ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Оба обладают немалым могуществом, но это им на руку не больше, чем мне: они молоды и неопытны, так что можно будет совладать с ними без особых усилий.
Я хорошо подгадал. Когда сегодня утром магистр Рикард, осторожно отомкнув дверь, сейчас же распахнул ее настежь, мы застали их за недвусмысленным занятием. Велкаса окружало сверкающее сияние — он, несомненно, использовал целительскую силу, с помощью которой приподнял Арал в воздух: она с беспечным видом парила в трех локтях над полом.
— Велкас! — вскричал Рикард, придя в ужас.
Каждый из членов Совета, собранного именно по этому случаю, увидел, как высокий юноша обернулся, приветственно кивнул и опустил девушку на пол. Едва ноги ее обрели опору, она хотела было сорваться с места, но Велкас вскинул руку, и девчонка застыла как вкопанная, обуреваемая справедливым негодованием. Я с трудом подавил смех.
Велкас спокойно поклонился Совету: казалось даже, его что-то слегка забавило. Арал стояла без движения, и щеки ее полыхали дерзким румянцем.
— Что ж, господа, вы обнаружили нас, — проговорил Велкас с улыбкой. — Полагаю, вы позволите нам оправдаться.
— Велкас, как ты мог! — возопил Рикард. — Когда магистр Берис поведал мне обо всем, я ушам своим не поверил. Как можешь ты попирать то, чему мы все тебя наставляли!
Велкас и бровью не повел.
— Я и не думал ничего попирать, магистр Рикард. Мысли наши беспрестанно обращены ко Владычице. Все в порядке. Да и с Арал, видите ведь, все хорошо.
— Мы не делали ничего худого, — подтвердила Арал. Теперь она истово, всем своим существом, встала на защиту товарища. Он ведь был и ее слабым местом. Прежде я не был до конца уверен в этом. — Чего вы не одобряете?
Я повернулся к магистрисе Эрфик.
— Как я понял, ты не остерегала этих двоих от использования Силы не по назначению, но лишь сугубо в целях исцеления?
Эрфик была озабочена менее всех прочих — за исключением разве что самого Велкаса — и беззаботно заявила:
— Берис, помилуй! Тебе и самому прекрасно известно: если хочешь, чтобы все ученики поступили по-твоему, нужно лишь сказать им разок: «И думать об этом не смейте, это опасно и повлечет непредсказуемые последствия!» И мы даже намека им не даем на этот счет, по крайней мере, до третьего года обучения — раньше этого времени никому из них, пусть даже одному из сотни, не придет в голову, что Силе можно найти какое-либо иное применение. Да и позже из десяти учеников лишь один нет-нет да и рискнет попробовать. — Она глянула на парочку, стоявшую перед нами, и криво усмехнулась. — В данном случае — двое из десяти. Но должна сказать, что настолько впечатляющих результатов мне до сих пор видеть не приходилось.
Она еще имела наглость выражать свое восхищение!
— Выходит, запрещено использовать Силу как-то иначе, помимо лечения? — спросил Велкас, нимало не смутившись.
— Разумеется, — сурово вставил Рикард. — И, невзирая на потакание магистрисы Эрфик, тебе следует знать, что это является самым серьезным нарушением.
— Приму к сведению. Тем не менее, если учесть, что мы оба не подозревали о существовании подобного запрета, вы вряд ли можете осуждать нас: мы лишь пытались постичь пределы своих способностей.
— Напротив, сударь Велкас, — возразил я, — именно осуждения вы и заслуживаете. За ваши действия предусмотрено жестокое наказание.
— Наказание за незнание? Тогда нужно наказать весь мир! — вмешалась Арал, и голос ее был резок. — Да мы на каждом шагу действовали только во имя Владычицы!
— Отчего же это? — спросил я, и когда Велкас попытался было ответить, я заставил его умолкнуть. — Нет, пусть говорит госпожа Арал. — Я повернулся к ней. — Отчего вы решили проявить такое усердие в своих молитвах, сударыня? Ведь вполне хватило бы и простого обращения к Богине в самом начале.
Она заговорила с вызовом, не раздумывая:
— Возможно, конечно. Да только я — подручная Владычицы. Мы заботились о том, чтобы исключить влияние ракшасов, магистр.
— Почему же вы решили, что они способны как-то повлиять? Велкас рассмеялся.
— Магистр, я знаю, ты предпочитаешь, чтобы все твои ученики оставались в неведении, но за полтора года совместной работы мы поняли, что любое использование Силы не по назначению сразу же привлекает этих демоновых отродий — они сбегаются словно кошки на запах рыбы. Не знаю наверняка, но могу предположить, что Сила для них точно еда и питье — или как солнечный свет: чем чаще прибегаешь к ней, тем ближе они могут подобраться, если вовремя не принять мер.
Взгляд его задержался на мне дольше, чем требовалось.
— Сейчас, магистры, вы можете оставить нас, — сказал я. — Я сам разберусь с этим.
Эрфик не хотелось уходить, и она взбеленилась.
— Этот вопрос касается не только тебя, Берис, — заявила она. — Здесь должны решать все. Ты не знаешь этих двоих, а я знаю. Разумеется, следует привлечь их к порядку, но не думай, что кто-то из них запятнал себя связью с ракшасами.
Как ни сдерживал я гнев, но все же не удержался и ответил ей довольно резко:
— Эрфик, ты не знаешь, что может произойти с самой отважной душой, вздумай ее обладатель обратить Силу вспять! А я знаю. Я только этим и занимаюсь: провожу в исследованиях целые ночи. Слишком уж ты беспечна. Сегодня после обеда они предстанут перед Собранием, но прежде я хочу еще сказать им пару слов.
Я все же опасался, что Эрфик откажется удалиться (ей вообще свойственно упрямство), но она окинула напоследок долгим взглядом обоих нарушителей порядка, после чего кивнула и вышла. Дурья голова. Рикард, похоже, был куда больше огорчен, чем разгневан: эти двое в некотором смысле были его учениками. Он удалился вместе с остальными, печально бубня себе под нос. Я быстро запер за ними дверь.
— По свидетельству магистра Рикарда, вы производите опыты над Силой, — выговорил я холодно. — С ее помощью вы прибегали к бессловесной речи, перемещали предметы и пытались прочесть будущее. Будете отрицать это?
— Нет, — Велкас держался твердо, точно стальной клинок; но любая сталь поддается ковке.
— Во имя Шиа, мы и не думали таиться, — Арал надеялась защититься справедливостью.
Какая глупость.
— Известно ли вам, какое наказание предусмотрено за злоупотребление Силой?
— Мы не злоупотребляли ею. Просто применили ее несколько иначе, — ответил Велкас. Он, как всегда, владел собой: невозмутимый, глаза полуприкрыты, голос ровный, спокойный. — Во всем мы действовали именем Владычицы, взывая к ней ежеминутно. Ни я, ни Арал не подверглись влиянию ракшасов.
— Разумеется, нет, — ответил я сурово. Похоже, что он что-то учуял. — К сожалению, сейчас я провожу исследования кое-какой разновидности демонов, и ко мне самому пристал их запах, а иначе бы я не замедлил проверить, насколько правдивы твои слова. Впрочем, дело не в этом.
— Тогда в чем же? — полюбопытствовала Арал. — Мы ничего худого не совершали, магистр.
Велкас молча смотрел на меня, и во взгляде его читался вызов, но я не придал этому значения. Вместо этого я гневно возвысил голос:
— Как раз наоборот. По законам Верфарена, девушка, ты навлекла на себя самое страшное из возможных наказаний.
— Занятия наши были безобидными. Какую такую угрозу могли они представлять для магистров? — спросил Велкас. Своею позой и своим взглядом он меня существенно раздражал, а его неторопливые речи готовы были вовсе вывести меня из себя. Я уже пресытился этой игрой.
— Вот эту самую угрозу, — ответил я. В один миг призвав свою Силу, я выпустил мощный силовой заряд, направив его на Арал. Она спохватилась мгновенно, сумев даже частично отразить удар, — должен признать, я был удивлен, — но своего я все же добился. Она повалилась на пол.
Я повернулся к Велкасу — он без какого бы то ни было заметного движения уже оказался между мною и своей подружкой, а вокруг него полыхало голубоватое свечение.
— Можешь спрятать свое мерцание, юный Велкас. Я уже закончил представление, — проговорил я, не скрывая своего презрения. — Это я так, пальцем пошевелил, явив вам лишь частицу своего могущества. Доведись мне всерьез применить свою Силу, от вас бы враз мокрого места не осталось. Вот что происходит, когда недобросовестно используешь дар Владычицы — несешь боль или смерть вместо исцеления, извлекая из этого лишь собственную выгоду, вместо того чтобы действовать во благо другим. Случись это каких-нибудь сто лет назад, вас бы обоих подвергли испытанию и казнили за все ваши преступления. Отклонение от пути целительства неотвратимо ведет к использованию Силы в корыстных целях, что почти всегда заканчивается торжеством демонов.
— Тогда как же нам расценивать твои корыстные цели, магистр? — проворковал Велкас. Голос его оставался мягким, но теперь в нем угадывалась угроза. Арал сумела вновь встать на ноги и отодвинулась от него, явив моему взору собственный силовой ореол и приняв оборонительную стойку. Сияние вокруг Велкаса было ярким и чистым, и я мимоходом отметил, насколько все-таки он силен. Я решил испытать его силу и выяснить его намерения. Если я выстою, а он нет, это вполне сойдет за несчастный случай.
— Значит, последняя попытка скрыть вину? — произнес я со вздохом. — Перекладываешь теперь все на другого? В чем же ты сейчас меня обвиняешь, ученик? — поинтересовался я и, не ослабляя действия своей собственной силы, заложил руки за спину. Таким образом я смог начертать пальцами определенные знаки, приводящие в действие призывное заклятие, которое я приготовил как раз для подобного случая. — Ты что же, утверждаешь, будто я... Пресветлая Шиа, осторожно!..
В воздухе возникли двое рикти — и устремились один на Велкаса, другой на меня. Я возопил, изображая удивление, — как мне показалось, вполне убедительно, ведь они могли наброситься на любого из нас, — и принялся образцово разыгрывать схватку с напавшей на меня тварью. Впрочем, демону заранее было воспрещено причинить мне какой-либо вред, а вот второму, налетевшему на Велкаса, в этом отношении ничего не мешало.
Однако когти рикти были уже в нескольких дюймах от его глаз, когда обе твари вдруг замерли на месте. И причина меня немало удивила. Дело было в девчонке. Она нараспев бормотала нечто вроде молитвы и приближалась к демонам, крепко сжимая в руке нечто висевшее на длинной цепочке у нее на шее. Рикти силились освободиться, но силовые оковы были крепки, а воля ее неодолима. Сейчас она сияла ярче Велкаса — и, не выпуская своего таинственного амулета, второй рукою поочередно коснулась демонов. Один за другим они коротко взвизгнули и исчезли, оставляя после себя лишь привычное зловоние. Управившись с ними, она оборвала свои молитвы, столь удивительным образом пособившие ей, а сияние вокруг нее уменьшилось и потускнело, став таким же, как прежде.
— Как ты смеешь! — выкрикнул я в гневе. Теперь мне уже не приходилось притворяться: я-то надеялся, что рикти их, по крайней мере, покалечат. — И ты еще утверждаешь, что ни разу не сталкивалась с демонами? Кто этому поверит, увидев подобное!
— А мы и не говорили, что нам не доводилось с ними сталкиваться, магистр, — сказал Велкас, и голос его был спокоен и холоден, точно лютая зима. — Я, кажется, уже сказал: мы знали, что их привлекает любое использование Силы, поэтому были готовы к подобному, нам уже приходилось несколько раз обороняться от них.
— Тогда как же вы объясните очередное их появление? — прокричал я.
— Мы их не вызывали, — ответил он, неотрывно глядя на меня. Тут я понял, что он куда хитрее, чем я думал. Ему не только было известно, кто вызвал рикти, он к тому же старался держаться в тени и позволил своей пособнице с помощью какого-то талисмана проделать все самой, чтобы я не узнал, какова истинная его сила.
Таким образом, он сам подписал себе приговор. Я его изведу! Впрочем, нет — быть может, его жизнь мне еще понадобится. На некоторый срок.
— Вы уберете здесь все следы своей деятельности, а перед обедом явитесь в Большой зал, — проговорил я бесстрастно. — И не вздумайте ослушаться или сбежать, иначе мы вынуждены будем доставить вас назад силой, заковав в кандалы.
— Мы придем, — невозмутимо ответил Велкас, направляясь к двери, чтобы выпроводить меня.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81

загрузка...