ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Уилл, помоги... — вымолвила она. — Не могу говорить...
Возьми...
Я взял нож, тупо уставившись на клинок.
— Порань меня, — произнесла она, выставив вперед левую руку, но не сводя глаз с камня, который сжимала в другой руке, — она продолжала пропускать через него свою силу. Это помогало Велкасу держаться; ему стоило огромных усилий и времени совладать с одной из этих тварей, но их было так много, что казалось, им нет счета...
— Уилл!
— А? Что? Не могу понять, — проговорил я, — зачем мне...
— Тогда просто подержи клинок! — прокричала она. — Мне нужна кровь!
Не долго думая, я полоснул себя по ладони. Лезвие ножа было очень острым, я почти его не почувствовал.
— Вот, — сказал я, протягивая ей руку.
Теперь была ее очередь удивляться, но удивление это длилось лишь мгновение. Велкас выкрикнул:
— Арал, скорее, я не продержусь долго!
Голос его срывался от неимоверного напряжения, что меня поразило: прежде он никогда и ни в чем не прилагал особых усилий. А теперь крик его прозвучал точно призыв о помощи.
Я подался было вперед, но Арал схватила меня за запястье и положила мою ладонь на рубин, чтобы кровь моя свободно заструилась по сияющей поверхности камня.
Свечение вокруг нее, которое, как я полагал, и так было ярко, теперь и вовсе засверкало, точно полуденное солнце. Ощущения у меня были совершенно удивительные. Занятый схваткой, я лишь на миг осознал, что значит быть целителем. Сила моя была использована так, как сам я никогда не смог бы ее использовать: все мое стремление помочь Велкасу, все дружеские чувства, что я к нему испытывал, и (как я подумал) вся моя любовь к Арал — все это слилось воедино с ее собственной силой и с могуществом камня.
И когда сияние коснулось тварей, они зашипели и принялись визжать. Арал шагнула вперед, и я, само собой, последовал за нею, не снимая руки с камня.
Не очень-то это было правильно.
Не в силах совладать с добычей, демоны решили накинуться на другую жертву; поскольку Арал тоже представляла для них смертельную опасность, терзая их болью, они не посмели напасть на нее, а выбрали меня. Я не решился убрать ладонь с камня Арал, поэтому вынужден был использовать левую руку: сжав посох, я попытался отбиться от них — правда, не слишком удачно. Они, казалось, были созданы из крови и плоти, и мне даже удалось отбросить некоторых меткими ударами, но их было так много! За считанные мгновения и руки мои, и спина оказались покрыты ими: они кусали и рвали меня, и не на шутку перепугался за свою жизнь, поэтому мне пришлось выпустить Арал, чтобы взяться за посох обеими руками.
Когда яркий силовой поток, струившийся от Арал, прервался, они вновь кинулись к Велкасу, но на этот раз он был готов их встретить. Выкрикнув какое-то слово и начертав в воздухе знак, он создал вокруг них огромный сияющий шар, заключив их внутрь. Арал бросилась ко мне, вновь положила мою кровоточащую правую руку на камень, а сама протянула левую руку к тварям, намереваясь коснуться ближайшей из них.
К моему величайшему удивлению, существо завизжало и исчезло. Просто-напросто.
Чтобы избавиться от прочих, много времени не понадобилось. Когда они увидели, что происходит, то попытались вырваться из сдерживавшей их оболочки, воздвигнутой Велкасом, но она было точно железная: все их попытки оказались тщетны. И каждое прикосновение Арал сжигало их, сокрушало, отправляло обратно на самое дно Преисподней.
Вскоре исчез последний из демонов; всего я насчитал четырнадцать, однако позже Арал сказала, что, пока я отбивался от демонов одной рукой, она уничтожила еще дюжину. Я чувствовал жжение в местах укусов и порезов, но сейчас меня больше беспокоил Велкас. Едва убрав воздвигнутую им ловушку для демонов, он повалился на колени.
Состояние его было ужасным. Я поспешил к нему, по своей глупости надеясь чем-нибудь ему помочь, но Арал опередила меня. Руки ее уже были пусты, и теперь от них исходило лишь голубоватое сияние целительной силы. Она направила ее на Велкаса, нежно окутав его своим светом, вытягивая яд, залечивая израненную плоть. Все это происходило у меня на глазах. Если вам никогда ранее не приходилось видеть, как целитель высшего разряда работает над глубокими ранами, это кажется совершенно удивительным. Сейчас же начинаешь верить в священную природу целительского искусства. Когда видишь, как попорченная демонами кровь из черной вновь делается красной, как зияющая рана точно сама собою затягивается, не оставляя после себя ни малейшего рубца, — какие тут могут быть сомнения? Было очевидно, что это — высший дар самой Владычицы, Матери всех нас.
Вскоре Велкас уже вновь стоял на ногах, еще нетвердо, но целый и невредимый. Он протянул к Арал свои длинные руки, нежно и неуклюже обнял ее и прижал к груди.
— Спасибо тебе, — только и сказал он.
Мне было ведомо, о чем она думает, я почти слышал ее мысли. Я знал, что она отдала бы что угодно, лишь бы Велкас оставался в ее объятиях; однако ей было прекрасно известно, что это всего лишь порыв благодарности с его стороны, хотя она явно мечтала о большем. Несмотря ни на прочность связывающих их уз, ни на то, что они сейчас спасли друг друга от гибели, она знала: объятия его означают лишь дружбу и расположение, не более того. Это даже мне было видно со стороны. И готов поклясться: я словно слышал ее мысли.
Или, может, это уже начинался бред: я и сам был жестоко изранен, а яд в ранах, нанесенных демонами, действует быстро. Увидев, что меня шатает, Велкас сейчас же оставил Арал и сам взялся за меня.
«Прах тебя побери, Велкас, — помню, подумал я, во второй раз прислоняясь к дереву, чтобы не упасть, — раз уж ты не способен любить ее, то мог бы хоть позволить ей излечить меня: я ведь тоже мечтаю обнять ее, пусть лишь в благодарность!»
Применение целительской силы выматывает как самого мастера, так и больного. Закончив, мы с трудом поплелись назад к дороге. Больше не возникало беспокойств по поводу того, узнает ли меня Гайр. Нам всем было уже все равно. Мы мечтали лишь о том, чтобы остановиться где-нибудь и как следует передохнуть, а идти предстояло еще часа три. Двигались мы медленно; Вел и Арал поочередно поддерживали связь с силой, чтобы быть наготове в случае повторного нападения. Предвечерние тени начали удлиняться, вокруг похолодало. У Арал заплетались ноги, и пару раз она даже запнулась. Проклятье, как я устала, — пробормотала она. — Во имя Богини, поговорите же о чем-нибудь, а то у меня в голове вертится одно и то же: как бы поскорее выспаться и лишь бы демоны опять не напали.
Она повернулась к Велкасу. Тот передернул плечами: Не о чем говорить.
Да уж, Велкас, от тебя дождешься! — Она повернулась ко мне. У тебя обычно всегда найдется что порассказать, Уилл. Расскажи хотя бы, кто такой Гайр, откуда ты его знаешь.
— Тебе интересно? — спросил я, с усилием улыбнувшись...
— Да нет. Но если ты со мною не заговоришь, я свалюсь прямо здесь, а нам еще нужно добраться до Волчьего Лога.
— Твоя правда. Но о Гайре особо рассказывать нечего, поверь. Он еще старше меня, да к тому же нигде не бывал: он и от своего порога-то отходил, самое большее, миль на пять. Но у меня и впрямь найдется подходящая история, самая что ни на есть правдивая, — послушаете, пока мы дойдем до корчмы. — Велкас глянул на меня, приподняв бровь. Арал обрадовалась. — Только история моя имеет свою цену, — добавил я серьезно. — И прежде за нее следует заплатить.
— Так назови эту цену. Готова отдать хоть полцарства, — откликнулась Арал с усмешкой. — Разумеется, сейчас все мое царство состоит из того, что на мне надето, а одежда моя вряд ли тебе подойдет, так что мне беспокоиться нечего.
— Зря ты так думаешь, — ответил я. И не мог удержаться от ответной усмешки. — Я сам смогу выбрать, какую половину забрать?
— Уилл! — воскликнула она, шлепнув меня по руке. — А я еще считала тебя порядочным человеком! — Она рассмеялась. — Хотя было бы презабавно узреть тебя в юбках!
— Ты же не носишь юбок, дурачина, — сухо вставил Велкас.
— А ты, как я вижу, даже не понял, о чем речь, — сказала она, глубоко вздохнув. — Ну ладно, Уилл, чего ты хочешь взамен?
— Ответа на один вопрос.
— Спрашивай.
Я повернулся к Велкасу.
— Почему? — спросил я.
— Что — почему? — спросил он, шагая как ни в чем не бывало. — Арал, что-то я не припомню, чтобы соглашался заплатить за тебя обещанную цену.
— Да ладно, Вел, с тебя не убудет. Мне до зарезу нужно послушать какой-нибудь рассказ.
— Хорошо, — ответил он со вздохом. — Так что за «почему», Уилл?
— Почему ты не прибегнул к своему могуществу? — спросил я. — Берис твоей силы явно побаивается, Арал беспрестанно твердит мне, какой ты великий маг...
— Лгун! — не замедлила вмешаться Арал. Мы оба не обратили на нее внимания.
— Мне приходилось видеть, как ты и в полусне вытворял такое, что иным магистрам не под силу даже при наилучших условиях. Почему же, когда напали демоны, Арал пришлось все делать самой? Ты едва мог защищаться.
— Стало быть, — проговорил он, — ты это приметил.
— Сложно было не приметить, Вел. Огромная орда демонов обрушивается на тебя, точно стая голодных скворцов на амбар с зерном, и Арал должна делать за тебя всю работу! — сказал я, испытующе посмотрев на него в предвечернем свете. — В чем дело, Велкас? Разве ты не мог разогнать этих демонов?
Он отворотил взгляд.
— Расскажи ему, Арал, — проговорил он. — А мне надо размять ноги. Вы оба плететесь как черепахи. — Он сменил поступь, и не успели мы и глазом моргнуть, как он зашагал вдвое быстрее прежнего, с угрюмым видом, заложив руки за спину. Я с некоторым удивлением следил за тем, как он отдаляется от нас.
— Не волнуйся, Уилл. Он приходит в ярость оттого, что кое на что не способен, — сказала Арал вполголоса. — Во всех прочих случаях, когда мы с ним работали вместе, возможности его просто удивительны, однако он не в состоянии изгнать даже самого мелкого рикти. И упаси нас Владычица столкнуться с ракшасами. Тогда мне придется туго и останется уповать только на ее помощь.
— А что, ничего не происходит, когда он пытается их изгнать? — спросил я, изрядно удивившись: я-то считал, что Вел может что угодно.
— Я... м-м-м... не знаю, — ответила она взволнованно. — Сколько я с ним знакома, он даже ни разу не пытался попробовать. Просто не желает. Когда я поинтересовалась у него об этом, он не ответил, а потом целую неделю со мной не общался. Когда мы с ним наконец увиделись, он пытался что-то мне рассказать, но при этом так путал слова, что я ничего не поняла.
— Это чтоб Велкас вдруг стал путать слова? — фыркнул я. — Вот уж ни за что не поверю. Когда это было?
— Вскоре после того, как мы с ним познакомились. Года полтора назад, наверное.
— Стало быть, у него было предостаточно времени отдохнуть, и пора опять его об этом спросить, — сказал я решительно и отправился догонять Велкаса. Это оказалось нелегко, и все же я с ним поравнялся. Большую часть его роста составляют ноги, и он способен шагать так быстро, что угнаться за ним можно только бегом.
— Ты ведь знаешь, что тебе не убежать от этого, — проговорил я твердо.
— Я лишь воспользовался возможностью пройтись обычным шагом, а не тащиться точно черепаха, подобно вам обоим. И я вовсе не пытаюсь убежать.
— Лжец! — громко произнес я.
Тут он остановился, и я остановился вместе с ним. Выражение его лица было подобно глухой стене, которую я вот уже долгое время пытался пробить. Должно быть, сейчас я его чувствительно задел.
— Велкас, извини, — сказал я. — Знаешь, я не хотел. Но тебе нипочем не преодолеть своего бессилия против ракшей, если ты загодя отказываешься хотя бы просто поговорить об этом. Я не отстану, если даже меня стараются не замечать, ты же знаешь. А ты нажил могучего врага, главное оружие которого — демоны. Тебе стоит над этим поразмыслить.
Он на миг прикрыл глаза, а когда вновь раскрыл их, глухая стена исчезла. Я перевел дух (сам не заметил, как до этого затаил дыхание). Быть другом Велкаса было нелегко.
— Так и быть, — сказал он, когда нас нагнала Арал. — Я расскажу вам на этот раз обо всем.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81

загрузка...