрескавшийся от времени валун, одиноко возвышающийся посредине небольшого поля, метрах в трехстах к лесу за учебным корпусом. Насколько я поняла, основной прелестью выбранного собеседником места являлась полная невозможность незаметно подкрасться и подслушать.
Заботливо, как любящий дедушка, усадив меня на довольно удобный, но прохладный каменный уступчик, мсье Бьорек скрестил ноги, завис на уровне моего лица и, для надежности оглядевшись, заговорил:
— Приступим. Какую страшную тайну Академии вы собираетесь выпытать у меня первой?
Признаюсь, такой подход призрака немало меня позабавил. Каждый раз в последнее время, сталкиваясь с мсье Бьореком, я жалела, что привидениям не доверяют руководство. Такой ректор, пусть и полупрозрачный, принес бы Высшей Академии Магии гораздо больше пользы, чем ярый поклонник печенья мсье Клеачим и его не в меру сварливая супруга. Да и жизнь в городке, несомненно, была бы веселее.
— Что вы сказали? — переспросил собеседник.
Черт, опять я в задумчивости болтаю вслух. Придется сознаваться.
— Что с вами на должности ректора в Академии Магии стало бы значительно забавнее. Но, боюсь, призрак на столь ответственном посту — это слишком экстремальный шаг, и совет никогда не даст на него разрешения.
Мсье Бьорек с ловкостью юного циркача перекувырнулся в воздухе, балансируя резной, полупрозрачной, как и он, тростью.
— Будет вам известно, я сам отказался от должности. Примерно треть членов совета почти на коленях умоляла меня продолжать руководить Академией Магии, но я категорично заявил, что беру бессрочный отпуск по случаю смерти. А если возникнут сложности, то Урио всегда может рассчитывать на квалифицированный совет не только от своей дражайшей половины. — При этих словах призрак скривился и тоскливо вздохнул. — Хотя в последнее время я что-то заскучал, все чаще с ностальгией вспоминаю ректорские хлопоты и действительно начинаю подумывать о возвращении. — Улыбаясь, собеседник мечтательно закатил глаза, но быстро очнулся от изучения открывающихся перспектив.—Хотя вы вроде совсем не о проблемах руководства Академией Магии хотели поговорить. Я, конечно, всегда рад дружески поболтать с симпатичной образованной девушкой, но скоро совсем стемнеет, а в нынешней ситуации вам не стоит бродить по ночам в одиночестве. Вдруг маньяк встретится.
Это же мой аргумент! Интересно, мсье Бьорек таким образом намекает, что подслушивал мой разговор с мадам Мэрион Хоури? Что ж, с него вполне станется. Решив сразу взять быка за рога, я спросила:
— Зачем вы велели моему оцелоту привести меня под окошко, позволив таким образом подслушать подробности завещания мсье Траэра?
С насквозь фальшивым удивлением призрак воскликнул:
— С чего вдруг вы так решили?
— Надеюсь, вы не думаете, что я восприму вашу реплику как возмущенное отрицание? — с неприкрытым сарказмом уточнила я. Никаких комментариев со стороны старого мсье Бьорека не последовало, и я продолжала: — Очень хорошо. Тогда отвечаю на вопрос. Самому Фарьке в голову подобное никак прийти не могло, значит, его кто-то надоумил, а во время разговора с адвокатом именно вы выглянули наружу и, убедившись, что я на месте, дали ценный совет обратиться за помощью к старому, вредному, но умному и проницательному дракону.
— Погодите, Айлия, — попробовал возразить собеседник. — Куда-то не туда вас занесло. Я советовал Урио, а не вам.
— Может, хватит? — склонив голову набок, поинтересовалась я. — Мне вполне достаточно проверок на сообразительность, которые постоянно устраивает Зенедин. Если уж вы решили, что моих способностей хватит для расследования убийства мсье Траэра, то такие простые намеки я должна понимать с полуслова, словно вы мне их полчаса на пальцах растолковывали. Давая ректору совет обратиться за помощью к дракону, вы прекрасно знали, что, во-первых, Зенедин никогда не станет беседовать ни с кем, кроме девушек моего типа внешности, а во-вторых, что и мне об этом факте уже сутки как известно. И я не удивлюсь, если выяснится, что вы и Эльрона надоумили устроить мсье Голльери допрос с пристрастием.
— Нет, — весело сощурившись, помахал тростью призрак. — Как ни странно, но я тут ни при чем. Это целиком и полностью его идея. Весьма своевременная, надо признать. В остальном же вы совершенно правы.
— Просто бальзам для моего самолюбия, — фыркнула я, располагаясь поудобнее на жестком камне. — Но давайте вернемся к началу. Зачем вы устроили так, что я услышала подробности завещания?
— А сами-то как думаете? — немедленно парировал мсье Бьорек, очень напомнив в этот момент дракона.
Я устало вздохнула и, сорвав травинку, принялась ее задумчиво покусывать, глядя в темнеющее небо. Довольно быстро собеседник сдался, утратив тем самым пугающее сходство с чешуйчатым оборотнем.
— Ладно, — проворчал он. — На самом деле все довольно просто. В последнее время я, как уже упоминалось, изрядно заскучал, и тут наконец хоть что-то произошло. Конечно, я не хочу сказать, что рад смерти Галя Траэра, но раз так уже случилось… После поверхностной оценки обстановки мне стало очевидно, что к простым и быстро раскрываемым это преступление отнести невозможно, следовательно, полиция с ним справится не скоро. Когда же я тайком прочел условия завещания Галя, то понял — вот оно. В Академии Магии как раз учится вдумчивая, многообещающая девушка, которая на пару с драконом может обнаружить убийцу.
Комплимент призрака весьма мне польстил, но, строго-настрого велев себе не отвлекаться по мелочам, я уточнила:
— Но я же никогда не проявляла детективных наклонностей. Почему вы решили, что я займусь расследованием убийства?
Бывший ректор вновь хохотнул.
— Правильно. Детективных способностей и интереса к подобным вещам за вами действительно замечено не было, и нужно было привлечь чем-то более серьезным. Сто тысяч марок подвернулись как нельзя более кстати, поскольку именно к звонкой монете у вас имеется ярко выраженная склонность.
Обиженно наморщив нос, я уж было собралась праведно возмутиться, но мсье Бьорек успокаивающе поднял руку.
— Я же не сказал, что это плохо. Наоборот. Здоровый практицизм всегда вызывал мое живейшее понимание.
— И на том спасибо.
— Именно поэтому вы выступили на моей стороне, когда мадам Паола послала вас уточнить у Зенедина подробности нашего соглашения?
— Частично, — после небольшой заминки сознался призрак.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

загрузка...