ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

А на сегодня достаточно информации. Думаю, я убедил тебя, что драконы не такие плохие, как принято считать.
— Сейчас посмотрим. — Вытянув руку, я приготовилась загибать пальцы. — Коров драконы убивали?
— Нам же надо было есть.
— Понятно, значит, первое — коров убивали. Идем дальше — употребляли ли вы в пищу людей?
— Что за дурацкие мысли приходят тебе в голову? — совершенно искренне возмутился Зенедин. — Айлия, пойми хоть ты, мы не драконы, мы люди. Такие же, как и вы… ну, или были когда-то такими же.
— Учту. Продолжим? Когда совет города, в котором и вы, между прочим, обитали, предложил вам перестать портить окружающим жизнь, как вы поступили? Попытались прийти к компромиссу или перебили тучу народа?
Зенедин угрюмо молчал, показывая тем самым, что орден оборотней никак нельзя причислить к числу несправедливо обиженных. Как и в любой другой войне, не правы обе стороны, а какая больше — совершенно неважно, истории же всегда свойственно приукрашивать события, излагая происшедшее в нужном русле. Сейчас же самое время сменить тему, не переводя наши с Зенедином отношения в противостояние людей и драконов.
— Можете рассказать мне о жизни ордена за горами? У вас там есть дома, школы или все существуют в обличье драконов?
Хмуро на меня взглянув, Зенедин сообщил:
— Не думаю, что сейчас подходящий момент для подобных разговоров. Сходи лучше в душ, поспи немного, прочитай письма, отметься перед начальством Академии и возвращайся.
Я усмехнулась:
— И тогда будет подходящий момент? Ладно, намек поняла, удаляюсь. Размышляйте дальше о судьбах Вселенной, ситуация очень располагает.
Вернувшись в домик, я долго и с наслаждением плескалась под душем, отмывая дорожную грязь и напевая себе под нос что-то воинственно-решительное. Затем, завернувшись в мягкий халат и обмотав голову полотенцем, продолжала оттягивать момент переноса трайсера на свою лодыжку, придумывая себе срочные дела и полностью игнорируя при этом развалившихся на диване Фаря с подружкой. Порывшись в сумке, я сдалась, вытряхнула содержимое на стол и, только тогда отыскав письма от знакомых мадам Моризо, погрузилась в их изучение.
Из шести писем четыре оказались полным бредом наподобие: «Душечка, а не могли бы вы продать мне чайный сервиз Жанет, тот, золотой с красными розами», а содержание оставшихся двух вполне соответствовало моим ожиданиям — пара строк вроде: «Предложение интересует, изложите условия». Будь я на месте похитителя, ровно такой была бы и моя реакция. Хотя вряд ли для меня возможно оказаться в подобной ситуации, я откровенных глупостей обычно не делаю. Ну да не о том речь… Написав ответы, в которых содержалась лишь просьба назначить время и место встречи, я отправила письма, причесалась, оделась и, предварительно скривившись, подозвала оцелотов.
Похоже, опыт берет свое — справилась я быстро, привычная липкая гадость не показалась мне такой уж гадостью — из дома я не сбежала в панике, а спокойно вышла, предварительно убедившись, что ничего не забыла.
Одногруппники приветствовали меня радостными воплями и, как и следовало ожидать, забросали вопросами, В общем и целом день прошел на отлично, удалось даже избежать объяснений с ректором и мадам Хоури на тему моего отсутствия. Они его или не заметили, или сочли, что раз уж я все-таки вернулась, то их мои прогулки невесть где не очень-то и касаются.
Как только закончилась вторая практика, на которой мы тренировались в превращении бессмысленной дощечки в пышный и сочный бисквит и профессор совершенно определенно заявил, что в следующий раз заставит нас съесть собственные произведения, я вместе с увязавшейся следом Мэрион немедленно двинулась к дому. Точнее, к почтовому ящику. Развив на скурре почти невероятную для темной дороги скорость, я все же успела на центральное почтовое отделение за целых полчаса до закрытия и с удивлением обнаружила там оба ответа, в каждом из которых назначались встречи на завтрашний вечер. К счастью, разница во времени между ними была три часа, и опасность опоздать на вторую мне не угрожала.
Чуть вздрагивая от нетерпения, я привычно взгромоздилась на скурр и отправилась к Зенедину за инструкциями. Грядущее разоблачение убийцы, из-за которого меня чуть не засадили за решетку, обострило мои чувства, я словно впервые заметила, как хорошо ночью в окрестностях городка. Луна сияла ярко-ярко, и в ее свете бурлящие воды Каппы переливались серебром, а верхушки самых длинных пихт торчали загадочными темными силуэтами на фоне неба, на котором уже проступили первые звезда на коже прохладное дуновение ветерка, я пошла на снижение к пещере дракона…
Вечером следующего дня я подошла к одному из небольших кафе на западной окраине столицы и нерешительно замерла в двух шагах от двери. То, что вчера в разговоре с Зенедином казалось простым и понятным, сегодня, за пару секунд до встречи с возможным убийцей и похитителем наркотиков, таким совершенно не выглядело, скорее наоборот. Ну как я, скромная и прилежная девушка, сумею предложить преступнику выкупить у него партию наркотиков? Еще месяц назад подобная ситуация не могла мне привидеться даже в самых страшных снах, а теперь, похоже, придется проделать это наяву. Или не придется… Сморщив нос, я повернулась на носках и задумчиво оглянулась через плечо. Какая-то дверь подозрительная, да и окна давно не мыты.
— Нет, не пойду. Решение окончательное и обжалованию не подлежит, — твердо сообщила я высокому дому напротив и через секунду, закусив губу, уже открывала тяжелую дверь кафе.
Остановившись посреди полутемного помещения с низким, словно над самой головой висящим потолком, я оглядывалась по сторонам в поисках мужчины, назначившего мне первую на сегодня встречу. В письме было указано, что следует высматривать шатена в темно-синем пиджаке и светлом шарфе. Наконец в дальнем углу похожий персонаж обнаружился, и я, подойдя к деревянному столу, решительно уселась напротив предполагаемого убийцы на длинную скамью, стоящую вдоль стены.
— Добрый вечер, мадемуазель, — сразу же поздоровался он. — Я так понимаю, вы по поводу мадам Жанет Моризо?
Продолжая буравить его настороженным взглядом, я кивнула.
— Отлично. И какое же имущество Жанет вас интересует? Вы, кстати, в курсе, что она скончалась?
— Угу. Такая трагическая скоропостижная смерть…— не сдержалась я и попросила у ожидающего поблизости официанта: — Стакан тыквенного сока, пожалуйста.
Коротко подтвердив, что заказ принят, он исчез, а я, подвинувшись на отчаянно скрипнувшей при этом скамейке чуть ближе к выходу, уточнила у терпеливо молчащего собеседника:
— Так на чем мы остановились?
На лице мужчины промелькнуло странное выражение, охарактеризовать которое я не берусь. Но, справившись с собой, он спокойно повторил:
— О каком имуществе Жанет идет речь?
— А то вы не знаете, — фыркнула я.
— Знаю. Но, — пояснил он, — мне хочется услышать это от вас.
Как-то странно развивается разговор. По нашим с Зенедином предположениям, убийца должен желать избавиться от, образно выражаясь, жгущих ему руки наркотиков и чуть ли не кинуться мне в объятия. А тут? Сплошные хождения вокруг да около. Так и на вторую встречу опоздать недолго. Надо срочно что-то менять в разговоре. Отхлебнув принесенный расторопным официантом сок, я оперлась локтями на стол и, наклонившись к собеседнику, предложила:
— Давайте поговорим более конкретно. Раз уж вы откликнулись на мое письмо, значит, у вас есть товар, который вы хотите продать. Прекрасно. У меня, в свою очередь, есть деньги и желание его приобрести, так что в наших обоюдных интересах совершить взаимовыгодную сделку и разойтись, как в море корабли. Вы с этим согласны?
Повернувшись, чтобы взять стакан с соком, я вдруг заметила через столик тощего типа, вроде как внимательно прислушивающегося к нашему разговору. Поймав мой взгляд, он немедленно принял беззаботный вид и вернул свое внимание стоящей перед ним тарелке с едой.
— Совершенно согласен, — подтвердил тем временем предполагаемый убийца.
— Отлично, — несколько воодушевилась я. — Тогда, чтобы не тратить зря время, назовите вашу цену и время сделки.
— Понимаете, — несколько смутился собеседник. — Такие вопросы так сразу не решаются, тут многое нужно обдумать.
Как любопытно… прийти продавать наркотики и не знать, какую сумму хочешь за них получить. Тут нужно быть или идиотом, или… Краем глаза заметив, что подозрительный тип за соседним столиком снова заинтересованно глядит в нашу сторону, я поднялась и, сказав: «Простите, я отлучусь ненадолго», — ушла в направлении туалетов.
Завернув за угол, я тут же остановилась и осторожно выглянула в зал. Так и есть. Парочка оживленно переговаривалась. Как-то мне это все меньше нравится. Я, конечно, мало видела убийц и наркодельцов, но не похожи они на желающих продать похищенную партию наркотиков, действия этих двоих больше напоминают попытку выяснить, что происходит. Ну я им покажу… Заглянув в туалет и взлохматив перед зеркалом прическу, я вернулась в общий зал и села на свое место. Невинно улыбнувшись собеседнику, я несколько раз хлопнула ресничками и сообщила:
— Что ж, время подумать у вас было. Давайте поступим так. Или мы переходим к обсуждению цены на товар, или я встаю и ухожу. Терять время на бессмысленные разговоры я не намерена. — Одним глотком допив сок, я поставила стакан на стол чуть сильнее, чем следовало бы.
— Я вас хорошо понимаю, — начал скользкий тип. — Но и вы меня поймите. Ведь очень не хочется продешевить. Давайте сначала вы предложите свою цену, а я подумаю, приемлема ли она.
— Не пойдет, — помотала я волосами и, открыв сумочку, принялась искать в ней деньги — заплатить за сок. — Даю вам десять секунд.
Отсчитав требуемую сумму, я положила ее рядом со стаканом и выжидательно взглянула на собеседника:
— Итак.
— Ну какая вы быстрая! — заискивающе улыбнулся тот.
Мне все надоело, и, не дожидаясь продолжения, я встала.
— Постойте, девушка, куда же вы, — засуетился мужчина, подавая под столом знаки своему напарнику.
Обернувшись через плечо, я отрезала:
— Туда, где вас нет! — И поспешно покинула кафе.
Оказавшись на улице, я вихрем метнулась к скурру и уже через секунду была на крыше противоположного дома. Там я собрала волосы в хвост и завязала блузку узлом на животе, изменив по возможности свой облик, и принялась наблюдать за происходящим внизу. Практически сразу, едва я успела перевести дыхание, из дверей показался мой недавний собеседник. Воровато оглядевшись по сторонам, он резво удалился в сторону площади, где ждали таксисты. Соблазн проследовать за ним был велик, но интуиция настойчиво твердила, что от слежки за вторым мужчиной будет больше пользы, а я привыкла слушать свой внутренний голос, он редко оказывался не прав.
Минуты через три будущий объект наблюдения вслед за своим соратником покинул кафе, но в отличие от него, напрочь проигнорировав всех таксистов, довольно резво двинулся на своих двоих. Не зная, радоваться или огорчаться, я неторопливо летела над крышами, не спуская глаз с подопечного и попутно роясь в памяти, пытаясь понять, не встречала ли я его раньше. Если учесть, что преследуемый обладал самой неприметной внешностью, задачка была не из легких. Нисколько не помогало и его облачение — серые брюки и еще не снятое с зимы черное легкое пальто встречались на улицах достаточно часто. Безуспешно промучившись некоторое время, я забросила малоперспективное занятие и вернула внимание к проблеме не потерять объект из виду, поскольку, как уже было замечено, одежда его в толпе ничем не выделялась, а мы как раз вырулили на одну из людных улиц.
Тут темп нашего перемещения значительно упал, поскольку мужчина перешел на прогулочный шаг, кроме того, он то и дело подруливал к многочисленным лоточникам, живо интересуясь предлагаемыми товарами, и, возможно, мне это казалось, но с некоторыми при этом он перебрасывался парой слов. Время от времени незнакомец оглядывался, словно проверяя, нет ли слежки, и, ничего не обнаружив, спокойно двигался дальше. Интересно, как скоро ему придет в голову изучить крыши?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

загрузка...