ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Ты сказал, что у Миранды сотрясение мозга. Ты уверен, что у нее все было в порядке с головой, когда она рассказывала тебе об этом?
– Не забывай о Шушу, – напомнил ей Сэм. – Она прежде всех начала подозревать Адама и учуяла, что с этой лечебницей связаны какие-то темные делишки. Но ее никто не слушал. Если хочешь, сама позвони Шушу – она у Миранды.
После разговора с Шушу сдержанность и холодность Клер немедленно улетучились.
– Истборн недалеко отсюда. Шушу сказала, что лучше всего увезти Ба сразу же после ленча – тогда обычно бывает много посетителей, и персонал не захочет поднимать шум. Мы тотчас же едем туда.
Глава 27
Вторник, 28 января 1969 года
– Мне все же как-то не по себе, – сказала Клер, сидя рядом с Сэмом на заднем сиденье взятого напрокат „бентли", который мчался в Истборн. Свою спортивную одежду она сменила на строгий темно-синий костюм.
– Я не хочу давить на тебя. Решать тебе – и ответственность за все тоже будет лежать на тебе, – отозвался Сэм. – Она твоя, а не моя бабушка. Я ничего не знаю об английских законах относительно медицины, но зато точно знаю, что девять десятых любого закона касается собственности.
Клер смотрела в окно, провожая глазами уносящиеся заснеженные деревья.
– Никогда не думала, что мне будет так не хватать Ба, – проговорила она. – До болезни она всегда была опорой семьи. Она казалась такой сильной, несокрушимой… вечной, всегда была готова защитить нас, прийти на выручку. А после нашей… размолвки… в моей жизни образовалась пустота, которую никогда ничто не сможет заполнить. Я знаю.
– Перестань, Клер! – перебил ее Сэм. – Ты прямо-таки заживо хоронишь Элинор. Теперь пришел ваш черед выручать ее, вот и все.
Наконец „бентли" свернул с шоссе, въехал в изящные кованые, в замысловатых узорах ворота, присыпанные недавним снегом, и остановился у крыльца лечебницы.
Некоторое время Сэм разглядывал белые колонны особняка, потом произнес с ноткой сомнения в голосе:
– На тюрьму это не очень-то похоже…
Особняк выглядел безукоризненно, словно кукольный домик из богатой детской. По обеим сторонам от него поднималась целая изгородь из тисов, накрытых снежными шапками; длинные сосульки свисали с ветвей старых кедров. Дальше белели газоны, а за ними виднелась грязно-серая полоса Ла-Манша.
Светловолосая регистраторша пошла за старшей сестрой. В натопленном, отделанном ореховыми панелями холле Сэм и Клер сидели на диване, обитом темно-красной парчой, чувствуя себя с каждой минутой все более неуютно.
Наконец появилась сестра Брэддок, еще более внушительная в темно-синем форменном платье. Она не сказала посетителям, что только что безуспешно пыталась связаться по телефону с мистером Грантом: попросив у Сэма документы, удостоверяющие их личности, она объяснила своим нежным голоском:
– Нам приходится проявлять бдительность. Журналисты уже не раз пытались пробиться к миссис О'Дэйр. Вы просто не поверите, к каким хитростям они прибегают.
– Я-то поверю, – ответил Сэм, вытаскивая из кармана два паспорта. – Я работаю в Голливуде. Мы очень рады, что наша старушка находится под такой надежной охраной.
Изучив паспорта супругов Шапиро, старшая сестра бегло обрисовала им положение Элинор, но прогнозов на будущее и подробностей лечения касаться не стала: об этом, сказала она, следует разговаривать только с врачами миссис О'Дэйр.
У Клер перехватило дыхание при виде исхудалого, бледного лица бабушки. Элинор, абсолютно седая, с закрытыми глазами, неподвижно покоилась на железной больничной кровати.
Клер бросилась к ней, опустилась на колени у постели:
– Ба, Ба, родная… Она слышит меня? – Клер беспомощно подняла глаза на сестру Брэддок.
– Она спит, – ответила та. – Обычный тихий час после ленча.
– Мы подождем, когда она проснется, – решительно заявила Клер, поднимаясь с колен. И тут взгляд ее упал на стоявшие на тумбочке фотографии в серебряных рамках: Билли, Эдвард и три девочки в своих самых нарядных платьях. Снимок был сделан еще в Старлингсе.
На глаза Клер навернулись слезы. – Она выглядит такой беспомощной… – произнесла она, стараясь сдержать себя. Потом повернулась к Сэму: – Дорогой, тебе, наверное, будет удобнее в гостиной Ба – вот здесь, в соседней комнате. А я хочу тихонько посидеть с ней.
– Не угодно ли чаю? – любезно осведомилась сестра Брэддок.
– Кофе, если можно, – не менее любезно ответил Сэм, направляясь к двери в гостиную. – Не может ли кто-нибудь передать моему шоферу, чтобы он принес сюда мой портфель? – Он хотел, чтобы Стив, его шофер и по совместительству телохранитель, сам взглянул на внутреннее расположение лечебницы.
– Возможно, миссис О'Дэйр проспит долго, – предупредила Клер сестра Брэддок.
– Ничего, я подожду, – самым очаровательным голосом, на который только была способна, ответила Клер, усаживаясь на стул напротив постели Элинор. За ее спиной находились запертые на ключ застекленные двери, выходившие прямо в заснеженный сад.
Незадолго до четырех сестра Брэддок появилась снова.
– Надеюсь, бабушка уже скоро проснется, – сказала ей Клер, – потому что нам надо бы ехать. Муж должен вовремя вернуться в отель – ему будут звонить из Лос-Анджелеса.
– Мне не хотелось бы тревожить миссис О'Дэйр без крайней нужды.
– Нет, конечно, нет, – поспешила успокоить ее Клер. – В конце концов, мы можем еще раз навестить ее перед отъездом из Англии.
Как только сестра Брэддок ушла, унося кофейный поднос с пустыми чашками, Клер легонько постучала в дверь гостиной. То был сигнал, в ответ на который Сэм тут же появился и встал в коридоре у дверей, готовый, если кто-то появится, начать громко расспрашивать, как пройти в туалет.
Клер осторожно потрясла Элинор за плечи, чтобы разбудить.
Никакой реакции.
Клер потрясла ее сильнее.
Элинор не пошевелилась.
Клер попыталась усадить ее на постели. Голова Элинор откинулась назад, руки повисли, как у тряпичной куклы.
Клер снова уложила бабушку, оправила постель и вышла в коридор.
– Ба явно не спит, – шепнула она на ухо Сэму. – Думаю, ее накачали таблетками.
– Я велел Стиву поразмять ноги – прогуляться вокруг дома, пока еще достаточно светло, чтобы разглядеть что-нибудь. – Сэм взглянул на часы. – Пожалуй, надо начинать, а то стемнеет.
Вместе с Клер он вошел в спальню и нажал кнопку звонка у постели Элинор.
Когда вошла сестра Брэддок, Клер склонилась над по-прежнему неподвижной бабушкой и поцеловала ее в лоб. Затем они с Сэмом последовали за сестрой Брэддок к выходу.
Уже в конце коридора сестра Брэддок спохватилась:
– Кажется, вы забыли свой портфель, – сказала она, обращаясь к Сэму. – Я сейчас принесу.
– И правда, забыл! Ужасно глупо… Не беспокойтесь, я сам схожу. – И он быстро зашагал обратно по коридору.
Войдя в спальню, Сэм схватил портфель и, быстро заперев обе двери, ведущие из апартаментов Элинор в коридор, сунул ключи в карман. Затем, подхватив со стоявшего в спальне стола несколько розовых одеял, отодвинул к ногам кровати высокий столик на колесиках, на котором Элинор подавали еду, и отдернул парчовые шторы.
За окном показалось бледное лицо и голубые глаза Стива.
Сэм кивнул ему.
Стив поднял воротник куртки, удостоверился, что кожаные шоферские перчатки у него на руках, отошел на десять шагов и с разбегу ринулся на застекленные двери, выставив вперед левое плечо.
С оглушительным, словно пистолетный выстрел, шумом двери распахнулись. Зазвенели разбитые стекла, осыпав пол осколками, и в спальню ворвалась струя ледяного январского воздуха. В клубах пара, спиной вперед, в комнату ввалился и Стив.
Сэм заблокировал розовым креслом дверь в смежную гостиную и сорвал с постели Элинор укрывавшие ее простыни.
Стив завернул Элинор в розовое одеяло, перебросил ее через плечо, как пожарник, выносящий человека из огня и дыма, и, выскочив через разбитые двери, исчез в темноте.
Следом за ним несся Сэм – после яркого света он плохо ориентировался в темноте и не знал, где Стив оставил машину.
Тяжело дыша, они бежали по довольно глубокому снегу. Стив, первым достигший „бентли", распахнул заднюю дверцу, свалил на сиденье розовый узел и, прыгнув на свое обычное место, включил зажигание и фары, потом трижды, с короткими промежутками, нажал на клаксон.
Сэм вскочил на заднее сиденье, чуть не придавив Элинор, дотянулся до противоположной дверцы и открыл ее. Клер должна была уже подбегать к машине.
Однако ее нигде не было видно.
– Стив, – задыхаясь, бросил Сэм, – если нас схватят, удирай! – И кинулся бежать по снегу назад, к крыльцу лечебницы. У самых ступеней он замедлил шаг, чтобы войти спокойно.
Посреди холла Клер боролась с сестрой Брэддок. Пронесясь мимо них, Сэм сгреб в охапку заверещавшую от неожиданности регистраторшу и швырнул ее в санитара в белом халате, который спешил на помощь старшей сестре. Стараясь уклониться от растопыренных рук регистраторши, санитар поскользнулся на до блеска отполированном паркете, потерял равновесие и рухнул на пол. Локоть правой руки Сэма сжал шею сестры Брэддок, он рванул ее назад, чтобы освободить Клер. Сестра Брэддок хватала воздух ртом, рвалась изо всех сил, но Клер не отпускала.
Между тем санитар вскочил, подбежал к Сэму сзади и ударил его по почкам. Сэм дернулся от боли и повалился на пол, увлекая за собой сестру Брэддон. Падая, она выпустила Клер.
Кое-как поднявшись, Клер в одних чулках бросилась к дверям. За ней рванулся санитар, но ей удалось выскочить на улицу. Однако в темноте она поскользнулась и покатилась по каменным ступеням крыльца. Санитар навалился на нее.
В холле сестра Брэддок продолжала отбиваться от Сэма. Ей удалось вывернуться, и, опрокинув Сэма на спину, она оказалась сверху. Дралась она отнюдь не по-женски и, воспользовавшись ситуацией, попыталась выдавить Сэму глаза. Взвыв от боли, он размахнулся кулаком и со всего размаху обрушил его, сам не видя куда. Он почувствовал, что попал по кости, услышал стон и вдруг снова смог видеть. Скрючившись от боли, он еле добрался до входной двери.
Перед крыльцом, у самых ступенек, человек в белом халате подмял под себя Клер. Одним прыжком преодолев лестницу, Сэм нанес удар ногой. Хрюкнув, человек свалился в снег.
– Скорее в машину! – проревел Сэм, помогая Клер подняться.
Вместе они побежали к „бентли", который уже тронулся с места. Сэм втолкнул Клер в заднюю дверцу и рухнул на нее сверху. Пока они барахтались на сиденье, „бентли" проскочил главные ворота и дал газ.
– Сэм, милый! – Клер бросилась на шею мужу.
Секретарша лечебницы „Лорд Уиллингтон" не знала, как связаться с человеком, который находился на борту лайнера, совершающего круиз по Карибскому морю. Она позвонила агенту бюро путешествий, которое устраивало поездку доктора Крэйг-Данлопа. Тот посоветовал ей обратиться в лондонскую контору судовой компании.
Взволнованная заместительница старшей медсестры не отходила от телефона.
– Скажите им, что это срочно! – повторяла она. Секретарша прикрыла рукой трубку:
– Это не так-то легко, сестра Паркс. Связь с „Антигоной" идет через какую-то радиостанцию в Сомерсете – мне сказали, что это самая крупная радиостанция для связи с судами, находящимися в плавании. Они говорят, что раньше, чем через несколько часов, нам до доктора не добраться.
– Через несколько часов! – ахнула сестра Паркс.
– Радиостанция должна запросить внеочередной сеанс связи с доктором и сообщить частоту, на которой он будет проведен, – объяснила секретарша. – Когда это будет сделано, доктор сможет переговорить с вами из радиорубки корабля. Вам только нужно немного подождать, сестра Паркс.
Сестра Брэддок сидела в приемной травматологического пункта истборнской больницы имени короля Эдуарда VII. Ее левая рука висела на перевязи; она болела и быстро распухала, так что сестра Брэддок не могла пошевелить пальцами. Перелом пришелся чуть выше кисти.
Пульсирующая боль разливалась по всей руке до самого плеча, однако сестра Брэддок не просила обезболивающего. Она была менее чувствительна к боли, чем большинство людей, а сейчас ей нужна была ясная голова. Ожидая, когда сделают рентгеновский снимок, Айви Брэддок детально и всесторонне обдумывала свое нынешнее положение и возможные варианты выхода из него.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51

загрузка...