ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Я действительно очень сильно испугалась и впервые за все расследование задумалась, что кроме денег могу заполучить серьезные неприятности, если после ареста мсье Голльери его коллеги по наркобизнесу решат мне отомстить. На какую-то секунду мне захотелось его догнать и забрать предложенные деньги, но это желание быстро испарилось. И зачем Дэйв привил мне самоуважение и дурацкую гордость? Для торговца, каким он является, эти качества совершенно лишние.
Ворча подобным образом, я продвигалась в сторону кабинета ректора, решив все же сообщить мсье Клеачиму, что преступление раскрыто и пора звать полицию, но моему благому начинанию не дали осуществиться — едва я вошла на лестницу, как сзади послышался какой-то шум. Поскольку мои нервы и так были на пределе, то, вскрикнув, я оглянулась и обнаружила там невесть откуда взявшегося мсье Голльери. Точнее, почти успела обнаружить, поскольку уже через секунду на меня обрушилась вся ярость искусного мага, облеченная в форму спрессованного воздушного тарана, и, не сумев защититься, я кубарем полетела по лестнице вниз в подвал.
Чем это пахнет? Ужас… Опять мой невозможный оцелот какую-то гадость приволок. Недовольно заворочавшись, я пробормотала:
— Фарька, уйди…
— Айлия! — раздался мягкий голос— Айлия, вы меня слышите? — И мое плечо легонько потрясли.
Как-то на оцелота это не похоже, на «вы», да еще и так четко… Приоткрыв глаза, я огляделась и с изумлением обнаружила, что нахожусь совсем не в своей постели, за окном ни разу не солнечное утро, а вокруг кровати, на которой я лежу, с обеспокоенными лицами стоит целая делегация.
Увидев мой, надеюсь, осмысленный взгляд, сразу трое из присутствующих собрались заговорить, но главный врач Ауири мсье Крокуфи пресек все попытки и завладел моим вниманием.
— Как вы себя чувствуете?
Думаю, это его действительно интересовало, но у меня были встречные вопросы, которые я не замедлила задать:
— Что произошло? Как я здесь оказалась?
— Это и нам хотелось бы узнать, — тут же влез показавшийся из-за спин остальных инспектор Орно.
Я уже собралась поинтересоваться, не хотят ли они сказать, что я просто материализовалась на этой кровати в бессознательном состоянии, как заговорила до сих пор спокойно наблюдавшая за ситуацией мадам Хоури.
— Айлия, инспектор неточно выразился. Дело в том, что, уходя с работы, я обнаружила вас валяющейся внизу лестницы и, естественно, тут же сообщила об этом ректору, инспектору и позвала врача. Вопрос же, на который от вас хотят получить ответ, — в результате чего вы оказались под лестницей. Вряд ли просто споткнулись и упали, направляясь к ожидающему вас ректору?
— Я, кстати, так и не дождался, — не замедлил заметить тот.
— Господа, вы не о том, — снова вмешался врач. — Айлия, вы уверены, что с вами все в порядке? Никакого сильного дискомфорта не ощущаете? Падение с лестницы — вещь довольно опасная.
Вняв наконец словам эскулапа, я внимательно прислушалась к собственному организму, тщательно ощупала тело и помотала головой:
— Нет. Вроде все нормально, переломов нет.
— Переломы я проверил в первую очередь, а синяки сами пройдут, — порадовал меня мсье Крокуфи. — Думаю, уже утром вы совершенно оправитесь. Но, — повернулся он к остальным, — помните, никаких длинных или волнующих разговоров. Айлие сейчас необходим полный покой.
Собравшие согласно кивнули, и доктор, коснувшись напоследок моего лба, вышел из комнаты. Сопровождающий инспектора констебль с видом заправского охранника встал у дверей, а три начальствующие особы синхронно, как по команде, сделали шаг к моей постели.
— Итак, — потер руки инспектор. — Мы вас внимательно слушаем.
Слушают они. Даже идя к ректору, я толком не знала, как построить рассказ, что уж говорить о моем нынешнем состоянии.
— Короче, — решилась я. — Я знаю, кто убил мсье Траэра, и у меня есть убедительные доказательства.
За реакцией собеседников было интересно понаблюдать. Инспектор непонимающе нахмурился, совершенно очевидно мне не поверив, тонкие брови мадам Хоури удивленно взлетели вверх, а ректор расплылся в счастливой улыбке, видимо немедленно начав серьезно размышлять, что он сделает со своей половиной награды. Единственное, что объединяло всех троих, — они не проронили ни слова, продолжая пристально на меня смотреть в ожидании продолжения столь самоуверенного заявления. Что ж… придется пойти у них на поводу.
— Собственно, именно убийца и отправил меня валяться без сознания.
— То есть,—тут же профессионально уточнил инспектор, — он совершил еще и попытку убийства? Хотя это неважно… Два раза же не казнишь.
— Так кто это был все-таки? — сварливо уточнил ректор.
— Мсье Голльери, — созналась я.
Вот тут уже реакция всех троих совпала до мелочей — собеседники сначала взглянули на меня с явным недоверием, а затем переглянулись между собой, мол, падение явно даром не прошло, бредит бедолажка. Нарушила возникшую паузу мадам Хоури, безапелляционно заявив:
— Если это Килд, то он Айлию убить точно не пытался. Попытайся он — мы бы с ней сейчас не разговаривали.
Эта, хм, внушающая оптимизм мысль мне тоже в голову приходила. Но с другой стороны, если я буду трупом, то никто не узнает об имеющихся в наличии уликах и соображениях, так что если уж спускать меня с лестницы, то прямиком на тот свет. Для надежности.
Я уже собралась поделиться этими соображениями с собравшимися, но поймала взгляд мадам Хоури, которая, выразительно кивнув на инспектора, одними губами произнесла: «Дракон».
Действительно, Зенедина убить никак не получится, поэтому и меня не стоит. Просто оглушить, выиграв таким образом время, и сбежать.
— Инспектор, — поинтересовалась я, — разве вы не собираетесь послать констебля арестовать мсье Голльери? Хотя, думаю, спешить некуда, все равно в коттедже вы его уже не застанете.
Подняв глаза к потолку, инспектор все же дошел до дверей и выдал скучающему там констеблю соответствующие инструкции, после чего вернулся на пост у моей кровати и сообщил:
— Внимательно слушаю. Что за убийственные улики у вас имеются? И откуда вообще взялась столь неожиданная мысль о виновности всеми уважаемого преподавателя Академии Магии?
Интересно, а что все это время делала полиция, если мсье Голльери они даже не подозревали? Но задавать этот вопрос инспектору я не стала, а лишь уселась поудобнее и приступила к долгому повествованию. Естественно, о налете на ювелира, путешествии в Льон и последнем разговоре с преступником я собиралась умолчать, но и без этого было достаточно неизвестной собеседникам информации.
В процессе слушатели потребовали стулья, воду и даже потребили небольшое количество сыра. Но стоит отдать им должное — ни на что более они не отвлекались, внимая каждому моему слову. Где-то на первой трети изложения вернулся констебль, подтвердив, что мсье Голльери и след простыл, после чего интерес к моему рассказу заметно возрос, и заканчивала я под удивленно-уважительными взорами инспектора с мадам Хоури и мечтательным — ректора.
— И где же находятся вышеупомянутые документы? — спросил полицейский, стоило мне замолчать.
Оказывается, когда доходит до дела, инспектор перестает быть отвлеченным любителем эля и превращается в уверенного в себе профессионала.
— Документы я предъявлю лишь в присутствии адвоката мсье Траэра и свидетелей, которые подтвердят, что я выполнила условия завещания покойного.
— Когда вы сможете это устроить? — тут же повернулся инспектор к мсье Клеачиму, но за него, как водится, ответила заместительница.
— Думаю, завтра днем более чем реально.
— Вас устроит? — обратился полицейский ко мне. — Успеете достать улики?
— Да, — кивнула я.
— Тогда увидимся завтра. До встречи, господа. — И инспектор ушел, прихватив с собой констебля.
— И мы, пожалуй, пойдем, — протянула мадам Хоури. — Отдыхайте. Завтра с утра я сообщу, во сколько состоится встреча.
— Должен заметить, — открыл наконец рот ректор, — я порядком удивлен, что вы добились успеха. Но удивлен приятно. Спокойной ночи.
Оставшись в одиночестве, я осторожно слезла с кровати и сделала несколько пробных шагов. Результат оказался успешным — на пол я не свалилась, лишь голова предательски кружилась. Но, мужественно преодолевая сложности, я добралась до дверей и попыталась по-тихому смотаться домой. Не тут-то было — через пару ярдов меня перехватил доктор Крокуфи и в приказном порядке водворил на место, зафиксировав мое стабильное пребывание в кровати легким сонным заклинанием.
Проснувшись, я признала правоту врача — состояние мое коренным образом улучшилось, и от вчерашнего падения не осталось никаких воспоминаний… если синяки по всему телу не рассматривать. А раздобыв зеркало, я обнаружила заметную и совсем меня не красящую шишку на лбу, один вид которой вызвал желание собственными руками задушить мсье Голльери. Неужели нельзя было оглушить меня поаккуратнее? Но развить эту мысль возможности мне не предоставили — вошедшая с завтраком сиделка сообщила, что уже через час заинтересованные лица ждут меня в кабинете мсье Клеачима в обнимку с доказательствами, так что времени оказалось в обрез, ведь нужно было еще умудриться добраться до дома, переодеться и привести свой внешний вид в хоть сколь-нибудь приличное состояние.
С успехом справившись с поставленной задачей, за пять минут до назначенного времени я вошла в приемную ректора и обнаружила там лучащегося довольством мсье Бьорека.
— Доброе утро, Айлия. С вами все в порядке? — участливо поинтересовался он, опустившись из-под потолка ближе к полу.
— Да, спасибо.
— Выглядите вы хорошо, — заметил призрак и наповал сразил меня извинениями. — Мне очень жаль, что я вчера ничем не смог вам помочь, но в столице ежегодное собрание призраков, и мы с мадам Паолой отсутствовали в Ауири.
Я так удивилась, что сделала пару глубоких вздохов перед тем, как ответить:
— Как видите, я жива и почти невредима, так что ничего страшного не произошло. А где, кстати, мадам Паола?
Бывший ректор сдавленно хрюкнул, старательно сдерживая смех, и, ребячась, подпрыгнул в воздухе.
— Урио отчитывает. Мол, куда он смотрел, как допустил, что ты сумела-таки раскрыть преступление. Надеюсь, — нахмурился он, — ты действительно справилась, ректорша меня не разыгрывает?
— Никоим образом. — Я помахала папкой с раздобытыми документами. — Вот они, неопровержимые улики.
Снова довольно подпрыгнув, мсье Бьорек поинтересовался:
— Так чего мы ждем? Вперед!
И, показывая пример, немедленно просочился сквозь стену в кабинет ректора. Мне ничего не оставалось, как последовать за ним, посредством двери, естественно.
Внутри меня уже поджидали. Мсье Клеачим, его заместительница, инспектор Орно и незнакомый мне мужчина, по всей вероятности тот самый адвокат, сидели вокруг стола и пили кто чай, кто кофе. Над плечом мужа с недовольным видом возвышалась мадам Паола, одарившая меня злобным взглядом. С ее стороны это было совершенно необъяснимо, ну пусть она проиграла пари, но зато приобрела деньги, точнее муж приобрел, мадам Паоле в ее нынешнем состоянии они без надобности.
Незнакомый худощавый мужчина действительно оказался адвокатом, и, после того как нас представили, мсье Ризотти встал и с таким видом, словно он выступал перед присяжными заседателями в суде, заговорил:
— Как вам должно быть известно, я представляю интересы покойного клиента нашей конторы, мсье Галя Траэра. Моей основной обязанностью на данный момент является проследить за безукоризненным выполнением условий его завещания. Судя по полученному мной сообщению, вы, мадемуазель, утверждаете, что можете назвать убийцу?
При этих словах мсье Бьорек горделиво напыжился и свысока подмигнул бывшей супруге ректора, ответившей ему сумрачным взглядом.
— Собственно, — заметила я в ответ на тираду адвоката, — имя убийцы я вчера уже назвала. А вот доказательства, точнее, достаточно веский мотив.
И я положила перед инспектором папку. Тот немедленно ее схватил и погрузился в изучение.
— Так-так…— постучал мсье Ризотти пальцами по столу. — Вкратце мне уже изложили ваши доводы, и я нашел их достаточно логичными и убедительными.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

загрузка...