ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Они не включены в программу ни школы, ни колледжа.
— Какое досадное упущение, — съязвил дракон. — Ничего, это не страшно, я покажу тебе парочку.(Нечего сказать, успокоил.) — Теперь что касается так не любимого тобой воздействия. Для начала можешь попробовать припугнуть его, мол, если он не выдаст требуемую информацию добровольно, ты пойдешь в полицию, с которой у тебя после поимки убийцы мадам Моризо сложились прекрасные отношения, и расскажешь им, что уважаемый всеми доктор Адоф Рич распространяет наркотики. Правда, я очень сомневаюсь, что доктор на это купится, так что тебе представится возможность попытаться его уговорить, используя разнообразные аргументы и построения. Когда же и этот план успешно провалится, придет пора переходить к заклинаниям.
Хм… звучало все довольно логично. Вздохнув, я покорно признала:
— Похоже, вы всегда правы. Давайте ваши заклинания.
— Хотелось бы побольше уважения к знаниям и опыту, — буркнул Зенедин, но к обучению все же приступил.
Через час, гордая от собственных успехов в постижении черных заклинаний и очень довольная тем, что они больше не оказывают на меня столь пагубного воздействия, как раньше, я вернулась в домик и первым делом метнулась к почтовому ящику. В нем лежало письмо, вскрыв которое я не сдержала победного вопля. Инспектор Орно в сугубо официальной форме приглашал меня посетить управление, дабы снять с моей ноги опостылевшую уже железку.
Потратив некоторое время на спор с Фарькой, я признала, что на этот раз проиграла словесную дуэль, и, посадив самого занудливого оцелота на свете на плечо, полетела в гости к полиции.
Несмотря на внешнюю любезность и принесенные сквозь зубы извинения, инспектор никаких подробностей касательно причин, по которым с меня вдруг снялись подозрения, не выдал, и намеков на личность убийцы я от него тоже не дождалась, хоть и пыталась разговорить полицейского по мере возможностей. Констебль снял с меня трайсер и, мельком убедившись, что моя лодыжка в целости и сохранности, проводил к выходу. Пришлось удаляться, так сказать, в полном неведении. Но, по крайней мере, на всех углах объявления о розыске Эрика не висели, и это хоть немного обнадеживало.
Освободившись от браслета на ноге, я провела беседу с оцелотом на животрепещущую тему «Как вести себя в обществе подозрительного доктора» и, убедившись, что зверь все понял, полетела к офису мсье Рича.
На сей раз в приемной наблюдалось легкое столпотворение — на кресле, неестественно вытянув ногу и постанывая, сидел довольно крупный, плотного телосложения мужчина, а вокруг суетилась целая толпа. Две хрупкие молоденькие девушки махали журналами, создавая поток свежего воздуха, юноша, немного их старше, поил пострадавшего чаем, а дама, телесами под стать мужу, поглаживала его по голове. Создаваемый при этом шумовой эффект был совершенно потрясающим, и блондинка за стойкой выглядела так, словно ей вскоре тоже понадобится врач.
— Простите, — привлекла я к себе внимание замученной девушки. — Мне необходимо переговорить с доктором Ричем.
Блондинка подняла ничего не выражающие, замученные глаза и с сожалением покачала головой:
— Боюсь, это невозможно. У доктора очень напряженный график, и он не сможет выкроить даже минуту.
— Пусть попробует, — мягко возразила я. — Иначе неприятности с полицией ему гарантированы.
Секретарша изумленно взглянула на меня и собралась возразить, но тут с кресла раздался недовольный вопрос:
— Девушка, нам тут до следующего года сидеть? При таких гонорарах, которые берет ваш лекарь, меня должны были принять сразу, а не заставлять сидеть в приемной. Интересно, сколько пациентов до меня умерли прямо в этом кресле, так и не увидев хваленого доктора?
Некоторое время блондинка ошарашенно переводила глаза с меня на скандального пациента, затем встала и почти бегом скрылась за дверью, ведущей в кабинет.
Довольно быстро она вновь появилась в приемной, осторожно ведя под локоть почтенную матрону преклонного возраста. Почтительно проводив пациентку до двери и не забыв поинтересоваться, когда та соизволит посетить доктора в следующий раз девушка мышкой юркнула за стойку и принялась сосредоточенно копаться в бумагах. Заметив возвращение жертвы, мужчина открыл рот, собираясь разразиться очередной гневной тирадой, но тут из кабинета вышел доктор. В руках он беззаботно крутил внушительных размеров шприц, при одном взгляде на который поежилась даже пребывающая в полном здравии я.
— Ну-с, — заговорил доктор, оглядывая диспозицию. — Кто тут у нас буянит? Вы? — Направившись к побледневшему пациенту, он успокаивающе продолжил: — Ничего страшного, сейчас сделаем укольчик, и нога перестанет так болеть.
— К-какой укольчик? — Глядя на шприц, как кролик на удава, мужчина вскочил и вполне бодро поковылял к выходу. — Спасибо, доктор, все уже прошло. Пришлите счет за услуги почтой.
Вслед за отцом семейства, благодарно кивнув мсье Ричу, к дверям потянулись все его многочисленные домочадцы, и вскоре приемная опустела. После того как в помещении установилась не привычная уху тишина, секретарша осторожно подняла голову и с облегчением выдохнула:
— Что, ушли?
— Безотказный прием, — усмехнулся эскулап. — Кстати, не забудь отправить счет. Ногу-то мы вылечили. — И он весело рассмеялся над собственной шуткой.
Желая привлечь к себе внимание, я осторожно кашлянула.
— О! — Все еще усмехаясь, мсье Рич ловко повернулся на каблуках. — Мадемуазель Нуар, если я не ошибаюсь. Я не очень понял послание, переданное вами через Эльрику. Поясните, если не сложно.
— Может, мы пройдем в ваш кабинет? — предложила я. — Там как-то удобнее разговаривать, мало ли какой очередной покалеченный сюда заглянет.
Согласно кивнув, доктор открыл дверь кабинета, пропуская меня вперед.
Когда мы расположились по разные стороны стоила, собеседник сплел пальцы и немного напряженно поинтересовался:
— Так что за глупости вы наговорили моей секретарше?
Закинув ногу на ногу, я откинулась на спинку и улыбнулась, демонстрируя полную уверенность в своих силах.
— Я бы не стала так сразу утверждать, что это были глупости. Неужели у вас нет никакого скелета в шкафу и полиция вам совершенно не страшна?
Во взгляде доктора промелькнуло раздражение.
— Послушайте… Айлия, кажется. Я не очень понимаю ваши цели. Нам будет проще разговаривать, если вы прямо поясните, зачем явились.
— Все для вас, — ухмыльнулась я. — Явилась я, как вы изволили выразиться, чтобы задать два простых вопроса. Первый — почему в прошлый раз вы понавешали мне на уши первосортной лапши, не пожелав, кроме того, рассказать о болезни мсье Траэра. Вроде коллендия не такое заболевание, факт которого следует тщательно скрывать.
— В прошлый раз я уже отвечал, — продолжил доктор играть в несознанку. — Диагноз пациента — это врачебная тайна, и к смерти мсье Траэра его болезнь отношения не имеет.
— Вы в этом уверены? — саркастически уточнила я.
Проигнорировав мое замечание, мсье Рич нервно постучал пальцами по столу и осведомился:
— А что за второй вопрос?
— Он довольно интересен, — порадовала я собеседника. — Вам понравится. Особенно в свете нашей предыдущей беседы. Скажите, если вам совершенно нечего скрывать, зачем вы подослали людей встретиться со мной в кафе и попытаться что-нибудь разнюхать?
Как ни старался собеседник сохранять невозмутимость, гримаса недовольства по его лицу все же скользнула.
— Честно говоря, — буркнул он, — я не вижу особого смысла продолжать этот разговор. Тем более что у меня рабочий день в разгаре.
— Для начала, в приемной, как вы помните, никого нет, — парировала я. — Но, если вы настаиваете, я могу покинуть этот гостеприимный кабинет, отправившись прямиком в управление полиции. После того как я недавно сдала им убийцу, у нас наладились чудесные отношения. Как вы думаете, они обрадуются сообщению, что благонравный лицензированный доктор занимается сбытом моуфри?
Руки доктора Рича непроизвольно сжались в кулаки. Нахмурив густые брови, он уставился в точку на стене, напряженно о чем-то размышляя. Наконец он повернулся ко мне и решительно изрек:
— Мадемуазель Нуар, как я уже говорил, у меня в разгаре рабочий день и мне некогда с вами разговаривать.
И почему Зенедин всегда оказывается прав? Чуть привстав, я оглянулась на дверь и повернула ключ в замке. Затем вернулась на место и улыбнулась немного удивленному хозяину кабинета.
— Очень жаль, что вы не воспринимаете меня всерьез. Скажу сразу — я не намерена покидать это кресло, не получив ответов.
— И как вы их из меня достанете? — усмехнулся ничуть не напуганный доктор. — Будете прижигать пятки?
Я скривилась
— Это банально, и запах совершенно неаппетитный. У меня есть идеи получше.
Скрестив для более угрожающего вида руки на груди, я произнесла одно из выученных сегодня заклинаний. Предполагалось, что от него по всему телу оппонента забегают маленькие, невидимые, но очень быстрые существа, наподобие паучков. Но сработать это могло, лишь если доктор боится щекотки. Некоторое время он сидел с задумчивым видом, затем заметил:
— Знаете, это даже приятно.
— Наслаждайтесь, — пожала я плечами, думая, что бы из моего немногочисленного пыточного арсенала применить дальше, но тут доктор вскочил и принялся дико отряхиваться. Секунд через несколько он мешком упал на пол и принялся корчиться там, время от времени издавая нечленораздельные звуки. Немного подождав, я остановила заклинание.
Со стоном облегчения доктор заполз в свое кресло и мрачно на меня уставился.
— Будете отвечать на вопросы? — ласково поинтересовалась я.
— А может, это мне стоит написать в полицию и рассказать, чем вы тут занимаетесь? — предложил собеседник.
Тут на нем сказался результат примененного мной темного заклинания — доктор поморщился и встряхнулся, пытаясь избавиться от липкой гадости, которую я уже почти не замечала. Поскольку в мои планы это не входило, то я, вспомнив уроки Зенедина, испарила ее и располагающе улыбнулась.
— В полицию? Давайте. Посидим тут рядышком, подождем их приезда.
Неожиданно эта идея доктору разонравилась, по крайней мере с места он не сдвинулся, лишь нахмурился еще больше.
— Ну что,—задумчиво вопросила я. — Давайте продолжим?
И паучки снова забегали по несговорчивому доктору.
— Нет, — только и смог выдавить снова оказавшийся на полу оппонент. — Хватит!
Выждав для верности еще около полминуты, я остановила дающую отличные результаты импровизированную пытку, и мсье Рич, вернувшись в кресло и в изнеможении откинувшись на спинку, прохрипел:
— Что вы желаете знать?
Я ворчливо огрызнулась:
— Вроде как вам это уже неоднократно повторялось. Хочу знать причину, по которой вы наврали мне в прошлый раз.
Тут моя позиция была немного слаба, поскольку не факт, что мне врали, возможно, мсье Траэр действительно не обсуждал своих личных дел с лечащим врачом и единственное, в чем он провинился, — это нежелание рассказать мне про болезнь преподавателя Академии Магии. Но реакция доктора оказалась неожиданной — не сделав даже попытки возразить, он отрезал:
— Да потому что меня об этом попросили, ясно вам?
Я, не обращая внимания на тон, которым со мной разговаривали, — все же глупо ожидать дружелюбия в подобной ситуации, — покачала головой.
— В общем-то, совершенно не ясно. Поясните, если вам не сложно. Кто и, главное, зачем вас об этом просил.
Видно было, что отвечать на данный вопрос доктору совершенно не хочется, но и перспектива оказаться на полу с очередным приступом щекотки энтузиазма не вызывала.
— Килд Голльери, — буркнул он.
Я в прямом смысле этого слова чуть с кресла не свалилась, хорошо хоть дикий вопль «кто?» сумела удержать. Пару раз глубоко вздохнув, я прикинула, что к чему, и высказала показавшееся мне разумным предположение:
— Он что, тоже моуфри занимается?
Эскулап кивнул.
— Да, причем довольно долго. Собственно, именно поэтому его и бросила жена, не пожелав жить с человеком, добровольно губящим здоровье других
— Но мне говорили, что она сбежала с любовником, — возразила я, не очень поверив в рассказ собеседника.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

загрузка...