ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Почему первого? — удивилась я. — Люди обычно не начинают заниматься магией в… сколько было мсье Траэру в тысяча шестьсот двадцатом году?
— Около четырнадцати лет.
— Вот именно. Вам не кажется, что это довольно странно? И куда смотрели его родители?
— Боюсь, по этому поводу я не смогу вам ничего сообщить, — огорошил меня сыщик-самородок.
Послушно огорошившись, я сглотнула и недоверчиво переспросила:
— В каком это смысле не можете? Неужели, совершив невероятное и раскопав такое неимоверное количество сведений за одни сутки, вы забыли поинтересоваться, когда и у кого объект появился на свет и чем занимался в первые четырнадцать лет своей жизни. Или это тайна, покрытая мраком?
Задумчиво перебрав несколько бумажек, кучей валяющихся на столе, собеседник моргнул и подтвердил:
— Именно так. Никто из тех, кто общался с мсье Траэром, понятия не имеет, откуда он взялся и что делал до тысяча шестьсот двадцатого года. Если честно, у меня сложилось впечатление, что объект или с неба свалился, или одной прекрасной ночью таинственным образом материализовался на пристани из густого тумана.
Какие образы, однако… просто поэт, а не сыщик…
Я принялась лихорадочно перебирать полученные от мсье Кре отчеты, пытаясь отыскать их начало. Действительно, первое упоминание о мсье Траэре относилось к тысяча шестьсот двадцатому году. Очень странно. Так просто не бывает! Выпрямившись, я настойчиво уточнила:
— Но люди не возникают из ниоткуда. Не верю я, что за столько лет мсье Траэр никому ни разу не обмолвился о своем прошлом.
Хотя… вспомнив рассказ смотрителя музея, я вполне была готова поверить в полную неизвестность прошлого мсье Траэра.
— Понимаю ваши сомнения, — кивнул детектив, и сам выглядевший довольно обескураженно. — Я, до того как взялся за ваше дело, тоже не сталкивался с подобным, а тут на тебе… Мне даже несколько неудобно перед вами.
— Вот это совершенно зря. Вы проделали грандиозную работу, за что от меня огромное спасибо. И надеюсь, вы на этом не остановитесь, накопав еще что-нибудь любопытное, если оно, конечно, существует в прошлом мсье Траэра.
— Безусловно, — кивнул мсье Кре с энтузиазмом. — Я уже сам заинтересовался этой странной историей.
— Совершенно неудивительно. — Я встала. — К сожалению, я вынуждена вас покинуть, впереди сегодня еще много дел. Сколько я должна за работу?
Сыщик покрылся красными пятнами и принялся мямлить что-то вроде:
— Н-ну… если учесть, что расследование еще не закончено…
Я, будучи девушкой прагматичной, соответственно не желающей просто так переплачивать, а цен на подобные услуги не знающей, помочь ему ничем не могла. Пришлось молча стоять и ждать, пока мсье Кре придет к консенсусу с собой и огласит сумму. Наконец это случилось, и, вручив детективу весьма скромный, по моему мнению, гонорар, я распрощалась, не забыв дать ему адрес абонентского ящика в Теннете на случай, если удастся узнать еще что-нибудь стоящее.
Так просто уйти не удалось. Я еще примерно дюжину раз повторила, что работа проделана прекрасно, результатами расследования я целиком и полностью довольна и не забуду порекомендовать его детективное агентство всем своим друзьям и знакомым. И только когда совершенно смущенный сыщик в очередной раз своротил вешалку, я смогла, улучив удобный момент, ретироваться.
Недолгое совещание в моих верхах сформировало решение захватить с собой в приют оцелота. Главным образом потому, что очень не хотелось весь вечер пререкаться с надутым и угрюмо огрызающимся Фарем, причем без всякой возможности вышвырнуть его за дверь. Нет уж, увольте.
Оказавшись в доме Журио, я заглянула на кухню выпить молока с печеньем и, подкрепившись, пошла в предоставленную мне комнату. Фарь, летучести у которого за время моего отсутствия нисколько не поубавилось, обнаружился плавающим в районе потолка. Завидев меня, зверь радостно вякнул:
— Айли! Сотри, как я у'ею! — И, энергично двигая хвостом, оцелот принялся довольно ловко перемешаться в пространстве, на каждом повороте ярко сверкая в лучах солнца.
— Потрясающе, — признала я. — А теперь предлагаю спланировать на мое плечо, или я отправляюсь по делам в одиночку.
Угроза возымела действие — на редкость точно приземлившись, Фарь улегся на свой излюбленный насест и горделиво задрал нос. Оставив это без внимания, я прижала зверя рукой, вышла из дома и, осторожно усевшись на скурр, взлетела.
На улице было достаточно светло, и, несмотря на действительно имеющиеся вечером дела, я позволила себе поглазеть по сторонам. Солнце висело над морем огромным красным светящимся шаром, придавая облакам тот же невероятный оттенок, а оголенные силуэты мачт на их фоне смотрелись почти романтично. Добавляла такого настроения и солнечная дорожка, бежавшая от горизонта к берегу по почти зеркально гладкой воде. С восторгом я загляделась на открывшуюся панораму и не заметила, как долетела до реки. Сегодня ветра не было, и я смогла разглядеть ее, не отвлекаясь на проблему сохранения равновесия. Даже точно зная, что нахожусь над той же Каппой, что протекает и под пещерой Зенедина, я все равно не могла в это поверить.
На другом берегу практически отсутствовали какие-либо признаки цивилизации и начинался лес Риона, простирающийся вплоть до Туманных гор и населенный самыми диковинными существами. Эльфы, дриады и оцелоты мирно в нем уживались, поделив поистине огромные чащобы. Порадовавшись, что приют стоит на самой окраине леса, где есть еще следы обитания человека, я ускорила полет, и вскоре моя цель появилась в поле зрения.
К приюту мы с Фарькой прибыли на час раньше чем вчера, и, судя по отсутствию снаружи толпы резвящихся детей, занятия еще шли полным ходом. Оставив Фаря сторожить скурр, привязав зверя к доске для надежности, я, на сей раз ничуть не маскируясь, вошла через главный вход, оказавшись в учебно-административном корпусе. Три крыла же, как гласил висящий на стене план, отводились под жилые помещения для младших групп, старших групп и преподавателей.
Пользуясь отсутствием в холле воспитанников, я смогла спокойно оглядеться. Обстановка очень напоминала коттедж мадам Арно в Ауири — полированное до блеска дерево и неимоверное количество растений. Полы покрывали пушистые, цвета темного меда ковры, уменьшающие риск разбить лоб или коленку, а по углам тут и там цветными пятнами виднелись забытые игрушки. Вдохнув свежий лесной воздух, я почти физически ощутила атмосферу уюта и спокойствия, царившую в приюте. С трудом подавив желание немного подремать на ближайшем диванчике, я еще раз взглянула на план и пошла к лестнице, ведущей на второй этаж, к кабинету директора. Из вчерашнего разговора с Бренном и Марио следовало, что наиболее перспективно в плане получения и информации о мадам Гретель Арно побеседовать с директором, мадам Хеменой Кулатон, и ее заместительницей, мадам Шереметой. Причем я была совершенно убеждена, что сведения, полученные от них, окажутся диаметрально противоположными и толк будет только от одного, но вот от какого — пока оставалось неясным.
Остановившись перед дубовой дверью, сплошь покрытой затейливой резьбой, я постучала. Несколько секунд ничего не происходило, затем тяжелая створка неожиданно тихо распахнулась, и я оказалась лицом к лицу с дриадой, как водится, неопределенного возраста.
— Здравствуйте, мадемуазель, — хорошо поставленным голосом произнесла она. — Вы ко мне?
— Если вы — директор приюта мадам Хемена Кулатон, то да, — сообщила я, проходя внутрь кабинета. — Добрый день.
— Присаживайтесь, — указала хозяйка на стоящее у огромного окна кресло.
Я присела и уставилась на нее. Если мадам Арно, не желая отличаться от остальных жителей Ауири, одевалась, как принято у людей, то про мадам Кулатон такого сказать было нельзя. Платье цвета светлой древесной коры мягко струилось по ее безупречной фигуре, на талии прихваченное тонким зеленым пояском в цвет лентам затейливой прически. Бесшумно ступая в мокасинах из полосок кожи, дриада подошла ко второму креслу и, заняв его, спросила:
— Могу я узнать, кто вы?
Вопрос был, в общем-то, совершенно закономерный и ожидаемый, но я представилась с видимой неохотой:
— Меня зовут Айлия Нуар, я работаю в Высшей Академии Магии в Теннете.
В глазах дриады засветилось понимание.
— Я ничего не путаю, это к вам уехала Гретель?
— Именно, — кивнула я.
— Надеюсь, с ней ничего не случилось? — немного обеспокоенно осведомилась мадам Кулатон.
— Нет-нет, — поспешила я ее заверить. — Дело в том, что у Академии Магии на днях юбилей, и мы собирались выпустить альбом, посвященный этому знаменательному событию. А поскольку мадам Арно весьма неохотно распространяется о своем прошлом, то ректор Клеачим послал меня собрать информацию для статьи…— Я осеклась и замолчала, обнаружив, что собеседница с трудом сдерживает усмешку. Довольно долго мы молча пялились друг на друга, затем директор поправила выбившуюся из безупречной прически воображаемую прядь и, чуть улыбнувшись уголком губ, поинтересовалась:
— Скажите, Айлия, вы считаете меня настолько глупой? Или просто сами не смогли придумать ничего более правдоподобного?
Да, удар пришелся точно по больному месту. Не зная толком, как нынешний директор приюта относится к дочери ее предшественницы, я оказалась в довольно странном положении, и изобрести универсальную легенду так и не получилось, точнее, она блистательно провалилась в первые же секунды. Чувствуя на себе острый взгляд темных глаз, я поняла, что выбора не осталось.
Поежившись, я намотала один из непокорных локонов на палец, попутно усмехнувшись при мысли, какой контраст представляют наши с хозяйкой приюта прически, и неожиданно для себя самой выложила правду. Про убийство, завещание покойного и наше с Зенедином расследование. На сей раз слушали меня более внимательно, а главное, серьезно.
— Я правильно вас поняла? — уточнила мадам Кулатон. — Гретель подозревается в убийстве преподавателя из Высшей Академии Магии, и вы здесь, чтобы выяснить темные пятна в ее прошлом?
— В принципе, все обстоит именно так, как вы изложили. Но не только, — пошла я на попятную. — Основной целью моего визита в Льон было раскопать что-нибудь о покойном мсье Гале Траэре.
— И как? — снова легонько усмехнулась дриада. — Раскопали?
— Не очень-то много, — честно созналась я. — Детектив не смог найти никакой информации о покойном вплоть до тысяча шестьсот двадцатого года.
По лицу мадам Кулатон пробежала тень.
— Да, я хорошо помню этот год. Именно тогда я возглавила приют.
— То есть, — переспросила я, — именно в том году в доме случился пожар?
Собеседница явно удивилась.
— Вы, оказывается, в курсе? Да. И недавно у нас в приюте был собственный своеобразный юбилей, правда весьма печальный, — ровно тридцать лет со времени той ночной трагедии.
— А ее причины до сих пор остались неизвестны? И вы так и не знаете, отчего возник пожар?
— Нет, — ни секунды нераздумывая, покачала головой дриада. Слишком быстро, чтобы я ей полностью поверила. Но, не желая на столь ранней стадии даже намека на конфликт, я не стала высказывать свои сомнения, а просто перешла непосредственно к самому интересующему меня вопросу:
— Мадам Кулатон, как вам кажется, что побудило мадам Гретель Арно покинуть этот уютный, с детства привычный дом и уехать за тридевять земель, в Академию Магии, где у нее не было никаких знакомых?
Дриада хмуро на меня взглянула и выдала следующее:
— Понимаете, Айлия, я совершенно не разделяю ваше желание расследовать убийство, произошедшее в Академии Магии. Это работа полиции, а вам следует заняться учебой и не гнаться за легкой наживой. Но не в моих привычках наотрез отказывать в помощи, поэтому я по возможности отвечу на ваши вопросы, но прошу задать их быстро. Мое время мне достаточно дорого.
Вот так вот. Совершенно будничным тоном меня безупречно вежливо поставили перед фактом, да еще и припечатали. Красиво. Но я тоже не лыком шита — ни один мускул не дрогнул на моем лице, я лишь коротко кивнула и повторила:
— Так по какой причине мадам Арно переехала в Академию Магии?
— Да не было никаких особенных причин.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

загрузка...