ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Странно, — медленно произнесла я. — Вроде как вы с мадам Паолой в силу одинакового, так сказать, способа существования должны бы поддерживать друг друга, находиться по одну сторону баррикад, а на самом деле имеет место ровно противоположная ситуация.
Мсье Бьорек поперхнулся и сдавленно закашлялся.
— Айлия, вроде мы договорились, что вы здравомыслящая и понимающая очевидные вещи волшебница. Ведь так?
Я кивнула, подтверждая.
— Тогда как вы можете выдвигать абсурдные предположения о моем сотрудничестве со старой, толстой, ворчливой да еще и мертвой стервой?
Решив, что не стоит заострять внимание собеседника на том, что и он довольно давно не очень-то жив, я пробормотала:
— Все так. Но почему-то именно мадам Паола помешала ректору расторгнуть заключенное накануне вечером устное соглашение, а если исходить из вашего описания ее милого характера, она и близко не должна никого подпускать к наследству…— Я осеклась, заметив, что собеседник едва сдерживает ухмылку. — Погодите… Мсье Бьорек, неужели вы и к этому имеете отношение?
— Все равно правда со временем выплывет, — еле слышно, одними губами проворчал призрак и обратил на меня лучащийся ехидством взгляд. — Да, вы правильно догадались. Когда рано утром, после вашей вечерней встречи в коттедже Галя, ректор ушел на работу, я решил подстраховаться и отыскал его супругу. Паола, естественно, уже передумала о чем-то договариваться, аргументируя свое мнение тем, что вам, с драконом или без, все равно убийцу не найти, а значит, заморочиваться на разные соглашения совершенно не стоит, тем более что денег на ваш дом будет жалко. Очень последовательный подход, не находите? Будучи вполне готов к подобному повороту событий, я слово за слово заключил с ней пари. Супруга Урио утверждала, что вам убийство нипочем не раскрыть, я же стоял на том, что вы справитесь. Естественно, необходимым условием для пари было ваше с ректором сотрудничество.
Так вот чем объясняется столь удивившее меня поведение мадам Паолы. Оказывается, я не замечала очень многого из происходящего вокруг. Пожалуй, стоит на досуге потренировать наблюдательность, чтобы не оказываться более в глупом положении несмышленыша, которому приходится все разъяснять.
— Если это не очень личное, расскажите, на что вы с мадам Паолой поспорили? Надеюсь, не на пост ректора?
Горделиво приосанившись, мсье Бьорек изрек:
— Практически. Я давно хочу внести в жизнь Ауири некоторые изменения. Обнаружишь убийцу — воочию увидишь какие. Сейчас же об этом рано говорить.
— Как это рано? А если мне не понравятся ваши хваленые изменения? Может, имеет смысл признать поражение в поимке преступника.
Призрак погрозил мне тростью.
— Глупости. Во-первых, ничего плохого я не предложу. Ты же наверняка не откажешься, например, от более ярких фонарей на дорожках городка. А во-вторых… я что-то краем уха слышал про домик на берегу канала. Или жизнь в съемной квартире на окраине столицы тебя больше привлекает?
— Все-все, — сдавшись, подняла я ладони. — Уже никто ничего не бросает. Точнее, бросает все свои силы на расследование убийства мсье Траэра. Проявите добрую волю, подскажите, к примеру, как предлагается искать свидетелей, если все обитатели городка, будто страдая водобоязнью, дружно сидели по домам, не смея даже нос наружу высунуть. И надо было дождю пойти как раз в вечер убийства.
Мсье Бьорек, чей полупрозрачный силуэт в лучах взошедшей луны сиял красивым серебристым светом, наставительно произнес:
— Для начала, вам не приходило в голову, что мсье Траэра убили конкретно той ночью именно по причине дождя? А кроме того, далеко не все жители Ауири боятся дождя, некоторые скорее наоборот.
— Да уж, — хмыкнула я. — От Фарьки и его соплеменников толку ноль. Они весь вечер и ночь резвились в лесу, отрываясь по полной программе. А Тьорка полиция допросила в первую очередь и никакой полезной информации не выяснила.
— Так то полиция, — глубокомысленно заметил собеседник.
— Предлагаете мне лично с ним поговорить?
— Не мое дело что-то предлагать, — резво пошел призрак на попятную. — Замечу лишь, что довольно странно с вашей стороны до сих пор так и не пообщаться со свидетелем, который вполне мог оказаться в нужное время в районе места преступления. Неужели в вас говорит снобизм и расовая неприязнь?
Интересно, если бывший ректор такой хороший детектив, что помешало ему вместе с драконом взяться за это дело? На кой черт понадобилась я? Озвучивать столь ценные идеи я не стала, вдруг такая мысль мсье Бьореку просто в голову не приходила и он за нее с энтузиазмом ухватится? Плакал тогда мой домик. Пару секунд задумчиво потеребив локоны, я взглянула на собеседника и, старательно соорудив на лице просительное выражение, заговорила:
— Я, безусловно, понимаю, что это несколько поколеблет честный дух вашего с мадам Паолой пари, но не могли бы вы поделиться со мной своими соображениями касательно убийства? Замечу также, что ни снобизмом, ни неприязнью к другим расам не страдаю, так что ваши замечания совершенно беспочвенны.
— На пути к победе над Паолой все средства хороши, — заявил призрак. — Знали бы вы, как она меня достала. Что же касается убийства… Я довольно много времени провел, размышляя на эту тему, и пришел к однозначному выводу, что все это очень странно. — Замечательный вывод. Очень мне поможет. — С одной стороны, я готов поклясться, что виновен один из наших преподавателей, с другой — в упор не вижу никакого реального мотива.
— Но некоторые все же питали по отношению к мсье Траэру ярко выраженную неприязнь, — вставила я.
— Согласен. Однако легкий негатив — еще не повод перерезать горло.
— А как же огромное наследство? Двести тысяч марок уж точно не могут не считаться поводом.
— И кому они достались? — фыркнул мсье Бьорек. — Нет, тут все не так просто, для расследования этого дела совершенно необходим хороший психолог. Вы хороший психолог, Айлия?
Я вспомнила годы, проведенные в поездках по стране, в постоянном общении с самыми разнообразными созданиями, и кивнула.
— Думаю, неплохой.
— Вот вам и карты в руки, — резюмировал собеседник.
Повисла пауза. Поняв, что больше никакой ценной информации мне сообщать не собираются, я слезла с валуна, поморщилась, чувствуя, как в затекшие конечности вонзилась тысяча иголок, и обратилась к раскачивающемуся под порывами прохладного ночного ветра привидению:
— Благодарю за содержательную беседу. Торжественно обещаю сделать все возможное, чтобы вы выиграли спор.
— Не сомневаюсь, — самоуверенно ухмыльнулся мсье Бьорек и, изображая непоседливое облачко, взмыл в темное небо.
Оставшись одна в кромешной темноте, я растерянно огляделась по сторонам и разочарованно пробормотала:
— Вот так всегда. Сначала пламенный спич о ярких фонарях, а потом взял и испарился, даже не сообщив, в какую сторону идти.
Тут я, безусловно, несколько лукавила, поскольку свое месторасположение в пространстве знала отлично, и наблюдавшаяся в моих рядах нерешительность касательно дальнейшего направления движения имела в своем первоисточнике совершенно другую дилемму — здравый смысл или кокосовое мороженое.
С одной стороны, мы с Георгом вроде как договорились, с другой — ну не связываюсь я с женатыми мужчинами. Потом мне же хуже будет. Я к нему привяжусь, возможно, даже влюблюсь по неосторожности, а довольствоваться придется редкими встречами, в лучшем случае примерно раз в три дюжины дней, да осознанием того, что я лишь приятное времяпрепровождение и, стань мы видеться больше и чаще, я ему быстро надоем. Нет уж, подобное удовольствие не для меня, увольте.
Решительно развернувшись, я направилась прочь от Ауири, к берегу Каппы, где располагалось жилище нашего садовника.
Собственно, от настоящих ихтиандров Тьорк отличался не сильно — и внешность, и привычки совершенно явно были унаследованы им от матери. Папочка же отметился лишь в вопросе продолжительности пребывания на воздухе да меньшей интенсивности рыбного амбре.
Многие в Ауири искренне удивлялись тому, что Тьорк покинул свой родной архипелаг Филант, предпочтя жизнь среди людей, но это были лишь те, кому никогда не доводилось видеть поселения чистокровных «нелюдей». Ихтиандры, гномы, эльфы, друиды и даже дриады не могли похвастаться даже намеком на терпимость в отношении полукровок, всячески напоминая тем даже о еле заметных отличиях и самую малость утраченных способностях. Мне же, побывавшей ненароком в одной из деревень ихтиандров, казалось совершенно очевидным, что в кругу людей Тьорк чувствует себя менее чужим, чем среди сородичей матери. Дом его, правда, был выстроен с соблюдением всех традиций их рода. Два входа — один с берега, другой под водой, и, соответственно, часть помещений тоже располагалась ниже уровня Каппы. Каким-то непостижимым образом Тьорку удалось отыскать в шумной речке относительно спокойную заводь, и его домику не угрожало быть унесенным бурлящими водами.
Тщательно выбирая, куда бы поставить ноги на болотистом берегу, я добралась до его двери и постучала.
— Тьорк, добрый вечер, это Айлия со второго курса. Открой, пожалуйста, я хочу тебя кое о чем спросить.
Услышав за дверью хлюпающие шаги хозяина, я, как обычно вовремя, подумала о том, что стоило бы принести ему гостинец. Все же даже среди отличающихся потрясающей терпимостью жителей Академии Тьорку должно быть одиноко, неуютно и катастрофически не хватает простого человеческого внимания и общения.
Как только ихтиандр открыл дверь, на меня пахнуло невероятным ароматом тухлой рыбы, и я лишь каким-то совершенно непостижимым образом сумела сохранить невозмутимое выражение лица.
«Старайся дышать ртом», — напомнила я себе и, наклонив голову, чтобы не удариться о низкую притолоку, шагнула внутрь.
Вопреки моим опасливым ожиданиям, в сухопутной части дома Тьорка оказалось вполне уютно, симпатично и отсутствовали даже намеки на сырость. Как ему это удавалось, было совершенно непонятно, наверно, ихтиандры за время своего существования изобрели и отладили до совершенства технологию постройки подобных жилищ.
Внутри помещение очень напоминало гостиную мадам Арно, и я была почти уверена, что дриада приложила руку к убранству обиталища Тьорка, слишком уж все вокруг дышало любовью к лесу, а от ихтиандра скорее следовало ожидать водной тематики.
Когда хозяин аккуратно прикрыл за мной дверь, я дружелюбно улыбнулась, не забывая о необходимости избегать вдохов носом, и заговорила:
— Добрый вечер, Тьорк. Надеюсь, не помешала.
— Я пересаживал водяные тыквы в более просторные горшки, — настороженно глядя на меня, сообщил садовник.
— Давайте я вам помогу. Разговор совсем не требует полной сосредоточенности, и совместить его с работой будет даже полезно.
Коротко кивнув, хозяин неторопливо прошлепал в глубь помещения, я же, поискав тапки и не обнаружив ничего, хоть отдаленно их напоминающего, двинулась следом как есть.
Довольно неожиданно на меня пахнуло сыростью, и практически сразу же Тьорк с довольно громким всплеском нырнул в воду. Хм… как-то о том, что водяные тыквы находятся не на суше, я забыла подумать. Но что делать? Совершенно бесстрашно я нырнула следом, и тут же обнаружилось, что воды в комнате всего по пояс и я совершенно спокойно могу стоять.
Пока я отжимала непонятно зачем намоченные волосы, ихтиандр прошелся по периметру комнаты и достал из воды большие раковины, тут же засиявшие ровным голубым светом, по совокупной яркости не уступавшим освещению, получаемому от более привычных для меня светлячков.
— Сюда, — подозвал меня Тьорк, остановившийся в дальнем углу у стола, сделанного из грубо отесанных досок.
Подойдя, а точнее подбредя, к нему, я обнаружила, что стол заставлен разнообразными горшками. Из тех, которые поменьше, весело извиваясь, торчали ростки тыквы, большие же пустовали.
— Смотри, — привлек хозяин мое внимание и весьма ловко пересадил одну лозу в подходящую ей по размеру емкость.
— Понятно.
Технология оказалась довольно проста, и мне удалось воспроизвести ее без особых проблем.
— Я все правильно делаю? — уточнила я у Тьорка.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

загрузка...