ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

"
«Прости меня, любимый, я не хотела говорить этого, слова вырвались сами собой. Никогда еще мне не было настолько страшно, я так напугана! Я не готова к смерти», — ответила я, крепко прильнув к нему.
Так мы стояли, прижимаясь друг у другу что было сил, пока оба не почувствовали, что страшно утомились. Тогда мы легли, ни на миг не выпуская один другого, и я, будучи совершенно изможденной, заснула в его объятиях.
Уилл
Достигнув главного коридора, мы замедлили шаг, чтобы не привлекать к себе внимания. Как обычно, я взял свой плащ и посох, кивнув молодому ученику, совершившему какой-то мелкий проступок и теперь в наказание несшему ночное дежурство у общего прихода. Он окликнул Велкаса и Арал, приглашая их подойти: посетителей сейчас не было, и он желал узнать, как продвигается их совместная работа, о которой был весьма наслышан. Но мои спутники дали ему понять, что сейчас не время, и прошли дальше.
Мы миновали центральный вход, до сих пор являвшийся для нас главной целью, и тут внезапно ощущения мои переменились. За пределами стен у меня вдруг возникло чувство незащищенности. Мы не были подготовлены к побегу: у нас не было ни денег, ни еды, только наша одежда на плечах да палка у меня в руке.
Я было замялся, но Велкас схватил меня за руку и потащил вперед. Он даже не замедлил своего шага. Удивительно: мы с ним оба были высокого роста, но вот в обхвате он уступал мне чуть ли втрое. Мы очутились во дворе и увидели там трех лошадей, оседланных и взнузданных, — ни дать ни взять дар самой Владычицы! Конюх, державший их под уздцы, поприветствовал меня.
— Уилл! Вы не видели магистра Бериса? — спросил он. — Он еще час назад приказал оседлать лошадей, а сам куда-то запропастился.
Во мне проснулась надежда. Одна лишь маленькая ложь — и мы будем далеко отсюда, на добрых конях, которые умчат нас прочь куда быстрее, чем наши ноги. Я уже готов был ответить, но тут вмешался Вел, сказав своим обычным голосом:
— Мы его не встречали, извини.
И он зашагал через главные ворота; Арал поспешила за ним, и мне ничего не оставалось, как с проклятиями увязаться следом. Едва мы миновали ворота и оказались на улице, я попытался переговорить с Велом, но он снова схватил меня за руку. Он оказался куда сильней, чем я предполагал, хотя я и не пытался упираться.
— Можно говорить и на ходу, Уилл. Я не хочу останавливаться, ради чего бы то ни было.
— Тогда почему, во имя Шиа, мы не воспользовались теми лошадьми? — спросил я сердито. — Это ведь дар Владычицы, как пить дать, а ты проходишь мимо...
— Слишком уж все складно выходит, Уилл! — вдруг бросил он. — Чересчур складно, будь я проклят! Лошади ждут целый час. А когда от нас ушел Берис, Арал?
— Как раз около часа назад.
— Он хитер, Уилл. Еще как хитер; вряд ли ошибусь, если скажу, что он все обдумал заранее. Но я-то тоже не лыком шит. По-моему, пора нам слегка прикрыться от посторонних взглядов.
Он на ходу воззвал к своему мастерству, и нас всех тотчас же обволокло сияющим ореолом его магической силы. Сначала я подумал: это все равно что нести посреди ночи высоко поднятый пылающий факел и мнить, что тебя не заметят; однако, как вскоре оказалось, встречные нас действительно не видели.
Я посмотрел на него и тихонько проговорил:
— Вел, мы что, сделались невидимками? Не думал, что такое возможно.
— Конечно, невозможно, и никакие мы не невидимки, — отозвался он. — Но где бы мы ни проходили, заметить нас сейчас труднее всего на свете. Травинка и та привлекает к себе больше внимания, чем мы. Если нас никто не будет видеть, это собьет с толку погоню.
Я был поражен. А он и впрямь мастер своего дела.
— Это-то и было задумано, что мы воспользуемся лошадьми, Уилл. Уж я-то знаю. Тогда мы избавили бы его от лишних забот: должно быть, он подложил в переметные сумы что-нибудь из вещей Эрфик и Кайлина, а потом послал бы за нами демона, чтобы тот выследил нас и убил. — И тут, впервые с тех пор как мы покинули покои школы, Велкас сбился со своего быстрого шага, и в голосе я смутно уловил обеспокоенность; но он по-прежнему твердо смотрел вперед. — Арал, во имя Богини, ты видела ее лицо? Бедная Эрфик! Она была мне небезразлична. Ведь она верила в нас... И я знаю наверняка, как если бы все это происходило у меня на глазах: она пала, успев бросить вызов самому Берису.
Я не стал ни о чем его спрашивать. И так было ясно, что подобное мог учинить лишь верховный маг. Оба магистра погибли без единого звука в паре десятков локтей от нас, и это притом, что Эрфик была самой могущественной из магов школы.
После Бериса.
Арал ничего не ответила. Повернувшись, я посмотрел на нее — и внезапно поразился мертвенной бледности ее лица. И вместе с тем на лице у нее застыло решительное и непримиримое выражение. Арал всегда были свойственны глубокие и сильные переживания, она и по сей день остается такой. Она не слишком тесно зналась с Эрфик, и все-таки мне доводилось порой видеть их вместе, и я не сомневался, что со временем их отношения переросли бы в искреннюю дружбу. Эрфик была в восторге оттого, что Арал с Велкасом занимались совместной работой, и надеялась, что они смогут обучить подобному же и других. А теперь все это — восторг, надежды, дружба — погибло вместе с Эрфик, тело которой бесформенной грудой лежало возле покоев Велкаса... К горлу моему подступила желчь, и я едва сдержал внезапный позыв.
Мы неслись вперед, объятые смятением, точно перепуганные кошки, стараясь не думать о том, что за нами по пятам, вероятно, уже гонится демон и вот-вот нападет. Но едва мы миновали последний дом на окраине Верфарена, Арал вдруг резко остановилась и заговорила. Голос ее был спокойным и ровным. Она вскинула правую руку ладонью наружу.
— Здесь, на этом месте, возлагая душу под десницу Владычицы, я клянусь, что до конца дней своих всеми силами буду бороться против Бериса из Верфарена, повсюду чиня ему препятствия и спутывая его замыслы, а если у меня появится возможность, то и вовсе уничтожу его!
— Подношу Владычице душу и клянусь в том же! — без колебаний вторил ей Велкас.
— Стало быть, нас уже трое, — произнес я торопливо. — Все мы клянемся и призываем в свидетельницы Богиню, вверяя ей свои души. А теперь поспешим вперед, хорошо?
Покинув школу через Восточные ворота, мы свернули налево — и значит, сейчас находились на дороге, что вела на север.
— Куда же мы направимся? — спросил я. — Что подальше отсюда, это ясно, но все-таки — куда?
— Готов выслушать любые предложения, — сказал Велкас, отмахивая огромные шаги. Приподняв руку, он ткнул тонким пальцем вперед. — Туда?
Арал приходилось то и дело поднажимать, чтобы не отстать: ноги ее были вдвое короче наших; впрочем, она довольно скоро приноровилась к нашему шагу.
— На север, что ли? — уточнила она. — Там мы долго ничего подходящего не встретим, Вел. — Она глянула через правое плечо, точно высматривая что-то сквозь рощицу, мимо которой мы проходили. — В той стороне дом, — добавила она мечтательно.
— Там только твой дом, и к тому же до него сотни лиг. Не теряй головы.
— Похоже, у вас обоих память коротковата, — вставил я, стараясь говорить так же ровно, как и Велкас. Передо мной все еще стояло лицо Эрфик, с растрепанными темными волосами... нет, не мог я об этом думать. — Мое жилище всего в нескольких днях пути отсюда. — Я оглянулся. — А если напрямик, минуя дороги, то и того меньше.
Какое-то мгновение они молчали, хотя ни один из нас не сбавил шага, и силовое поле Велкаса по-прежнему окружало нас. Казалось, это не доставляет ему никакого труда.
— Ты и так уже вляпался из-за нас, — произнес наконец Вел. — И вовсе не обязан давать приют двум убийцам. Одной лишь Владычице Шиа известно, кого пошлет Берис за нами по пятам, чтобы разыскать нас и вернуть назад.
— Сначала зашлет кое-кого из магистров, а если у тех ничего не выйдет, прибегнет к помощи наемников и хорошенько заплатит им, чтобы они доставили нас к нему живыми или мертвыми, — проворчала Арал. — Ведь так поступают с убийцами. Но, скорее всего, едва поуляжется шум, как он сейчас же пошлет за нами демонов. Может, сегодня ночью, а может быть, и прямо сейчас — словом, в любой момент. И тех двоих тварей, с которыми мы в последний раз познакомились, он заранее подготовил, это уж точно, а иначе ему потребовался бы жертвенник. Догадываюсь, что он, должно быть, изготовил некий амулет. Тогда заклятие действует еще долгое время после завершения вызова, так что потом уже сложно установить, чьих рук это дело.
— Обнеси себя ореолом, — посоветовал Велкас. — Будь я Берисом, я бы послал демона немедленно, при первой же возможности, чтобы мы не успели подготовиться для защиты.
— Да ну? — сказала Арал насмешливо. — Ты так считаешь? А я было подумала: и так все вокруг полыхает голубым, куда уж больше?
— Что до меня, то я так и так был там с вами и все видел, — сказал я. — Лучшей защиты, чем я, вам не сыскать, а мне самому с демонами тоже не совладать. К тому же если вы оба думаете, что сейчас я соглашусь вас покинуть, то вы совсем рехнулись, даже больше, чем я подозревал. Никто ведь не знает, что мы с вами вместе отмечали праздник зимнего солнцестояния, так?
— Нет, — отозвалась сейчас же Арал. — Я никому не говорила. Не хотела, чтобы тебя из-за нас допекали. Или меня. Люди бывают странными.
Велкас раздумывал чуть дольше, но наконец тоже сказал:
— Нет. Точно помню, что не хотел, чтобы кто-то знал о моих похождениях.
— Ха! — воскликнула Арал, это было в ее духе. — О таинственный и проницательный Велкас, маг из магов! Я-то знаю, почему ты никому об этом не говорил. Все из-за Палистры. Этой златовласой зеленоглазой чаровнице все юноши в школе готовы целовать ей ноги — все, за исключением тебя.
Никогда не слышал, чтобы в голосе Арал звучало такое отвращение.
— Я бы подумал, что ей такой кучи поклонников за глаза хватит, — вымолвил Велкас, откровенно озадаченный; похоже, он был глубоко рад тому, что можно поговорить о подобных пустяках. — Я ни разу не давал ей ни малейшего повода для надежды.
Арал коротко улыбнулась, что было даже удивительно, если учитывать обстоятельства, в которых мы пребывали.
— Как раз этим ты ее и привлек к себе, Вел, как ты не понимаешь! — ответила она, и, несмотря на наше положение, в голосе ее прозвучало удовольствие, точно она была посвящена в нечто такое, о чем мы с Велкасом не догадывались. — Ты ведь играл в «вышибалы», там те же правила: продержаться дольше всех. Без твоего расположения она не будет в выигрыше. Самый величайший маг в школе после ублюдка Бериса держится особняком, со всеми сдержанно-вежлив и, вероятно, не имеет любовницы — лакомая добыча!
— "Вероятно"?
— Я-то тут при чем, так люди думают, — ответила Арал рассудительно. — Ты что, так и не понял, что для Палистры, при ее складе ума, ты совершенно неотразим?
— Сохрани меня Владычица от такого склада, — сказал он, передернувшись и добавив от себя кое-что по поводу Палистры; поскольку последнее его высказывание было не слишком лестным и не делало ему чести, я его с чистой совестью позабыл.
— Как бы там ни было, — сказал я, — никому не известно, что вы тогда были у меня, так что, если судьба к нам благосклонна, никто не сумеет предположить, что мы и на этот раз ушли вместе. Кроме вас двоих, ни одна душа в Верфарене не знает, где находится мой дом. Я предлагаю отправиться к Рябинищам. Хижина моя, конечно, не крепость, однако она хорошо укрыта и находится в стороне от дорог.
— В прошлый раз мы ехали с тобой туда по большаку. А нет ли пути покороче? — спросила Арал.
Я исхитрился улыбнуться:
— Вообще-то есть... Вам известно название Волчий Лог? Это небольшое поселение милях в десяти к северу отсюда.
— Я бывал там несколько раз, только давно, — сказал Велкас.
— Селение это расположено на перепутье — ну, то есть там главную дорогу пересекает тропа, но место это сразу бросается в глаза. — Я призадумался. — Лучше вам знать путь, если вдруг нам придется разойтись. Если пойдете по проселку на запад, в сторону взгорья, то дня через три достигнете обширного зеленого луга высоко в горах.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81

загрузка...