ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


OCR Larisa_F
«Кровное родство. Книга вторая»: АО "Изд-во «Новости»"; Москва; 1995
ISBN 5-7020-0891-Х
Аннотация
Элинор О'Дэйр – всемирно известная писательница, автор захватывающих женских романов. Но ни один из придуманных ею увлекательных и напряженных сюжетов не идет ни в какое сравнение с реальной жизнью членов ее семьи, полной непредсказуемых коллизий, тайн и, конечно, любовных авантюр.
Ширли Конран
Кровное родство
Книга вторая
ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ
Глава 15
Понедельник, 19 июля 1965 года
Из окна своего кабинета, расположенного в западном углу замка, Шушу могла видеть все, что происходит на обеих главных террасах. Но сейчас в поле ее зрения были только пустующие кресла на террасе, уже окутанной первыми легкими тенями наступающего вечера. Скоро, слава Богу, все возвратится на круги своя. Они с Элинор снова будут посиживать там, внизу, за бокалом шампанского, как это было принято у них перед ленчем. Заботы и тревоги, похоже, остались позади. Конечно, выздоровление к Элинор придет не сразу, но это не важно. Шушу уже предупредила Клер, чтобы никаких споров в доме не было, и что сейчас важно одно – Элинор должна окончательно поправиться.
Шушу никогда не задерживалась у себя в кабинете ни секунды долее необходимого, поэтому и меблирован он был скромно, даже сурово, и сугубо по-деловому: ничего лишнего, только то, без чего нельзя обойтись. Там стояло несколько канцелярских шкафов с выдвижными ящиками, книжные полки и письменный стол, на котором, словно свернувшаяся клубком серая кошка, примостилась электрическая пишущая машинка «IBM», которой, впрочем, Шушу никогда не пользовалась. За письменным столом располагалось прочное рабочее кресло с вращающимся сиденьем, а перед столом – два металлических стула девятнадцатого века, предназначенные для посетителей. Они были не очень-то удобны, но это вполне устраивало Шушу: она не любила, чтобы кто-то застревал в ее кабинете.
Шушу посмотрела на часы. Если Адам не появится сию минуту, он рискует опоздать к своим международным разговорам. Открыв дверь, она выглянула из кабинета. В глубине анфилады великолепных гостиных (Шушу знала теперь, что именно так их принято устраивать в самых богатых французских домах) показалась фигура Адама. Быстро пройдя через бар, летний и телевизионный салоны, он наконец добрался до кабинета Шушу, где стоял единственный телефон, который не прослушивался с других аппаратов, установленных в замке. Шушу вышла из кабинета.
Нелюбезная французская телефонистка раздраженно сообщила Адаму, что первый из вызовов перенесен на более поздний срок. Изнывая от нетерпения в ожидании, Адам от нечего делать принялся озираться по сторонам. Внимание его привлек книжный шкаф, содержавший первые издания всех без исключения книг Элинор. Адам пробежал взглядом по корешкам, большинство из которых пестрели романтическими словами типа: „любовь", „сердце", „стрела", „страсть", „пламя", „мечта", „поцелуй", „зачарованный". Особенно бросились ему в глаза три заглавия: „Мечта сердца", „Пламя страсти" и „Пламя сердца"
В отличие от многих мужчин, Адам не рассматривал произведения Элинор как предмет осмеяния. Однажды в разговоре с Майком, подтрунивавшим над его интересом к творениям Элинор Дав, он высказался убежденно и серьезно, чем поразил младшего брата:
– Ты не прав, Майк. Пусть интеллектуалы высмеивают себе романтические книги, а мужчины – такие, как мы с тобой, – могут многое почерпнуть из них. Они для нас – путеводители по сфере женских желаний. Зачастую женщина просто ищет и находит в них то, чего не хватает ей в ее реальных отношениях с мужчиной: может быть, не столько секса, и даже не любви, а романтики. А ведь это нужно мужчине – во всяком случае, тогда, когда он в первый раз влюбляется и это захватывает его настолько, что ему не важно, что о нем думают другие. Потом, когда он спускается с небес на землю, ему не по себе от собственной сентиментальности, и он открещивается от нее, не желая признать, что она тоже составляет часть его натуры. Мы все попадаемся в эту ловушку, и не похоже, чтобы тут намечались какие-то перемены. А до тех пор, пока они не произойдут, Майк, пока мужчины и женщины находятся по отношению к романтике в равном положении, те из мужчин, которые понимают, как действует романтика на женщин (особенно замужних), могут вертеть ими как хотят и в любой момент обвести вокруг пальца.
Адам мог, нимало не кривя душой, говорить Элинор, что он прочел каждое слово, вышедшее из-под ее пера, и что ее книги увлекают и захватывают его. Это была абсолютная правда – ведь они были ему необходимы как путеводители. Он изучал их холодно и деловито, чтобы понять, что хочет та или иная женщина, а поняв, так же холодно и деловито предоставлять ей это. И „это" срабатывало. Имея подобные знания, практически каждый мужчина мог рассчитывать на успех в деле обольщения.
Адам поднял трубку, как только телефон зазвонил.
– Майн?.. Рад тебя слышать. Как твой новый мотоцикл?.. Откуда я знаю? Да просто у тебя всегда какой-нибудь новый мотоцикл.
На другом конце провода, в Лондоне, Майк засмеялся:
– На сей раз „дукати", довольно пижонского вида. Слушается отлично, но несколько ненадежен: уже дважды были проблемы, а он у меня всего три недели. – Его голос стал серьезным: – Как там Элинор?
– Намного лучше. Во всяком случае, больше не говорит о том, чтобы ее пепел рассеяли над Средиземным морем в лунную ночь. Скоро она придет в норму, чтобы составить завещание.
– А разве это имеет значение сейчас?
– Сейчас-то нет, но в один прекрасный день оно понадобится, а мне бы не хотелось, чтобы вся эта душераздирающая тягомотина опять начиналась сначала.
– Я правда очень рад, что ей получше, – сказал Майк. – Ты помнишь, как добра она была к нам, когда мы были еще мальчишками? Она одолжила мне деньги на мой второй мотоцикл – „триумф-спид-твин" – тот, помнишь, с таким жестким для его размеров ходом. А когда я пришел вернуть ей долг, она ничего не взяла.
– Ну, ладно, – прервал его Адам. – Почему тебе необходимо тан срочно переговорить со мной? Чтобы обсудить состояние здоровья Элинор?
– К сожалению, нет, – ответил Майк. – Я звоню, чтобы сказать, что ты должен рассчитаться с Тоби Сачем, и притом срочно.
Несколько секунд Адам молчал, потом сказал:
– Я поговорю с Джилзом.
– Он не сможет одолжить тебе. В прошлую среду Джилза Милрой-Брауна посадили на семь лет за растрату.
– Прежде Тоби ждал и дольше, чем сейчас.
– Вот именно. Ему надоело ждать, и я ничего не могу с этим поделать, Адам. Не забудь, Тоби уже заплатил твои французские игорные долги. – Каждый раз, когда Адам отправлялся на юг Франции, Майк молил Бога, чтобы он проводил там время только на пляже.
– Не знаю, что бы я делал без тебя, Майк, – сказал Адам как можно более убедительно. – Ты только подержи Тоби на коротком поводке еще несколько дней. Пусть он думает, что Элинор может в любой момент сыграть в ящик. Намекни, что скоро мне может обломиться хороший кусок.
– Я не могу… Не знаю, где бы ты мог сейчас раздобыть деньги, но ты же сам понимаешь, в какое дерьмо вляпаешься, если не достанешь хотя бы сто тысяч…
Положив трубку, Адам уставился сквозь французское окно на террасу, в то время как пальцы его барабанили по крышке стола. Он натянул падавшую на лоб прядь волос на левую бровь, потом резким движением головы отбросил ее назад: он всегда так делал в минуты тревоги и беспокойства. Глубоко затягиваясь, он выкурил сигарету, после чего позвонил Джонни Брайеру, члену его страхового синдиката у „Ллойдса".
– Какие новости? – переспросил Джонни. – Как говорится, надо бы хуже – да некуда, старик. У нас какая-то жуткая полоса невезения. Похоже, мы – единственный синдикат, который пострадал сразу от трех стихийных бедствий. Американская страховая служба только что выдала окончательные результаты по землетрясению в Чили. Конечно, мы приняли кое-какие меры, но все же наши убытки превысят – и, кажется намного – шестьдесят миллионов долларов. По американскому торнадо еще нет окончательных цифр.
– А по пакистанскому цунами?
– По подсчетам, там погибло около шестнадцати тысяч человек.
– Когда будет известна общая сумма наших потерь? – помолчав, спросил Адам.
– Да, в общем-то, все уже более или менее ясно. Мы не получим ни гроша в течение ближайших трех лет, а может быть, и дольше, – ответил Джонни. – Честно говоря, я в полном нокауте. Мне придется продать дом.
Адам выругался. Знаменитая неограниченная ответственность „Ллойдс" означала, что и он также будет объявлен банкротом.
– Сколько времени они могут подождать с уплатой? – спросил он.
– Ты же знаешь, старик, „Ллойдс" никогда не ждет. Платить следует немедленно, как только арбитры вынесут решение: на том стоит вся репутация „Ллойде". С „Ллойде" не стоит связываться, Адам. Ты ведь сам знаешь, – прибавил Джонни. – Потом с тобой и знаться никто не захочет – уж „Ллойде" об этом позаботится.
После разговора с Джонни Адам позвонил Неду Синклеру, главному бухгалтеру „СЭППЛАЙКИТС".
– Нед, – усилием воли Адам заставил свой голос звучать спокойно. – Мне хотелось бы, чтобы ты еще раз взглянул на то, что предлагает „Кэйрфри" – эти беспошлинные магазины в аэропортах. Знаю, что они запрашивают больше, чем мы хотели бы, но, если ты помашешь перед носом главного менеджера новыми акциями, думаю, тебе удастся убедить его, а он уговорит других. Так что потолкуй с ним, узнай, чего он хочет, и вместе придумайте что-нибудь к следующей неделе.
– Я уже занимаюсь этим, – бодро ответил Нед. Положив трубку, Адам вздохнул. Снова его левая рука принялась теребить волосы, но на сей раз, кажется, все-таки забрезжил свет в конце туннеля. Если как следует пошевелить мозгами, всегда где-нибудь что-нибудь да найдется. Адам чувствовал, что сделка с „Кэйрфри" выгорит. А в поле зрения у него еще немало других интересных сделок.
И, может быть, сейчас как раз подходящий момент, чтобы начать игру козырными картами. Таких удачных обстоятельств, скорее всего, больше не представится. Пожалуй, надо будет подстраховаться.
Скотт дозвонился до Сарасана как раз тогда, когда только что прозвучал гонг, призывавший на обед. Аннабел стремглав поднялась в свою комнату и бросилась на кровать, покрытую лоскутным уэльсским покрывалом в кремовых и розовых тонах.
Ожидая, когда зазвучит в трубке голос Скотта, она ясно представила себе, что происходит сейчас на телестанции. Аннабел навсегда запомнила первую экскурсию, которую ей устроил Скотт по своей студии, и то впечатление, которое она произвела на нее. С того дня она просто боготворила Скотта. Порой ей казалось, что если он не будет сидеть там, за столом телеведущего, подгримированный и причесанный, с блестящими от лака волосами, то программы новостей просто не выйдут в эфир, да и вообще не будет никаких новостей.
Наконец на другом конце провода зазвучал голос Скотта, приглушенный расстоянием:
– Детка, я знаю, что тебе будет не слишком приятно слышать это, но ведь ты сама просила агентство связаться со мной, как только „Аванти" примет решение. Они не хотят возобновлять твой контракт.
Аннабел почувствовала, что она теряет контроль над собой. Лоб ее покрылся холодной испариной, руки задрожали. Ей стало трудно глотать. Сердце ее колотилось так громко, что на секунду она подумала: наверное, Скотту тоже слышно. Казалось, ее грудная клетка стала тесна для задыхающихся легких, а под ложечкой – именно там, наверное, гнездилось ее ощущение уверенности в себе – внезапно что-то тяжело и гулко оборвалось.
– Аннабел! Ты слышишь меня? – За тысячи миль от Сарасана Скотт расслышал странный, сдавленный звук и поспешил сказать успокаивающе: – Это ведь еще не конец света, детка.
– Для меня – да, – ответила Аннабел.
Измученная тревогой и волнениями этого дня, Клер решила лечь спать раньше обычного. В огромной, тридцати футов в длину, отделанной темными дубовыми панелями спальне она буквально рухнула в постель, сбросив только платье: снять нижнюю юбку и все остальное у нее просто не было сил. Лежа поперек своего пышного ложа времен короля Якова, под алым парчовым пологом, опиравшимся на четыре столба, она думала:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51

Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...