ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Теперь, похоже, уже я сморозила что-то не то. С тяжелым вздохом я слезла с насиженного камушка и, обойдя лежащую ко мне хвостом зеленую чешуйчатую громаду, присела рядом с его головой, свесив ноги с обрыва.
— Я была не права. Извините.
— Ох, скинуть бы тебя с обрыва, — мечтательно протянул дракон. — Но пока воздержусь, тем более что в чем-то и я действую не совсем лояльно по отношению к тебе.
— Довольно мягкая формулировка, — саркастически заметила я.
— Предлагаю пикировку временно прекратить, а то у полиции действительно появятся шансы нас опередить.
— Согласна, — с энтузиазмом откликнулась я. — Тогда я пошла за садовником?
— Вот неугомонная, — вздохнул Зенедин. — Давай тащи сюда эту благоухающую полурыбину.
— Терпимее надо быть, терпимее, — съязвила я и скрылась в лесу.
Поиски Тьорка неожиданно заняли кучу времени. Для начала я забыла подумать и зачем-то отправилась к нему домой, мне даже в голову не пришло, что садовник вчера пуншем не напивался и сегодня в отличие от большей части населения городка совсем не лежит, тихо постанывая, а, как обычно, роется в клумбах. Сообразила это я после того, как минут десять настойчиво стучала в дверь домика ихтиандра, и, выругавшись, пустилась в обратный путь по кочкам и торчащим из травы в самых неожиданных местах корням. Про кротовые и мышиные норы я вообще молчу…
Дальше потребовалось безрезультатно обойти почти весь городок, пока я не достигла окраины в районе коттеджа мадам Арно. Тут-то Тьорк и обнаружился, как и следовало ожидать, в обществе своих лелеемых клумб, вскапывающим очередную и сажающим на нее цветы в только ему известном порядке. Подойдя ближе, я опустилась на корточки и поздоровалась.
Уговаривать Тьорка пойти со мной пришлось долго. Упирался он очень качественно, то и дело придумывая различные причины для отказа. И работы много, и обед пропускать не годится… Но я проявила потрясающее упорство и, совершенно обнаглев, поинтересовалась у садовника, не хочет ли он потерять работу за такой безапелляционный отказ от сотрудничества с посланцем ректора. После этих слов ихтиандр устало вздохнул, сложил инструменты в сумку и, встав, буркнул:
— Ведите. Но это чистое принуждение. Я разочарован, ранее вы мне казались одним из немногих приличных людей в этом городке.
Разочарование ихтиандра я как-нибудь переживу… за пятьдесят тысяч марок. Хотя я не очень любила плохое к себе отношение и по возможности старалась это предотвратить, но нельзя нравиться всем. Рассуждая подобным образом, я неторопливо шла рядом с Тьорком и вдруг обнаружила, что он опасливо посматривает на коттедж мадам Арно. Резко оглянувшись, я заметила в окне кухни шевельнувшуюся занавеску, — похоже, дриада проявляет любопытство. Глупо ее за это осуждать, ведь, как ни крути, мадам Арно ситуация касается достаточно близко.
— Добрый день, — приветствовал нас дракон.
К появлению ихтиандра Зенедин подготовился основательно: извлек подушку из пещеры, пристроил ее на краю обрыва и улегся на ней в самой величественной позе, возвышаясь темным силуэтом на фоне безоблачного голубого неба.
— И вам того же. Может, хоть вы объясните, зачем меня сюда завели? Я знать не знаю ничего про убивца, и не спрашивайте.
Пока эти двое обменивались любезностями, я сочла свою миссию выполненной и, пройдя по краю площадки, уселась на валун, с предвкушением приготовившись наблюдать, как дракон без проблем расколет несговорчивого свидетеля.
— А я все-таки спрошу, и, надеюсь, вы соизволите мне ответить. — Тон Зенедина нисколько не напоминал вчерашний, мягкий, вкрадчивый и немного ироничный, при разговоре с дриадой. Наоборот — дракон был совершенно серьезен и холоден, даже немного угрожают. — Итак, где вы были в вечер убийства?
— Так я ей уже говорил, — небрежно кивнул садовник в мою сторону. — Сажал цветы на окраине городка.
Глаза дракона хищно блеснули.
— Это неподалеку от коттеджа мадам Гретель Арно?
— Да, — подтвердил Тьорк немного обескураженно. Мне его, честно говоря, было немного жаль, я-то знала, какое продолжение последует. Дракон не замедлит опутать ихтиандра сетями, уличив в прямой лжи.
— Очень интересно, — протянул Зенедин. — А вы в курсе, что сама мадам Арно категорически отрицает, что видела вас там после восьми вечера, и заявляет, что не могла не заметить, если бы вы там действительно находились?
Вот и началось. Услышав слова дракона, Тьорк вздрогнул от неожиданности, ему не приходило в голову, что дриада опровергнет его алиби. Но так легко сдаваться ихтиандр не собирался.
— Дело в том, что я обрабатывал клумбы с противоположной от крыльца домика стороны, и, конечно, мадам Арно меня не было видно.
— Предположим, — совершенно спокойно согласился дракон. — А какая погода стояла тем вечером, не напомните?
После небольшой паузы садовник покачал головой.
— Точно не скажу. Обычная погода.
— Айлия, может, ты нам подскажешь? — обратился детектив ко мне.
Без малейшей запинки я отрапортовала:
— Тем вечером и ночью был ливень. Хлестало как из ведра.
— Ах да! — картинно воскликнул дракон. — И как я запамятовал? Мадам Арно тоже говорила, что сидела под дубом, любуясь на дождь. Простите, но я не очень смыслю в садоводстве и не понимаю, как в такую погоду можно что-то сажать. — Закончив, Зенедин выжидающе взглянул на Тьорка.
— Что вы ко мне пристали! — неожиданно возмутился тот. — Это мое дело, где я был и чем занимался. А вас это совершенно не касается.
— Лично меня, возможно, и нет. Но вот мсье Клеачима, притом что на вверенной ему территории совершено зверское убийство преподавателя, очень даже касается. А он посчитал нужным передать полномочия по разрешению ситуации мадемуазель Айлие Нуар. Если я ничего не путаю, ей вы тоже правды не сказали.
Тьорк сжал губы и повернулся, собираясь уйти.
— Не советую так поступать, — предостерег дракон.
Ихтиандр остановился и исподлобья уставился на оборотня. Удовлетворившись маленькой победой, тот продолжал:
— Я понимаю, вы, как и многие в Ауири, напуганы происходящим и не желаете ни во что вмешиваться — во избежание, так сказать. Это разумная и понятная всем позиция, которую сложно поколебать. Но я попробую. Говорить буду прямо, чтобы мои слова нельзя было трактовать неправильно.
Дракон поднялся, думая, что так он выглядит более внушительно, и приступил:
— Итак, вариантов всего два. Или вы добровольно рассказываете правду про тот вечер, или я превращу вас в… жабу. Будете коротать дни, квакая на листе кувшинки в обществе миловидных квакушек.
Услышав такое из пасти дракона, я от изумления чуть с валуна не свалилась. Мне на месте Тьорка точно стало бы не по себе. Садовник же приосанился и глазом не моргнув парировал:
— Вы меня за дурака держите, но это не пройдет. Всем известно, что вам запрещено колдовать.
Плохой аргумент. Зенедин тоже так считал — усмехнувшись и выпустив при этом струю едкого дыма, он согласился:
— Мне-то нельзя, а вот Айлии можно. Я ее научу, и вы поселитесь в камышах. Подтверди, — повернулся он ко мне.
Не тратясь на голословные утверждения, я без всякого напряжения вспомнила самое первое заклинание, рассказанное мне оборотнем, и на полянке появилась тучка, из которой прямо под ноги Тьорку ударила молния.
— Поняли? — ласково поинтересовался удовлетворенный нашей маленькой демонстрацией Зенедин. — Судьбы жабы не избежать. Лучше расскажите правду добровольно.
Коротко всхлипнув, Тьорк опустился на траву и обреченно заговорил:
— Вы правы. Не было меня у коттеджа мадам Арно в тот вечер, в другое место занесла нелегкая…
Ихтиандр запнулся, и дракону пришлось его подтолкнуть:
— И кто же зашел в коттедж мсье Траэра?
Некоторое время садовник молчал, затем, решившись, выдавил:
— Мсье Голльери.
На лице Зенедина не дрогнул ни один мускул, я же едва удержалась от победного вопля. Вот они, мои пятьдесят тысяч! Я сделала это!
— Так почему вы молчали до этого момента? — поинтересовался дракон, не выказывая особых признаков радости.
— Неужели непонятно? — ворчливо отозвался садовник. — Профессор пришел ко мне, когда всем стало известно об убийстве, и пригрозил, что если я открою свой вонючий рот, то сильно пожалею об этом.
Скривившись, я узнала выражения, в которых мсье Голльери разговаривал с подсобными работниками в те моменты, когда был чем-то недоволен.
— А я ничем не обязан мсье Траэру, — продолжал Тьорк. — И моя голова мне сильно дороже чьих-либо корыстных интересов.
— Очень разумный подход, — похвалил дракон. — Но я буду признателен, если вы расскажете мне, как выглядел мсье Голльери в тот вечер.
Садовник пожал плечами.
— Как-как, обычно. Прячась от дождя под силовой сферой, он, не таясь и ни о чем не беспокоясь, кроме как не ступить в глубокую лужу, прошел по дорожке и позвонил в дверь коттеджа убитого профессора. Открыли почти сразу же, и он скрылся внутри.
— И сколько он там пробыл? Не слышали ли вы подозрительного шума? — продолжал Зенедин допрос.
— Какой еще шум? Вода заглушала все, я даже себя с трудом слышал. Кроме того, я практически сразу же покинул это место, отправившись домой. Работать стало невозможно, а в моей гостиной очень уютно в дождь.
Чешуйчатый хвост несколько раз прошелся по основательно ободранному уже кусту смородины.
— Что ж, спасибо за сотрудничество, пусть и недобровольное. Если вам больше нечего добавить к сказанному, то можете идти.
Ихтиандр не замедлил воспользоваться полученным разрешением и, не произнеся ни слова, покинул полянку дракона.
Некоторое время мы с Зенедином молчали. Не знаю, чем уж занимался дракон, я же, с трудом сдерживая радость от раскрытого дела, пыталась придумать, как максимально быстро найти остальные улики против мсье Голльери. И теперь даже понятно было, что искать — документы, в которых доказана причастность преступника к сбыту наркотиков. Ведь именно их наличие у мсье Траэра вкупе с попыткой шантажа подтолкнуло мсье Голльери к убийству. Кроме того, я пока не была уверена, на чьей стороне в этой истории находятся мои симпатии, убивать, безусловно, нехорошо, но и шантаж тоже сложно причислить к благим деяниям.
— И какие будут идеи? — прервал мои размышления дракон, как обычно прочитавший по моему лицу, что думать о деле я перестала, перекинувшись на отдаленно касающиеся ситуации размышления о морали и смысле жизни.
Не шибко вдумываясь в свои слова, я ляпнула:
— Самое время навестить ювелира.
— И зачем тебе я? — несколько разочарованно пробормотал оборотень. — Похоже, ты вполне способна и сама закончить дело. Да, совершенно верно. Наиболее правдоподобное предположение касательно местонахождения так и не обнаруженных пока бумаг Траэра — это то, что он, опасаясь держать столь важные улики в Ауири, передал их на хранение человеку, которому доверял, а деловой партнер, проверенный многими годами сотрудничества, является одним из самых предпочтительных вариантов, тем более что в силу профессии у него должен быть надежный сейф.
Не став комментировать драконьи попытки самоуничижения, я просто пропустила их мимо ушей и уточнила:
— А по-вашему, полиции подобная мысль в голову не пришла, и они до сих пор не изъяли документы?
Тут от реки раздался на редкость громкий всплеск. Глянув вниз, я обнаружила в воде возмущенно барахтающегося подростка оцелота, правда уже через секунду он скрылся под водой, а когда вновь показался на поверхности, то в зубах держал аппетитную на вид рыбку. Машинально погладив пустой живот, я усмехнулась, наблюдая, как зверек гордо карабкается на берег, и вернула свое внимание собеседнику, терпеливо дожидавшемуся этого момента.
— Так вот, — сразу же заговорил тот, — если бы полиция получила документы, то мсье Голльери уже бы арестовали. В том, что они еще не вышли на ювелира, я очень сомневаюсь, а значит…
Поняв по паузе, что продолжать придется мне, я вздохнула и закончила фразу Зенедина:
— Значит, или у мсье Бэйви нет никаких бумаг мсье Траэра, или он не выдал их полиции. Второй вариант смотрится намного привлекательнее, но тогда ювелир и мне вряд ли их покажет.
— Это как раз совсем не факт.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

загрузка...