ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Некоторое время ей удавалось держать тварей на расстоянии от нас обоих и даже уничтожить некоторых из них, однако их было чересчур много. Лучшее, что мы могли сделать, — это обеспечить собственную защиту, но тут заметили неподалеку Джеми с Реллой. Никогда не доводилось мне видеть столь искусное мастерство совместного боя на мечах: казалось, их окружают сразу десять клинков. И, несмотря на это, они уже были ранены и выбивались из сил. Одеяние Реллы было разодрано, и лохмотья ткани местами окрасились кровью. А у Джеми была рассечена щека до самой кости. Они, как и мы, мало что могли сделать, кроме как отсрочить неминуемую гибель.
Я повернулся к Арал.
— Можем ли мы защитить и их? — прокричал я, сопровождая слова жестом, потому что вокруг стоял шум от кипевшего сражения. Она кивнула. Мы направились к ним, и по пути Арал старалась разогнать как можно больше демонов — но это было все равно что вычерпывать море чашкой.
Мы подоспели как раз вовремя. За несколько мгновений до того, как Релла оказалась в пределах моего защитного поля, одна из тварей уселась ей на спину и впилась зубами в шею. Женщина лишь коротко вскрикнула и упала. Арал уничтожила демона, и в следующий миг я оградил всех нас своим силовым щитом; однако Релла была тяжело ранена.
— Вел, ты можешь делать одновременно два дела? — спросила Арал. Я был поражен: в голосе ее слышалась смертельная усталость. — Я почти выбилась из сил, а у нее дела совсем плохи. Кровь я остановила, но моих возможностей недостаточно, чтобы исцелить ей раны.
«Хвала Владычице, — подумал я, — наконец-то и я могу хоть что-то сделать».
Ни на миг не ослабляя воздвигнутого заслона, я глянул на Реллу, пластом лежавшую на траве. Арал была права, здорово ей досталось. Ей требовалось исцеление под благословенным взором Владычицы — и сейчас же вся моя сила в полной мере воспрянула во мне, как в ту ночь в Волчьем Логу. Меня точно окатили ледяной водой: я мигом распрямился и встряхнулся. Коротким усилием мысли я приподнял Реллу с земли, заставив ее повиснуть в воздухе прямо передо мною. Демон повредил ей спинной мозг. Задача была не из легких: мне нужно было глубоко сосредоточиться, чтобы срастить ткани, и кроме того, я должен был следить за прочностью силового щита, что оборонял нас от врагов.
Не думайте, что я хвастун. Против рикти я был беспомощен: только и мог, что воздвигнуть обычный заслон вокруг себя да нескольких своих товарищей. Но когда я приступил к исцелению, это было для меня подобно согревающему пламени. Даже в безумии битвы это не стоило мне особого труда. К счастью, Релла была без чувств. Перво-наперво я позаботился о том, чтобы очистить рану от всяких следов ракшасовой скверны, потом обработал разорванные ткани и вновь соединил их, заставил срастись, залечил мышцы и кожу. Закончив, я глянул на свою работу: на шее у Реллы осталась лишь красноватая полоса.
Поначалу меня обеспокоило выражение лица Джеми. Он казался изумленным, это было очевидно, но вместе с тем испуганным — это так не вязалось с образом бывалого бойца.
— Это невозможно, никому не под силу залечить такую рану за какие-то мгновения. Невероятно!
Арал пришла ему на помощь. На миг она положила руку ему на плечо.
— Я же говорила, что он на многое способен, — сказала она с усмешкой и вновь обратилась к демонам.
Берис
Я дал рикти некоторое время, чтобы измотать людей, заставить каждого из них думать только о схватке, о демонах, что им угрожали, и больше ни о чем. Все вышло так, как мне и было нужно.
Приготовив конец второй демоновой верви, я зашагал к тем двоим, что копошились в самой середине свалки. Это были Ланен и сереброволосый. На полпути я переломил последнюю пластину, и передо мною предстал ракшас из Третьей Преисподней. Я прервал его неизменное бахвальство.
— Узри: я приготовил для тебя отборную добычу. Но прежде возьми вон того, — указал я, — с серебристыми волосами. Убей его, — добавил я, — а уж потом расправляйся с прочими.
Он взметнулся, точно нетопырь, и устремился на жертву. Я направился следом.
Вариен
Рикти уяснили, что мой меч сеял смерть, и у нас с Ланен появилась возможность слегка перевести дух. Пока я повторно размазывал по клинку свою кровь, Ланен повернулась ко мне: в глазах отчаяние, лицо мокрое от слез.
— Проклятье, Вариен, я не в силах тебе помочь, — проговорила она. — Слишком я медлительна с мечом, а по-другому мне их не пронять. Ненавижу чувствовать себя беспомощной.
Я взял ее за руку:
— Знаю. Может, тебе станет легче, если еще раз напоследок представишь, будто я — прежний Акхор, защищающий тебя от рикти своими когтями и клыками?
Она рассмеялась, стоя посреди поля битвы.
— Еще как легче станет. Спасибо тебе, Акор, — сказала она.
Затем внимание наше было привлечено каким-то движением далеко в стороне. Мы глянули туда. Вверив свою душу Ветрам, я обратился мысленно к Ланен:
«Кажется, участь наша нас настигла. Укройся где-нибудь, если сумеешь, милая. Я отвлеку эту тварь. Ступай же, немедленно!»
Это был ракшас, и он летел прямо к нам.
Берис

Все шло так, как я замыслил. Сереброволосый готовился встретить ракшаса с мечом в руке, отослав Ланен прочь, чтобы та где-нибудь укрылась. Она заметила неподалеку кучку своих товарищей и устремилась к ним, но я тут же наложил на нее простенькие чары, мгновенно погружающие в сон. Вернее, они должны были подействовать мгновенно, но все же что-то в ней достаточно долго сопротивлялось, и она успела обнаружить, кто наслал на нее колдовство. Когда она увидела меня, глаза ее расширились, и она попыталась закричать — однако заклятие молчания срабатывает быстро даже на расстоянии и к тому же очень действенно. И все же Марик предупреждал меня, что она владеет бессловесной речью — поэтому я спешно кликнул пару рикти, велел им подхватить ее под спину и тащить следом за мной, а сам бегом направился к скоропутью. Теперь все зависело от скорости.
Я не предполагал, что на исходе битвы придется иметь дело еще и с одним из кантри.
Шикрар
Я мчался со скоростью, на какую только был способен. Однако поврежденное мое крыло грозило вот-вот отказать, а я не мог этого позволить. Пришлось мне лететь медленней, чем я того хотел, чтобы вовсе не рухнуть вниз. Я воззвал к Вариену, чтобы сказать ему, что я рядом, но он не отвечал. «Ну вот, — подумал я мрачно, — вновь он не может ответить мне в разгар сражения».
Когда я подлетел настолько близко, что мог слышать шум битвы, то совсем потерял голову из-за зловония ракшасов и оттого, что мой сердечный друг молчал. Я немного снизился, жертвуя преимуществами неожиданного нападения, чтобы осмотреться и понять, с чем придется иметь дело. Зрелище было зловещим: долина подо мною кишела целым полчищем рикти, и кроме того, я заметил одного ракшаса — тот сражался...
Сражался с Вариеном.
На лице у друга я видел кровь, а разумом слышал, как Ланен выкрикивает его имя.
С ревом и пламенем начал я падать вниз, устремившись на ракшаса. Увидев меня, Вариен отскочил в сторону. Демон обернулся, чтобы встретить меня, и успел вцепиться мне в броню, когда я на него налетел. Но это было единственное, что он сумел сделать. Меня обуревала ярость, не говоря уже о том, что я был Старейшим и самым крупным среди всего нашего народа. Одно движение челюстей — и он встретил свою смерть, а в следующее мгновение я спалил дотла его труп своим очистительным огнем.
Вариен исчез.
Вариен
Я попытался отыскать взглядом Ланен, как только ко мне воззвал Шикрар; я не мог ответить ему, отбиваясь мечом от ракшаса. Тот несколько отвлекся — я слышал, что эти твари способны чуять нас, так же как и мы их, — и бился вполсилы: смекнул, что неподалеку один из кантриов, и, видно, побаивался за свою жизнь. Краем глаза я видел, как Ланен бежит к остальным, под защиту целителей. Но вдруг она упала. Я пытался отделаться от ракшаса, чтобы помочь ей, но тут ее подхватили двое рикти и со страшной скоростью потащили через луг — к лесу у дальнего его конца.
Она вскричала, обращаясь ко мне на Языке Истины:
«Вариен! Я околдована, я не в силах сопротивляться, помоги мне! Шикрар, ко мне!»
«Бегу, Ланен! Шикрар, скорее, ее схватили!» — выкрикнул я.
И тут увидел Шикрара, готового обрушиться на ракшаса. Чудовище сразу же забыло про меня, и я стрелой помчался на помощь Ланен.
Будь луг свободным, я, возможно, догнал бы ее, но на меня то и дело набрасывались рикти, и мне приходилось от них отбиваться.
«Шикрар, помоги ей!» — вскричал я в муке и отчаянии, когда мой окровавленный меч разогнал последних рикти, что окружали меня.
Шикрар, огромный и грозный, пронесся мимо меня, разбрасывая по сторонам рикти, если они подворачивались ему под ноги, — я помчался следом, да так стремительно, что сам того не ожидал.
Но мне казалось, будто я бегу где-то глубоко под водой. Каждым усилием мышц, каждым ударом сердца я стремился догнать тварей, утащивших Ланен, однако чувствовал, что с каждым моим шагом вокруг сгущается невероятный мрак, — я лишь видел, что демоны уносят ее от меня на своих крыльях.
Все свои силы, всю любовь и вообще все, что у меня имелось, я с отчаянием обратил на то, чтобы оказаться рядом с ней, — но тщетно.
Рикти достигли леса. Там, у опушки, стоял человек, молодой и сильный, от которого так несло ракшасами, словно он сам был одним из них.
"Шикрар, тут гедри, он виновник всего — уничтожь его, умоляю, я сам не могу!" — вскричал я на Истинной речи — и на какую-то долю мгновения возрадовался, когда увидел, что очистительное пламя обрушилось на это мерзкое отродье...
Но оно не причинило ему вреда.
Заклинатель демонов расхохотался, и по его знаку рикти послушно бросили Ланен ему в руки.
— Не-е-ет! — вырвался у меня из горла исступленный крик. «Останови его, Шикрар!»
Слишком медленно.
Слишком поздно.
До сих пор я просыпаюсь среди ночи оттого, что в памяти всплывают эти последние мгновения. Я вижу, как Ланен заметила меня, пытается вырваться из лап Бериса, протягивает ко мне руки, отчаянно выкрикивает мое имя на Языке Истины: на уста ее наложена печать молчания.
«Вариен! Вариен! Акор!!!»
Отбросив меч, я во весь дух рванулся вперед, преодолевая последние локти, что разделяли нас, но этот мерзавец, пленивший ее, сделал лишь один шаг назад — и исчез.
Вместе с ней.
— Не-е-ет!!! — возопил я, упав на колени и в исступлении царапая землю в том месте, где только что стоял похититель. «Ланен! Ланен!!!» — выкрикивал я то на Языке Истины, то вслух.
Молчание.
А Шикрар точно обезумел. Подобно мне, он поддался первому же внутреннему порыву — принялся остервенело взрывать каменистую землю, точно Ланен могла сквозь нее провалиться. Когда же наконец он осознал, что не в силах отыскать ее, то обратил свою пламенную ярость на оставшихся рикти.
Наши малые родичи славно бились, однако ни пламенем, ни силой не могли сравниться с повелителем кантри, впавшим в неистовство. Никогда прежде не доводилось мне видеть, чтобы кого-либо из нашего народа обуревала столь безумная жажда убийства. Представители Малого рода попятились с почтительным трепетом, когда с громоподобным рыком он принялся палить все вокруг себя — и не останавливался, пока в живых не осталось ни одного рикти, а когда убивать больше было некого, пустился рвать в клочья трупы.
Наконец я воззвал к нему, сокрушенный и убитый горем:
«Шикрар, все кончено. Они мертвы. Сожги их».
Огромные языки пламени взметнулись над изувеченными трупами, выжигая землю дочиста, до самого камня. Очистительное пламя, похоже, вывело его из безумия, ибо он потряс головой и принялся озираться по сторонам, в конце концов остановив взгляд на мне.
— Вариен... Вариен, я не сумел ее спасти, — проговорил он сокрушенно. А в голосе его разума, донесшемся до меня, слышалось смятение: «Я пытался всеми силами, но не смог... Акхор... Они были слишком далеко». — Он склонил голову; его била дрожь. Потом он добавил вслух: — Акхор, Акхор... Я не слышу ее...
Я попытался ответить, но слова застряли у меня в горле, а голос не желал подчиняться.
"Шикрар, брат мой, — простонал я на Истинной речи, — я тоже ее не слышу".
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81

загрузка...