ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

«Извините, но я занята». Ничего не оставалось, как поить незваных гостей чаем и слушать сетования Мэрион: мол, в дождливую погоду ее светлые волосы торчат во все стороны, персиковая кожа приобретает зеленый отлив и даже глаза тускнеют. Сжав зубы, я из последних сил выражала сочувствие и пару вечеров после подобных набегов бродила по лесу, благо осенью там в изобилии водились грибы и ягоды, а вертящийся вокруг Фарька не давал скучать.
Сейчас же, в середине марта, деревья уже вновь зеленели, а на земле, среди остатков прошлогодних листьев, вовсю пробивалась свежая, сочная трава, на радость зайцам, которых в окрестностях городка встречалось на удивление много. А вот различные виды грызунов оцелоты исправно истребляли, так что урожай ощутимых потерь не нес.
Некоторое время я просто брела между деревьев, наслаждаясь покоем, но затем вспомнила, что обеденный перерыв отнюдь не бесконечен, и почти уверенно развернулась в сторону излучины Каппы, где река угрожающе бурлила, зажатая двумя высоченными скалами. Путь туда оказался совсем не прост — удобные тропинки проложить как-то забыли, и мне пришлось пробираться практически по бурелому, причем большую часть пути вдоль берега реки. Хорошо хоть я утром обрядилась в длинную юбку и туфли на низком каблуке, а не то от зрелища меня,. ковыляющей по лесному ковру на шпильках, старый дракон наверняка бы прослезился. Кстати, а где он? Стоя на широкой каменной площадке, прямо над шумящей водой, я озадаченно оглядывалась. Честно говоря, никаких следов драконьего присутствия заметно не было.
— Может, он все же легенда? — вопросила я ближайшее, внушительных размеров дерево. — Или же оборотень просто скончался? — Это предназначалось ближайшей елке, которая вдруг качнулась из стороны в сторону, став подозрительно похожей на чешуйчатый, покрытый шипами хвост.
— Щас! Я еще из шкур покойных ректоров себе коврик перед пещерой сделаю, — послышался сзади ворчливый голос.
Медленно обернувшись и не отрывая при этом глаз от зеленой чешуи, прямо за своей спиной я обнаружила пару круглых золотистых глаз и пасть, украшенную внушительного размера зубами. Милый, можно сказать, идиллический пейзаж прекрасно дополняли струйки дыма, аккуратными колечками вылетающие из ноздрей дракона и постепенно растворяющиеся в солнечных лучах.
— Меня не предупреждали, что вы огнедышащий.
— Надо же, какие негодники, — укоризненно покачал головой Зенедин. — Думаю, вам стоит вернуться к ним, дабы сообщить об этом небольшом промахе. — И зеленый хвост приглашающе указал в направлении леса.
— Погодите, — стушевалась я, — как-то все неправильно получилось. Может, попробуем еще раз?
— Дерзайте. — Дракон выпустил мне в лицо струю дыма, заставив зажмуриться. Когда же я открыла глаза, никаких следов оборотня вновь не наблюдалось.
— Что за идиотские шутки? Если все драконы-оборотни такие, то я не удивляюсь, что вас изгнали. Ой…— осознала я, что несу. — Извините.
Почему-то заболел живот и запершило в горле. «Успокойся, ты же не на экзамене», — велела я себе и, откашлявшись, заговорила:
— Добрый день. Мсье Зенедин, простите, что я вас беспокою, но мне очень нужно поговорить. — И я неуклюже изобразила что-то отдаленно напоминающее реверанс.
Пару минут ничего не происходило, затем елка вновь стала хвостом, а следом, словно из ниоткуда, проявился весь дракон, и я опять все испортила, ошарашенно выдохнув:
— Ох, ничего себе. И как это у вас получается? Вам же запрещено колдовать.
Дракон возмущенно рыкнул, выпустив ввысь два совершенно одинаковых облака дыма.
— Запрещено, как же. Посмотрел бы я на человека, рискнувшего мне что-то запретить. Это все чертов Сугиам, сгореть ему в раю.
— Простите, а разве в раю можно сгореть?
Огромная голова склонилась набок, и круглые глаза с явным неудовольствием взглянули на меня.
— Конечно. Причем если вы немного пораскинете мозгами, вам это станет очевидно. Безусловно, если мозги у вас есть, — уточнил собеседник. — Сгореть можно, валяясь на пляже, а их в раю полно.
— Ах, в этом смысле. — Странный какой-то дракон. После полутысячелетнего заточения вроде как шутить пытается. И главное, я не вижу никакого энтузиазма в связи с моим появлением.
И, словно отвечая на подобные мысли, Зенедин предложил:
— Давайте все же перейдем к сути вашего визита. Чему обязан?
Я замешкалась, подбирая точные слова.
— Понимаете… Дело в том, что нам буквально вчера рассказали, что вы общаетесь лишь с девушками моего типа внешности, а ваша предыдущая компаньонка перед Новым годом закончила Академию. Вот я подумала: почему бы не зайти поболтать?
— Хороший вопрос, — подозрительно легко согласился дракон. — А у меня есть встречный: с чего вдруг я должен хотеть с вами… гм… болтать?
— Хороший вопрос, — эхом повторила я. — А разве вам не скучно в одиночестве?
Показательно зевнув, Зенедин свернулся в кольцо и пристроил морду между шипами хвоста.
— В каком таком одиночестве? Неужели вы думаете, что в лесу больше никто не живет?
Он меня что, совсем за дурочку держит? Неожиданно для себя самой я разозлилась.
— Ну да, жуки всякие и кролики. Может, лисы с оцелотами иногда пробегают, а они такие интересные собеседники, аж жуть берет.
— Уже лучше, — пробормотал в правую переднюю лапу дракон. Затем, уже более внятно, продолжил: — С чего, собственно, вы решили, что общение с вами более интересно, нежели беседа с оцелотом? Вы с ними вообще разговаривали?
— Мельком. За исключением того, что один их представитель обитает у меня дома и лопает мой сыр. — Фыркнув, я машинально отломила ветку от ближайшего дерева и начала покусывать ее кончик. — Соответственно, льщу себя надеждой, что смогу все же превзойти многих, и не только бегающих на четырех лапах. Все же у меня есть какой-то жизненный опыт.
— Любопытно послушать, — куда более миролюбиво отметил Зенедин. — Расскажите вкратце о вашей жизни до Академии.
Честно говоря, делать это мне совершенно не хотелось, но не обижать же темного мага-оборотня отказом.
— Кстати, — спохватился хозяин. — Садитесь, прошу вас— И, мотнув головой в сторону одного из валунов, он выпустил на него небольшую струю пламени.
Осторожно устроившись на камне, я с опаской взглянула на шумящую прямо подо мной воду и, ощутив исходящее от импровизированного кресла приятное тепло, поблагодарила:
— Спасибо.
— Не стоит, это мелочи, — проворчал Зенедин и напомнил: — Я слушаю.
Поерзав, располагаясь поудобнее, я вздохнула и начала:
— Родилась я, как несложно догадаться, двадцать пять лет назад в небольшой деревушке на морском берегу. Но совсем не потому, что в ней жила моя семья, отнюдь. Просто именно там мою матушку застали роды. Она надеялась успеть доехать до города, но я решила иначе. Если конкретнее, — уточнила я, бросив еще один взгляд на несущуюся внизу Каппу, — родилась я не в самой деревне, а в море.
Зенедин удивленно приподнял морду. Пришлось пояснить.
— Дело в том, что единственной акушеркой, которую удалось раздобыть, оказалась пожилая ихтиандриха, и она категорично велела мамочке сигать в волны, отказавшись в ином случае ей помогать. — Усмехнувшись, я добавила: — С тех пор матушка всем рекомендовала производить на свет потомство исключительно в море. Короче, как только я родилась, семья тронулась в дальнейший путь, и мое крещение состоялось уже в Оршо, где я и прожила до семи лет. — Замолчав, я слезла с камня и попросила: — Не могли бы вы еще его подогреть?
Выдав шикарную струю пламени, дракон спросил:
— А как ваши родители вообще оказались в той деревушке? И кто они? Чем занимаются?
Перед ответом я несколько раз сморгнула.
— Они умерли. Девятнадцать лет назад. И, к сожалению, я их очень плохо помню, большей частью по рассказам брата.
Будто прочувствовав мое настроение, дракон не стал приносить соболезнования и вообще лежал не двигаясь, так что мой рассказ продолжился:
— Отец наш был магом, и тот переезд состоялся по причине перемены места работы. Мама же… она нас растила. Сначала Дэйва, а потом, когда ему исполнилось десять, нежданно-негаданно появилась я.
Чем-то заинтересовавшись, дракон сел, размял лапы и сообщил:
— У магов дети никогда не появляются «нежданно-негаданно». Отчего погибли ваши родители?
— Сгорели. — Пожевав ветку, я добавила: — Вместе с домом, в котором мы жили.
Зенедин вновь никак не отреагировал, молчала и я. Когда же пауза слишком затянулась, дракон все же соизволил продолжить беседу, но отнюдь не самым вежливым образом.
— Мне показалось, или вы действительно говорили, что ваша жизнь была интересной и полной впечатлений. Пока я ничего занимательного не услышал. Вам есть что еще сообщить?
Подавив возникшее сильное желание послать оборотня куда подальше, я сказала себе: «Сто тысяч», обхватила плечи руками под порывом ветра и покорно заговорила:
— После пожара городские власти хотели отдать меня в детский дом, поскольку никаких других родственников у нас с братом не было, но Дэйв попросту стащил меня из больницы, и мы сбежали. Родители оказались предусмотрительными, свои сбережения они хранили вне дома, в конторе отца. Забрав ночью все деньги, Дэйв купил небольшой торговый фургон, и мы принялись колесить по всей стране, покупая и продавая различные мелочи.
— То есть вы попали в Академию магии прямиком из фургона бродячего торговца? — Дракон совершенно явно был изумлен, и я удовлетворенно усмехнулась.
— Не совсем. Большую часть жизни торговцы проводят в пути, и я все это время тратила на чтение книг. А на их покупку — все карманные деньги. Так что, когда у Дэйва пошло дело и появилась наличность, я оказалась в школе и довольно быстро освоила все, чего не понимала ранее. Закончив ее с отличием, я поступила в Центральный Магический Колледж Теннета, после которого его руководство настойчиво рекомендовало мне отправиться в Академию Магии, шлифовать свое мастерство и развивать теорию волшебства.
— Захватывающая и поучительная история, — махнув хвостом, съязвил Зенедин. — Если я правильно понял, ваш отец обладал магическими способностями, а мать нет. Как насчет вас с братом?
Не сдерживая гордости, я созналась:
— Дэйв очень этого хотел, но, увы. Он уродился в маму. Я же обнаружила склонность к магии уже года в три, совершенно случайно превратив вечернее молоко в шоколад. С тех пор папа начал со мной заниматься, а разъезжая с братом, я не упускала ни малейшей возможности получить очередной урок и не пропускала ни одного встречного волшебника. Правда, не все из них воспринимали подобные идеи с энтузиазмом, но мало кто мог устоять против универсального аргумента, а за мое обучение брат пусть неохотно, но исправно платил, так что поступить в колледж, а затем в Академию мне не составило особого труда.
Собеседник довольно неохотно изобразил аплодисменты.
— Впечатляюще, весьма впечатляюще, — поздравил он. — В качестве финальной точки хотелось бы изучить ваши планы на будущее.
Ответ на этот вопрос был мне известен давно, и сейчас, не шибко задумываясь, я выпалила:
— Я всегда собиралась продолжить дело папы, обосновавшись в Теннете. Это очень красивый город, только жилье дороговато, а мне очень хочется иметь небольшой домик на берегу канала. Вот если мне удастся заполучить эти сто тысяч…
— Так-так-так. — Хвост дракона отбивал на камне нехитрый ритм. — Про какие это сто тысяч идет речь?
Отведя взгляд в сторону, я пробормотала:
— Да ни о каких пока, в общем-то. Просто такой суммы точно хватит на домик.
— Безусловно, — кивнул дракон. — Позвольте предложить вам выбор. Или через секунду я услышу правду о ста тысячах и истинных причинах вашего появления, или чтобы через ту же секунду вашего духа в радиусе километра не было.
— Но я…
— Секунда прошла, — совсем не дружелюбным тоном отрезал Зенедин.
Хм… похоже, ничего не остается, как сознаться. Знала же, что запудрить мозги темному магу с почти тысячелетним стажем не удастся, но нет, попыталась… Вот и расхлебывай теперь. Взглянув на дракона, я истолковала выражение его приоткрытой пасти как нетерпеливое ожидание и приступила к чистосердечному признанию.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

загрузка...