ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Я стояла как завороженная, а Велкас изливал в ее тело поток своей силы, наблюдая за движением крови, вглядываясь в нее, чтобы понять ее свойства.
Потом он заговорил. Святая Шиа, какой у него был голос! С легкостью готова признать, что одна из самых замечательных особенностей Вела — это его голос. Но когда в тот момент он заговорил, окруженный точно сиянием самого солнца, он показался мне еще мудрее, еще сильнее и — старше. Гораздо старше. На несколько сотен лет.
— Ланен Кайлар, пора, — произнес он.
— Как посчитаешь нужным, — отозвалась она. И ухитрилась добавить: — Во имя Ветров, Акор, голос у него точно у кантри!
Велкас вскинул руки, заставляя весь широкий ореол своей силы сжаться в маленький клубок, который легко уместился у него на ладони. Он полыхал бело-голубыми вспышками и вскоре сделался настолько ярким, что невозможно было смотреть. Легким движением рук он погрузил это голубовато-белое солнце в плоть Ланен, и оно мгновенно разлилось по всему ее телу, заполнив его с головы до пят. Какое-то мгновение Ланен продолжала парить в воздухе, и свечение в ее теле мерно подрагивало вместе с ударами ее сердца. Потом я узрела Велкаса... Мне трудно описать это: казалось, он удерживает в себе последний звук песни, готовый слететь с губ, или последнюю каплю воды, грозящую перелиться через край. Она мерцала у него на ладони.
Тут вдруг я ощутила, что равномерность мерцания нарушилась. Ланен закричала. Но Велкас сумел перекричать ее:
— Держись, изменения уже происходят, все хорошо, все хорошо... Знай же, Ланен, что сущности кантри и гедри сливаются воедино, подобно тому как это произошло с твоим возлюбленным, только глубже... Не препятствуй этому, ни кровью, ни плотью своей... да, вот так, Ланен... Давай же!
И он стряхнул последнюю световую каплю прямо ей в сердце. Она вскрикнула лишь раз, и крик этот сотряс все ее тело, после чего замерла без движения.
Тогда Велкас опустил ее на постель, медленно и осторожно, и я увидела, как перепачканное кровью ситцевое платье слегка приподнялось. Опало. Снова приподнялось. Хвала святой Шиа, она задышала!
Меня трясло так, что я едва могла стоять. Велкас вынужден был отстраниться, чтобы я смогла вобрать в себя свое жалкое мерцание, после чего и сам — правда, очень неохотно — расстался со своим несравненным великолепием, которое мне посчастливилось узреть лишь на краткий миг.
Из последних сил я глянула на Ланен, насколько еще позволяли мне остатки моих целительских способностей. Битвы, что прежде бушевала у нее в крови, отныне не было. Сейчас она казалась обычной, хотя и совершенно изможденной, но вполне здоровой беременной женщиной.
— Велкас! Вел, любимый, дорогой мой! — проговорила я, слишком утомленная, чтобы следить за собственными речами. — Тебе это удалось. Честь и слава! Ты все-таки воззвал к своему глубинному могуществу, использовал весь свой дар, Вел! И тебе удалось! Она исцелилась.
— Благодари за это Богиню. Ох, Матерь всех нас, как же я устал! — произнес Велкас и внезапно рухнул как подкошенный.
Уилл
Услышав крик, я бросился к ним. Явился я как раз вовремя, чтобы увидеть, как Велкас шмякнулся на пол, а у Арал подкосились колени.
— Арал, что случилось? — спросил я.
— Все в порядке, не беспокойся, — пролепетала она. — Нужно поесть и выспаться... Помоги Велу...
Я собрался было нагнуться к Велкасу, но меня опередил незнакомец с серебристыми волосами. Он подхватил Вела на руки с такой легкостью, словно тот был ребенком.
— Пусть хозяин гостиницы принесет еды и питья в самую лучшую из его комнат, чтобы эти двое целителей, израсходовавшие все свои силы, смогли вволю отдохнуть, — сказал он так, точно провозглашал державную волю.
Следом за мной примчались и все прочие, включая Гайра, так что Вела и Арал сейчас же отнесли в ближайшую спальню, где устроили поудобнее. Я достаточно прожил среди целителей, чтобы знать, что делать: разбудил их и заставил пропустить по глотку вина. После этого Велкас заснул, однако прежде успел пробормотать: «Сон сейчас нужен больше, чем еда, но оставь тут, не уноси». Едва договорив, он тут же вновь забылся. Мы оставили им еды, выпивки, разожгли хорошенько камин — и ушли, затворив за собою дверь.
Когда я вернулся в общую залу, там был только Джеми.
— Я видел Ланен, — проговорил он с облегчением, и я только сейчас заметил, что у него довольно приятное лицо. Прежде оно было искажено страхом, но теперь морщины на лбу у него разгладились, и держался он вполне любезно. — Сейчас Релла с Вариеном занимаются ею: меняют простыни, моют ее и всякое такое. — Он передал мне кружку пива. — Мы по гроб вам обязаны, — продолжал он, — и тебе, и твоим друзьям. Никаким золотом не окупить того, что вы сделали.
— Золотом, говоришь? — переспросил я, усмехнувшись. — В общем-то ты прав, подобная услуга не идет ни в какое сравнение с золотом, но все же можешь попробовать, мы не станем отказываться. Хоть сейчас вываливай свое золото прямо на стол, мы скажем, когда будет достаточно.
Он рассмеялся вместе со мной — смехом, полным глубокого облегчения.
— Увы, у меня сейчас нет при себе золота, не захватил с собой, и все тут! — сказал он. — Боюсь, придется предложить вам серебро. Сгодится?
— Отчего же не сгодится? — ответил я, скорее в шутку. — Но для начала хватит ужина и ночлега.
Он улыбнулся и продолжал:
— Ну да, это само собой, а насчет настоящей оплаты можно будет переговорить завтра утром. Я сегодня с самого рассвета из седла не вылезал; хотя, сказать по правде, ты выглядишь еще хуже меня.
Я зевнул, хрустнув челюстью.
— Что и говорить, устал как собака, но поскольку двое моих товарищей крепко спят, то мне, видно, спать не придется... Понимаешь, сударь Джеми, кому-то из нас троих нужно бодрствовать и оставаться настороже, и выходит, что это выпало мне.
Джеми долго смотрел на меня.
— Уилл, мне кажется, ты хороший человек, — сказал он наконец. — Понятно, что ты обо мне ничего не знаешь и имеешь полное право не доверять мне, но скажу тебе по совести: нам тоже нельзя ночью дремать. Мы с Реллой будем караулить первыми, и уж поверь, с этим мы справимся. Иди поспи хоть немного. Даю тебе слово, что буду оберегать и тебя, и твоих друзей, а возникнет какая угроза или опасность, я вас разбужу.
Сказав это, он протянул мне руку.
Что ж, надо ведь иногда доверять людям, в разумных пределах, разумеется.
— Уиллем из Рябинищ, — представился я, пожимая его руку.
— Джемет из Аринока.
— Ну что ж, Джемет из Аринока, так и быть, поверю всему, что ты говоришь, — провозгласил я. — Во-первых, потому что я видел, каким взглядом ты смотрел на эту бедную девочку наверху, и, во-вторых, этот денек выдался для меня настолько сумасшедшим, что мне бы теперь отсыпаться да отсыпаться, хоть до скончания мира, — сказал я, поднимаясь из-за стола. — Разбуди меня, если стрясется что-нибудь, этакое.
— Непременно. Спи спокойно, Уиллем.
Шатаясь и запинаясь, я побрел в комнату, которую отвел для меня Гайр. Добравшись до кровати, я сейчас же упал пластом, заснув прежде, чем голова моя коснулась подушки.
Шикрар
Мы лежали, тесно прижавшись друг к другу, найдя приют на зеленом скалистом островке посреди океана. Здесь росло немного деревьев и имелась пресная вода, но больше не было ничего. Нам всем едва хватало тут места, чтобы улечься, но это не имело особого значения; со стороны, должно быть, весь остров выглядел так, будто на нем вырос целый лес из поднятых крыльев: те из нас, которые устали меньше всех, прикрывали своих сородичей от струй дождя. Под этим своеобразным навесом сплошь и рядом виднелись головы, возлегавшие на сложенных крыльях, которые в свою очередь покоились на спинах соседей, а те — на спинах других соседей.
Мы с Идай лежали, свернувшись и тесно прижавшись друг к другу. Можно было бы даже подумать, что нас связывают очень близкие отношения, происходи дело где-нибудь в сухой пещере. Сейчас же мы просто-напросто жались один к другому, чтобы согреться, прикрытые распростертыми крыльями Идай, защищавшими нас от хлеставшего дождя, и разговаривали.
— Шикрар, друг мой, я не уверена, что мы сумеем пронести Никис еще столько же, — проговорила Идай устало. — Кроме того, вторая часть путешествия всегда тяжелее первой.
Я попробовал пошевелить передними лапами. Даже одна лишь мысль об этом вызывала боль.
— Боюсь, что ты, скорее всего, права, — ответил я. — Ни разу за все долгие келлы тело мое не бывало таким онемевшим и не ныло так, как сейчас. Хотя вы с Крэйтишем и помогали мне, я дважды чуть было ее не выпустил. Но разве у нас есть иной выбор?
Идай посмотрела на меня.
— Мы могли бы оставить ее здесь, Шикрар, — сказала она. Совсем ненадолго, пока не найдем в Колмаре местечко, где сможем поселиться, заключив мир с гедри. — Она фыркнула. — А к тому времени, глядишь, негодница очнется от своего вех-сна.
— В этом ведь нет ее вины, Идай, — начал было я, но тут она рассмеялась.
— Знаю, Шикрар, но ты ведь понимаешь: наши потомки будут всегда помнить о ней как о единственной, что проспала все наше возвращение в Колмар! Ее будут именовать Никис Утомленной или, быть может, Никис Неудачницей. — Идай со стоном взмахнула своими затекшими крыльями, стряхивая с них воду. — Хотя при теперешнем моем настроении я бы скорее прозвала ее Ленивой Никис.
Я так и фыркнул:
— Это и мне приходило в голову. Особенно прошлой ночью, когда прочие отдыхали на волнах Вышнего Воздуха, а нам с тобой было не до отдыха!
— Возможно, кроме Никис, здесь нужно будет остаться еще кому-то из наших сородичей, Шикрар, — продолжала она вполголоса. — Я уже думала об этом. Быть может, еще лучше будет, если сначала отправятся один или двое, чтобы встретиться с владыками гедри, переговорить с ними, — она зашипела, рассмеявшись. — Все-таки наше прибытие будет для них совершеннейшей неожиданностью.
Идай всегда удавалось развеселить меня.
— Ах, Идеррисай, благодарю тебя, — проговорил я. — Это мудрые слова, и я согласен с ними. Мне кажется, вполне разумно будет послать сперва одного из нас. Я и полечу.
— Или ты, или я, или, может быть, Крэйтиш, — ответила она. — Не забывай, Старейший, ты ведь наш государь, пока Акхор... пока Вариен не с нами.
— Это никогда не выносилось на обсуждение, Идай, — возразил я мягко. Я знал, что ей до сих пор больно говорить об Акхоре, которого она всегда любила. — Как-никак государь у нас избирается со всеобщего одобрения. Вариен предлагал отречься от своего царского сана, но все же по сей день остается нашим правителем, покуда кантри не решат на Совете иначе.
Она фыркнула:
— Так они уже решили — все, кроме тебя. Ты ведь Хранитель души...
— Кейдра тоже прекрасно может проводить церемонию вызова Предков, — сказал я. — А когда я упокоюсь на крыльях Ветров, ты в свою очередь будешь Старейшей. И, если уж на то пошло, кому, как не предводителю, следует лететь впереди всех? — Вновь вытянув передние лапы, я поморщился: мышцы свело судорогой. — Кроме того, я не представляю, как мы будем нести Никис еще три дня.
— А, Шикрар, вот теперь я тебе верю! — рассмеялась она. Трижэй, лежавший рядом с нами, выразил легкое недовольство по поводу поднятого шума.
Идай понизила голос:
— К тому же, учитель Шикрар, я тут с такой легкостью говорила о заключении мира с гедри, но на деле это будет не так-то просто, да и времени потребует немало. Среди нас есть некоторые, — тут она метнула на меня быстрый взгляд, — которые ненавидят гедри, что бы ты там ни говорил.
Я прекрасно ее понимал: вплоть до прошлого года я сам был на стороне тех, кто противился сближению с гедри. Но я, как и все прочие, лишь вторил в этом нашим предкам. Когда же я повстречал одну из гедри — госпожу Ланен, что была ныне мне так дорога, — то вынужден был отказаться от своих не слишком разумных убеждений, которых придерживался долгие века. Я гордился тем, что сумел признать собственные заблуждения и измениться — если бы я так не поступил, несмотря на все то, что сделала для меня и моих сородичей Ланен, то оказался бы величайшим в мире глупцом. И все же Идай, вне всякого сомнения, была права.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81

загрузка...