ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Зачем еще? К чему ты заговорил о полете, отец? За огненными пустошами нужно наблюдать, это верно, но какая нужда сейчас Щерроку в полете, он ведь еще совсем мал?
Я обратился к нему мысленно, явив перед его внутренним взором то, что все еще не мог облечь в слова. У Кейдры вырвалось проклятие..
— Во имя Ветров! Отец, ты уверен? — спросил он сдавленно. Голос его звучал опустошенно: как я уже говорил, он хорошо меня знал.
— Если хочешь, спроси Идай, она тоже была со мной, — ответил я. — Однажды — давным-давно, когда мне едва миновал второй келл, — я видел, как огненные пустоши свирепствовали под звездным небом. Но по сравнению с тем, что мы с ней наблюдали этой ночью, прежнее зрелище кажется мне теперь не опаснее облака, заволакивающего луну.
— Понимаю, — произнес Кейдра со вздохом и на мгновение умолк. Потом, глянув на меня, недовольно продолжал: — Ты же знаешь, что среди нас найдутся такие, кто даже в этом будет обвинять госпожу Ланен и государя Акхора. Еще бы: стоило произойти хоть какому-то сдвигу, как дому нашему уже грозит уничтожение. Не завидую я тебе, отец: как ты собираешься разубедить их в этом?
— Буду бить их друг о друга лбами, пока не вышибу из них всю дурь, — ответил я коротко.
Мысль, высказанная Кейдрой, посещала прежде и меня. Я знал, что после того, как Акхор со своей возлюбленной покинули остров, в любой напасти, какая бы ни случилась в ближайшие несколько десятков лет, будут винить именно их. Но я и предположить не смел, что так скоро может произойти что-нибудь столь серьезное. Ну, что ж поделать. А жизнь тем и хороша, что застает нас врасплох, когда мы дремлем. Я зевнул.
— Сынок, ты не побудешь здесь со мною еще несколько часов? Чувствую, мне нужен отдых. Землетрясение потревожило мой вех-сон, и я сегодня очень устал.
Кейдра с готовностью согласился.
— Извини, отец. Из-за этих треволнений я совсем позабыл, что ты пробудился раньше времени. Быть может, тебе есть смысл возвратиться в свой вех-чертог?
— Нет, благодарю тебя, — ответил я, устраиваясь на своем ложе из кхаадиша. — По большей части я излечился. Плечо у меня онемело и немного побаливает, но это вполне терпимо. Нет, мне нужно просто отдохнуть, а после не мешало бы и поесть.
Я потряс крыльями и стал укладывать хвост себе под голову. Тут Кейдра сказал:
— Отец, ты и вправду чувствуешь себя настолько хорошо, что готов предстать перед Советом, что бы за этим ни последовало?
Я поднял глаза на Кейдру: он тоже глядел на меня, приняв позу Проявления Озабоченности. Со вздохом я отвернулся.
— Быть может, ты и прав, сынок: я просто дряхлею, — произнес я, стараясь, чтобы голос мой звучал жалобно.
Я достиг того, чего ожидал, хотя и не смог заснуть, пока Кейдра не насмеялся вдоволь.
Летний луг называется так потому, что в разгар лета здесь очень красиво: полыхает ярко-малиновыми соцветиями огненный зев, в неисчислимом множестве пестрея посреди темного багрянца и веселой зелени; желтеют увитые шипами цветы солнцезвездника. Я не изучал растений и знаю всего лишь, как они называются, но красота их всегда радовала меня в теплые месяцы года. Сам луг представляет собой широкое открытое пространство, поросшее травами, где всегда хватает места всем нам, когда мы собираемся в этом уютном уголке.
Зимой это место обычно превращается в стылую, скованную морозом плешь, покрытую щетиной ссохшейся травы, которая не греет душу и не радует глаз даже в пору зимнего запустения. Однако оно хорошо тем, что находится под открытым небом, — один взмах крыла, и ты в воздухе, в полной безопасности. Это лучше, чем сидеть в теплой пещере, вроде нашего Большого грота, рискуя быть заживо погребенным из-за того, что земля вздумала вести себя неспокойно. Я не знал, многие ли откликнутся на мой призыв: это ведь не было настоящим собранием Совета, обязательным для всех...
Утро выдалось серым и безрадостным. Когда Кейдра разбудил меня, я обнаружил, что крылья мои затекли, тело саднило, а в голове стоял туман — и почувствовал, что мне совсем не хочется будоражить кантри известием, что вскоре всем нам, возможно, придется покинуть свой дом. Кейдра позволил мне выспаться вволю, оставив мне лишь немного времени на то, чтобы, прежде чем отправиться на сбор, я мог подкрепиться окороком, который он для меня раздобыл. Я надеялся, у меня найдется время поразмыслить о том, что я буду говорить, чтобы при надобности смягчить недовольство собравшихся, выдвинув какие-то иные предложения.
Впрочем, иногда лучше выложить присутствующим всю правду как есть, если уж им все равно суждено ее услышать, — да и покончить с этим. Разумеется, значительную часть вины родичи взвалят на плечи Акхора — или кинут ему в лицо, даром что он отсутствует. Но все же мы должны сейчас решить, что нам делать, да побыстрее...
Я напился из ледяного ручья, что протекал близ моих чертогов, и это освежило мне голову — теперь я мог размышлять трезво. Вначале я отправился пешком, пытаясь разогреть мышцы, но в конце концов вынужден был расправить затекшие крылья, чтобы пролететь остальную часть пути до Летнего луга, не имея представления о том, кого я там встречу.
Вышло так, что сородичей моих присутствовало там даже меньше, чем я ожидал. Землетрясения, пусть даже такой силы, как вчера, были в наших землях довольно обычным явлением, чтобы из-за этого впадать в страх. Прочие ведь не видели того, что узрели мы с Идай. И все же два десятка кантри — одна десятая всего рода — слетелись сюда, в это холодное, открытое всем ветрам место, чтобы поговорить о том, что же предпринять.
Думаю, что приземлился я довольно-таки недурно, хотя тело у меня затекло и побаливало. Идай мысленно обратилась ко мне, поинтересовавшись, все ли в порядке.
«Все хорошо, наперсница моя, насколько это сейчас вообще возможно. А теперь я прошу тебя мне помочь», — ответил я, после чего поклонился всем собравшимся.
— Доброе утро всем вам, друзья мои, и благодарю вас, что откликнулись на призыв, — произнес я громко. — Нужно многое сделать.
Первым заговорил Крэйтиш, который по возрасту приближался скорее ко мне, чем к Кейдре. В неверном свете зачинающегося дня голос его звучал умиротворенно.
— Шикрар, Хранитель душ, ты можешь поведать нам что-то, о чем мы еще не знаем? Прошлой ночью подземные толчки были сильны, это верно, однако не сильнее, чем в прежние времена. Были они прежде, будут и в дальнейшем. Я давно тебя знаю, учитель Шикрар. Что заставило тебя созвать вместе всех твоих учеников?
Слова эти вызвали негромкий смех. Я давно приобрел привычку учительства. В свое время я обучал молодежь летать, когда еще было кого учить, и, кажется, до сих пор не могу от этого избавиться. А как бывало, тоже подтрунивал надо мной по этому поводу, называя меня Хадрэйтикантришикраром то есть «учителем Шикраром». Как же я по нему скучаю!
— Хотел бы я, Крэйтиш, чтобы можно было чему-нибудь вас поучить. Но я скорее сам нуждаюсь в совете и надеюсь, что кто-нибудь из вас сможет мне помочь. — Мне не пришлось даже возвышать голос, так мало было собравшихся. — Родичи мои, после того как минувшей ночью случились подземные толчки, я отправился к Тераш Вору и там... — На мгновение я закрыл глаза. — Там я увидел такое, что невозможно представить даже в страшном сне. Никогда за всю жизнь свою не видел я, чтобы огненные пустоши были в таком движении: земля там плавится и течет, словно вода. Зрелище это потрясло меня до глубины души. Я призываю в свидетельницы госпожу Идай, которая встретилась там со мною.
Идай обратилась ко всем нам на Истинной речи — смело, объятая гневом и горечью, ибо была прозорливой и знала, что нас ожидает, пусть мне и не хотелось верить в это.
«Шикрар, Хранитель душ, говорит правду. Тераш Вор охвачен огнем, и Айл-Нетх пылает, Лашти и Кил-Лашти объяты пламенем. Прочие горы хотя и не спят, но покамест не пробудились полностью, как эти четыре. Сородичи, я видела, как Ветер Перемен готовится смести землю, на которой мы с вами живем. Мы должны как следует над этим задуматься».
Над общим ропотом разнесся голос:
— Старейший, ты видывал подобное не единожды. Если ныне хуже, чем прежде, что из того? Все со временем проходит.
Я слышал тебя, Трижэй, — ответил я. — Мне тоже приходило это в голову, и поэтому мы с Кейдрой сейчас готовимся к вызову предков. Быть может, кто-нибудь из наших прародителей знает больше нас и, возможно, уже видел подобное ранее.
Я обвел взглядом соплеменников. Большинство из них казались слишком озабоченными и, очевидно, думали так же, как и Трижэй — это, мол, просто самое сильное извержение за все последнее время, но со временем оно прекратится, как и те, что случались до того. Возможно, Трижэй был прав.
Но тут вдруг, стоя на этом холодном и пустынном лугу, я вновь представил себе пылающие огненные пустоши, земля на которых чуть ли не кипела, и понял, что надежде этой не суждено оправдаться.
— Я расспрошу об этом Предков на церемонии Вызова, утром следующего новолуния. А после мы соберемся здесь еще раз — я призову вас сюда на Совет. Пока же у меня к вам, собравшимся здесь, есть три просьбы. Во-первых, я хочу, чтобы и другие слетали к Тераш Вору и сами убедились, что дурное предчувствие возникло у меня неспроста. Во-вторых, чтобы в каждом семействе хотя бы кто-нибудь один постоянно оставался настороже. Если сон земли столь неспокоен, то и мы не должны дремать. — На мгновение я помедлил, но понял, что мне придется выложить им все. — Может статься, друзья, наше время на этом острове близится к концу. Поэтому вот третья моя просьба: пусть те из вас, что помоложе, отправятся в разные концы света — на восток и на юг, на север и на запад, — как можно дальше, насколько будут способны нести их крылья, чтобы разузнать, нет ли где земли, которая могла бы послужить для нас пристанищем. Мы спросим об этом и у Предков, но иногда и свежие вести могут оказаться не менее полезны.
У большинства эти слова вызвали недоуменное молчание, однако беспокойство снедало не только меня, ибо прозвенел еще один голос:
— А что, если такой земли не найдется, Старейший? Тебе ведь известно, что мы давно уже ищем такое место, но до сих пор не отыскали. Что тогда, учитель Шикрар?
Я повернулся к Крэйтишу: голос принадлежал ему.
— Тогда, старый мой друг, нам придется всерьез задуматься о возвращении в Колмар.
— А как же гедри? — вопросил он гневно, и слова его сопровождались громким ропотом остальных.
— Давай не будем тревожиться завтрашними бедами, Крэйтиш, когда у нас хватает забот и сегодня. Если уж нам предстоит иметь дело с гедри, то никуда от этого не денешься, но до этого дня, возможно, еще очень далеко. В любом случае такое решение следует принимать всем сообща. Давайте прежде поговорим с Предками и выясним все, что можно.
Крэйтиша не удовлетворил мой ответ, но, сказать по правде, говорить больше было не о чем. После того как все собравшиеся разлетелись, я мысленно обратился ко всему своему народу, и речи мои были подернуты пеленой озабоченности, пока я произносил слова созыва, которые принято употреблять, когда необходимо собраться на Совет по особому случаю. Их не произносили вот уже шесть столетий, а тут вдруг — второй раз за полгода. Воистину, Ветры, должно быть, иногда подшучивают над нами.
«Внемлите мне, родичи мои! Пусть все, кто легок на подъем, явятся на Летний луг в середине первого дня второй луны; те же, кто не смогут присутствовать, пусть прибегнут к Языку Истины с помощью кого-либо из родственников. Я, Шикрар, Старейший и Хранитель душ, от имени Вариена, повелителя кантри, созываю весь род на Совет, ибо многое следует обдумать и сделать, дабы оборонить собственное будущее. Я призываю вас, о мой народ. Явитесь на Совет».
Вздохнув, я отправился к своим чертогам. Если мне предстояло устроить вызов Предков, следовало еще многое подготовить.

Глава 4
РАССКАЗ НАЕМНИКА
Келлум
Не знаю, почему вы спрашиваете меня об этом. Я и был-то там всего раз.
Впрочем, два раза.
Да, именно поэтому мы и отправились из Соруна в такую даль. Дэвлин, предводитель нашего отряда, говорил мне, что нас наняли для поисков одной женщины — на севере, где лежит Илса.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81

загрузка...