ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

И тут вдруг Клер стало ясно, что ясноглазый парень, изображенный на фотографии, – это тот самый идеальный, совершенный супруг, которого Ба приказала себе помнить, а ее фантазия тщательно стерла из памяти образ пожилого, обрюзгшего алкоголика, развратника и садиста, которого она убила.
– Ну, я-то не могу сказать, что сильно жалею его, Нелл, – заговорила Шушу. – Билли был порядочным мерзавцем, который старался разрушить все, что ты делала для девчонок. По-моему, ему пришлось отправиться на тот свет потому, что ты должна была защитить их – от него.
– Вот и я говорю себе то же самое, – прошептала Элинор. – Но я знаю, что я… сделала это… чтобы защитить и самое себя.
– И все-таки я считаю, что Билли заслужил это, – твердо повторила Шушу.
– Бедная моя Ба, – сказала Аннабел. – Наверное, ты натерпелась столько страху…
– Нет, – ответила Элинор. – Вначале я была слишком зла, чтобы бояться. Мне было наплевать на то, что меня могут схватить, – хотя в то время за убийство вешали. Конечно, я испугалась, но уже потом, позже… и с этим страхом так и прожила всю жизнь. Меня бросало в дрожь, а сердце начинало бешено колотиться всякий раз, как сержант Уотсон подъезжал на своем мотоцикле к нашему дому. Но, слава Богу, речь всегда шла о каких-то обыденных делах. – Она взглянула на Шушу: – Мне так хотелось поговорить об этом с тобой! Но я так и не посмела. Мне было страшно даже заикнуться об этом кому-нибудь. Но я всегда думала: а может быть…
Шушу медленно кивнула:
– Да. Я знала.
– Как?!!
– Я довольно рано вернулась из церковного клуба и заснула, когда еще не было одиннадцати. Поэтому проснулась рано, часов в шесть, и хотела пойти на кухню приготовить себе чашку чаю. И тут я обнаружила Билли – до того, как горничная спустилась вниз. И увидела кое-что, на что ты не обратила внимания: обрывок твоей кружевной ночной рубашки. Он был зажат в кулаке у Билли. Ну, и я тихонько вытащила его, унесла к себе, а потом сожгла, чтобы никто никогда ничего не узнал.
– Почему ты сейчас решила рассказать нам обо всем этом, Ба? – нахмурившись, спросила Миранда. – После того, как столько лет хранила в тайне… Не ты ли говорила мне, что каждый человек имеет моральное право охранять свои тайны, чтобы защитить себя?
Элинор спокойно взглянула на нее:
– Потому, что я хотела, чтобы все вы поняли – и увидели, что я признаю это, – насколько опасно неверие в себя. И, может быть, единственная возможность для меня найти себе какое-то оправдание именно в том, что все это необходимо рассказать вам – вам, которые собственными глазами видели, чем обернулось простое неверие для всех нас.
Надеюсь, каждая из вас теперь понимает, насколько важно верить в свои силы и жить своей головой. А мне следовало понять это гораздо раньше. Тогда бы я не позволила Билли топтать себя или ушла бы от него; я бы как-нибудь устроилась в жизни, встала бы на собственные ноги – но я мало верила в себя и даже не попыталась сделать ни того, ни другого. – Она вновь обвела взглядом лица внучек и очень серьезно добавила: – Если бы в самом начале я дала Билли понять, что не стану выносить его выходок, его издевательств, возможно, все это не пошло бы вглубь и вширь. Терпимость и безнаказанность развращают.
– Я понимаю, что ты имеешь в виду, – отозвалась Клер, думая о Сэме.
В разговор вмешалась Шушу:
– Ну ладно, теперь все мы знаем, что и как произошло, и, по-моему, нечего больше мусолить эту тему. Все уже в прошлом.
– Прошлое – всегда часть настоящего, – возразила Элинор. – И девочкам не следует никогда забывать об этом.
Оттолкнув стул, Клер выскочила из-за стола и, обежав его, крепко обняла бабушку.
– Я горжусь тобой, Ба! – воскликнула она. – Наконец-то ты решила повернуться лицом к правде.
– И я горжусь тобой, Ба, – серьезно проговорила Миранда, – потому что ты всегда, всю свою жизнь, боролась и выживала. Ты всегда была способна сама позаботиться о себе и жить своим умом, хотя ты никогда не верила в это. Тебе не нужны были ни защитники, ни руководители, хотя ты и думала, что нужны.
Когда она кончила говорить, Аннабел продолжила с надеждой:
– И теперь мы все знаем, что в жизни надо стоять на собственных ногах, правда?
Миранда вздохнула:
– Этот опыт дорого нам обошелся.
– Всякий полезный опыт дорого обходится, – тихо сказала Элинор.
– Но не так дорого, как эта идиотская компания, – возразила Клер.
– Во всяком случае, – с оттенком сожаления произнесла Миранда, – одну-то вещь мы наверняка усвоили…
– О да, – невесело улыбнулась ей Клер. – Наконец-то мы поняли, что… что эта фраза – „Папа знает лучше" – просто чушь собачья.

Эпилог
Свобода: отсутствие стеснений, ограничений, произвола, деспотического контроля; возможность поступать по собственному желанию; возможность выбора; независимость; качество или состояние не принуждаемого к чему бы то ни было индивидуума.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51

Загрузка...

загрузка...