ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Я вновь попробовал воззвать к ней сквозь безмолвный мрак — и со страхом подумал, что теперь до конца дней своих не услышу ответа...
«Ланен! Ланен! Услышь меня, отзовись!.. Ланен!..»
Ответа не было, и сил у меня тоже не оставалось. Я стоял на коленях этим ярким весенним утром, беспомощно и глупо уставившись на то место, где она исчезла.
Я не мог даже плакать. Душа моя потонула в безысходном отчаянии, превосходящим всякие слезы... Но в сердце моем продолжал отдаваться размеренный, тягучий стон — еще долго после того, как разум мой поглотила тьма.
Ланен... Ланен... Ланен...

Глава 16
ЛИШЕННЫЙ ИМЕНИ
Берис
Успешно заполучив ее и вернувшись в свои покои в Верфарене, я наложил на нее еще одно сонное заклятие. Она сопротивлялась, но сила чар была слишком велика. Велев Дурстану поместить ее в келью, охраняемую демонами, я поспешил начать приготовления к великому вызову.
Я не стал ждать, пока Дурстан вернется вместе с жертвой, ибо прежде еще многое нужно было сделать. Действовал я уверенно, но быстро, не переставая испытывать радость: наконец-то кровь и плоть Марика Гундарского в моей власти!
Я вынул и возжег курение, которое сготовил еще год назад, использовав список составляющих частей, добытый мною из древних источников. Помимо прочего, туда был подмешан измельченный клочок пергамента, к которому прикасался сам Владыка демонов, — редчайшая драгоценность. Я полжизни потратил на то, чтобы найти этот обрывок, и небольшое состояние, чтобы приобрести его.
Потом я подкинул в огонь побольше углей, заменил свечи на новые, скрепил печатями семь знаков, для каждого использовав соответствующую первооснову. Круги, высеченные на каменном полу, я еще раз тщательно промел, убедившись, что они чисты и ничем не перекрыты. Открыв небольшой ларец у стены, я вынул одежды, которые заранее приготовил для такого случая. В ткань одеяний были вплетены скрепляющие символы чар — охранных, сковывающих, сдерживающих, усмирительных и подчиняющих. Скинув свою подпорченную в битве ризу, я облачился в багряное убранство. Перепоясываясь, я повторил каждое из заклинаний, скрепив их поочередным прикосновением к каждому из символов, так что даже мое облачение могло теперь послужить мне защитой, усиливая необходимые чары. Застегивая пояс, я произнес последнее — сковывающее — заклятие.
Где же, во имя Преисподних, Дурстан с моей жертвой?
Я швырнул на уголья пригоршню бесценного курения. В воздух сейчас же поднялись клубы терпкого дыма: густое облако обволакивало голову, проникало в мозг, отчего члены наливались тяжестью, а речь становилась медленной — так оно и было бы, не прими я заранее необходимые меры предосторожности. Символ, служащий для защиты, ярко полыхал в полумраке тесной комнаты.
Ага, наконец-то дверь отворилась! Я заранее велел Дурстану прислать ко мне жертву: из-за дыма я толком ничего не видел, но жертва была живой, и этого мне вполне хватало. Однако Дурстан не удосужился погрузить человека в забытье, и мне пришлось самому применить сонные чары, прежде чем я смог возложить жертву на алтарь. Дым был настолько густым, что я едва видел очертания тела, хотя оно лежало в паре локтей от меня. Но грудь жертвы нащупал быстро.
Пора было действовать. Воззвав к своей силе, я начал произносить заклинание, которое так долго заучивал. Каждое слово в нем было ключом к чарам, а все вместе они сплетались в могучую чародейскую паутину, призванную вызвать и удержать выходца из иного мира.
Едва приступив к этому, я сразу же почувствовал постороннее присутствие. Где-то посреди туманного облака, порожденного курением, заключавшим в себе частицу сущности Владыки демонов, явился некий разум и попытался проникнуть в мои мысли. В развитии своем он намного превосходил любого демона, и страха в нем я разглядеть не мог.
Я был в восторге. Наконец-то родственная душа!
Продолжая обряд вызова, я обратился к приготовленным средствам, которые должны были помочь мне удержать его в повиновении.
— Я не демон, знаешь ли, — послышался из мглы негромкий голос.
Я не останавливался, продолжая читать заклинания.
— Ты пытаешься сковать меня, точно демона. Не выйдет. Я человек, как и ты. Впрочем, нет, не совсем. Я гораздо умнее тебя, — пришелец рассмеялся. — Я-то знаю, когда не следует беспокоить мертвых.
Далее у меня следовала короткая пауза между заклинаниями.
— Что же, уже забыл слова? Как же ты жалок, — произнес он, под конец переходя на шипение. Сейчас я еще более явственно чувствовал его присутствие — совсем рядом, над алтарем.
Обряд шел как положено. Слова становилось произносить все труднее: они так и норовили застрять у меня в горле, но я направил всю свою волю на то, чтобы выговаривать их правильно и разборчиво, несмотря на постороннее давление и стремление помешать этому. Моя воля была сильнее.
Он прекратил свои пустые словоизлияния, когда сковывающее заклятие возымело силу, однако не стал корчиться, подобно ракшасам. Впрочем, это было и неудивительно: он ведь еще не имел тела, поэтому я при всем желании не мог причинить ему боли. Но всему свое время.
Сосредоточившись, я быстро стал читать заключительную часть формулы.
— Знаешь, тебе это ни за что не удастся, — произнес он громко, сбив меня.
Пришлось начать заново, проговаривая каждый слог, — и опять он прервал меня:
— Слишком уж это для тебя сложно. Тебе не суметь. Отступись — и обещаю, что я тебя пощажу.
Тогда я воспользовался той целительской силой, что у меня еще оставалась, и обволок призрака светящимся ореолом. Хотя сила моя и была существенно подпорчена влиянием ракшасов, в ней все же еще присутствовала какая-то часть божественного промысла Владычицы, и этого было достаточно, чтобы усмирить любого демона. К моему удовольствию, дух испустил пронзительный крик. А я вновь повторил конец формулы, на этот раз беспрепятственно ее завершив.
Взяв жертвенный нож, я вспорол одежду на груди у жертвы. Я проговорил последние слова заклинания, и жертва вздрогнула, а когда острый как бритва клинок погрузился ей в грудь, она завопила. Слишком часто проделывал я подобное, поэтому мог вырезать сердце не глядя; но обычно мне нравится наблюдать ужас в лице жертвы, нравится держать у нее перед глазами ее собственное сердце, которое все еще бьется. И сейчас я на миг опустил взор.
И от неожиданности чуть было не допустил роковую ошибку. Взгляд мой встретился с глазами Дурстана. Каким-то образом я принял его за жертву, которую он намеревался мне доставить, и, как обычно, сразу же погрузил его в сон.
Хорошо хоть, что Дурстан меня никогда особо не заботил. Неприятно, конечно, что теперь придется искать нового слугу, обучать его заново, но все это мелочи. Показав ему его же сердце, я, как обычно, ощутил прилив удовольствия. Вот и славно.
Я бросил трепещущее сердце на уголья.
— Восстань же, Владыка демонов, пожертвовавший собственным именем ради служения силам тьмы много столетий тому назад. Восстань и сделайся слугою моим, дабы сообща нам извести кантришакримов раз и навсегда, и тогда весь Колмар окажется в нашей власти.
Голос призрака сделался громче — лишь самую малость:
— Ты не преподнес мне тела. Как же могу я восстать, глупец?
— Тело уготовано тебе, о древний. Взгляни в сторону заката: видишь ли там остров, сотрясаемый предсмертными судорогами?
— Вижу, — отозвался голос. Похоже, призрак заинтересовался. Я объяснил ему суть нашего соглашения. Владыка демонов расхохотался — протяжным и громким хохотом.
— Этого недостаточно, — сказал он наконец. — Ну и умник же ты, однако! Нет, ничтожный заклинатель, этого недостаточно. Мне нужен ты.
— Я не являюсь частью сделки, — ответил я.
— Как же, являешься! — возразил он. — Без куска твоей плоти тебе не подчинить меня своей воле. Говорю тебе: я не демон. Мне требуется иная жертва — ты сам. Сердце этого человека недурно, оно мне по вкусу, но куда ему до твоего!
— Я пожертвую кровью, — начал было я, но он прервал меня.
— Ну нет, — ответил он, — кровь — это слишком просто. Нет, мне нужна какая-то часть твоего тела, которую ты не сумеешь ничем заменить. — На миг он замолк, точно призадумавшись. — Думаю, левая кисть подойдет.
— Слишком многого ты просишь! — выкрикнул я, но уже знал, каким будет его ответ.
— Законы, определяющие, когда много, а когда нет, применимы только к демонам. А я еще раз повторяю тебе, что таковым не являюсь, — он осклабился. — Так в чем же дело, ты, ничтожная отрыжка демона? Пожрать ли мне тебя прямо на месте, или же ты исполнишь мое требование?
Я оказался в тупике; однако все, кто занимаются подобным ремеслом, всегда должны предусматривать возможность таких осложнений. Как бы там ни было, не так уж много я потеряю.
— Взятым и отданным будешь ты связан со мной. Плоть и кровь связывают крепко, Владыка! Принимая жертву, ты подчинишься моей воле.
— Воистину. Так я жду.
— Под страхом боли и вечного рабства ответствуй: берешь ли ты в жертву мою левую кисть?
— Проклятье, — произнес он негромко. — А я-то надеялся, что ты прежде ее отсечешь, тогда я смог бы отказаться. Да, принимаю.
Я не стал раздумывать и гадать, сумею ли осмелиться на такое. Просто взял окровавленный нож и что было силы ударил по левому запястью. И в следующий же момент затянул рану при помощи своей целительской силы, уняв пронзившую было меня боль, ибо мне еще некоторое время нужно было оставаться в здравом рассудке.
Забавное все же меня охватило чувство, когда я поднял собственную кисть и швырнул ее на горящие уголья. Она зашипела, и дух сейчас же принял ее.
— Покорись же мне, Владыка демонов, покорись и повинуйся! — воскликнул я.
— Хорошо, Малиор, — отозвался он из кучи углей. Теперь голос его был заметно громче. — Сейчас я явлюсь на остров, чтобы забрать то, что там пробуждается, а потом предстану пред тобою — в том теле, которое ты для меня приготовил. Меня это вполне устраивает. Я помогу тебе в благодарность за твою жертву, а после... что ж, после посмотрим, ничтожная отрыжка демона. По крайней мере, я получу удовольствие, став свидетелем смерти кантри, а потом и твоей собственной.
— Восстань же и явись ко мне с быстротою ветра! — выкрикнул я.
— Уже спешу, повелитель, — отозвался он; голос его звучал весело, с издевкой.
И он исчез.
Обряд был закончен. Мне удалось сделать это.
Я завершил заклинание, опечатал жаровню, погасив угли, и задул свечи.
Дело сделано. Я чувствовал себя несколько ошалело: начало сказываться потрясение; и все же, прибегнув к внутреннему целительскому зрению, я предусмотрительно оглядел руку — на месте кисти теперь была лишь культя. Как я и подозревал, рана была подернута пеленой, что говорило о заражении. Придется заняться ею.
По привычке я кликнул Дурстана, чтобы тот помог мне снять одеяния, но он распластался на алтаре и был мертв — мертвее не бывает. Я ухитрился возжечь жертвенное пламя, которое тут же его поглотило. Это было быстрым и очень удобным жертвоприношением — таким, к которому всегда можно прибегнуть. Это позволяло мне по желанию вызывать рикти: им всегда доставались остатки от моих жертвоприношений. Благодаря такому количеству свежей плоти я заполучу в свое распоряжение еще одну небольшую орду рикти, которые будут готовы служить мне, если я сочту это необходимым.
Не без труда влезши в обычную одежду, я покинул свои покои и, затворив за собою дверь, поковылял к общему приходу — в голове у меня уже созрел рассказ о том, будто на меня напали демоны.
Там рану мою очистили от заражения ракшасовой скверной, культю тщательно осмотрели и быстро покрыли кожей, все как положено. Потом меня понесли назад в мои покои, чтобы я смог там отдохнуть. Событие это повергло всех в смятение.
Пока меня несли, я предавался восторженным мыслям. Покалеченная рука не доставляла мне никаких неудобств. Теперь, когда в моем распоряжении было все, что мне требовалось для полного моего восторжествования, меня заботило лишь одно: кого из служителей школы поставить на место почившего Дурстана.
Джеми
Я видел все. Видел Бериса под деревьями: он хохотал и выглядел лет на пятьдесят моложе, чем должен быть.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81

загрузка...