ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Хвала Владычице, Ланен никогда не жаловалась на свои крепкие легкие.
Ланен
Я следовала за Вариеном на некотором расстоянии, предоставив ему отдаться собственным мыслям. Я помню, что чувствовала, когда сама впервые узнала о страшной тени прошлого, окутывавшей Джеми (и года не прошло с тех пор), но если Релла права, то мне и в самом деле надо быть рядом с Вариеном, если вдруг я ему понадоблюсь. Я уже собиралась окликнуть его, чтобы он не отходил слишком далеко, когда вдруг услышала в голове его голос — тихий-тихий, печальный:
«Кадреши! Ты здесь?»
«Я здесь, рядом, дорогой. Скажи что-нибудь вслух, чтобы я знала, где ты, а то здесь темно как в Преисподней».
Голос его раздался где-то слева, и я поспешила к нему, хотя это было нелегко: продвигалась я довольно медленно. Повсюду торчали корни, притаившиеся под покровом мертвых листьев, то и дело норовя уцепить меня за ногу. Я чуть ли не упала во тьме прямо на него. Он поймал меня и прижал к себе. Я не говорила ни слова, просто обняла его покрепче и молчала. Он должен был заговорить первым.
— Ради всего святого, Ланен, — вымолвил он, и в низком его голосе чувствовалась горечь. — Твой нареченный отец оказался одним из тех, кто зарабатывает на жизнь убийствами. Это страшное зло. Скажу тебе по совести, дорогая, эта новость камнем легла мне на душу, а перед глазами встал мрак чернее ночи. Как можешь ты это выносить? А он как может?
Я пыталась отнестись к этому с пониманием, но у меня слабо получалось. Мне было известно, что сами кантри умерщвляли моих сородичей без лишних раздумий.
— Вариен, не забывай, что все это было давным-давно. Он ведь сказал, что порвал с прошлой жизнью. Разве это не свидетельствует в его пользу? Он рассказывал мне, что ему очень щедро платили и он мог бы жить как настоящий дворянин, у него был выбор. Но он отказался от такой жизни. Когда он повстречался с моей матерью, он уже решил покончить с этим.
Вариен отстранился от меня.
— Прости меня, любимая. Я знал, что гедри нередко убивают друг друга — те, что пошли по пути ракшасов, — но чтобы отнимать жизнь без причины! Быть чьим-то слепым орудием убийства — убивать не в приступе ярости, не спасая свою жизнь, а просто, так!.. Клянусь Ветрами, этого я понять не могу.
— А кантри никогда не убивают друг друга? — спросила я, стараясь держать себя в руках. Я уже чувствовала, как мой крутой нрав начинает проявлять себя. Я нежно любила его — но разве он имел какое-то право судить Джеми?
— Нет. Никогда с начала времен ни один из нас не посягнул на жизнь своего соплеменника, — произнес он с жаром. — Подобное достойно лишь ракшасов.
Я едва различала его во тьме, но мне показалось, что он скрестил руки на груди.
Нет уж, довольно!
— Вполне возможно, — ответила я порывисто. — Не забывай, что только мы, гедри, вольны сами выбирать свою судьбу. Хорошо, пусть так, Джеми избрал неверный путь много лет назад, но с тех пор он переменился. Для этого нам и даются наши короткие жизни, чтобы сделать верный выбор, и Джеми сделал его еще до моего рождения. Если бы не он, я давно уже была бы мертва. А ты был бы мертв, если бы не Релла, прикончившая того наемника у тебя за спиной.
— Она убила, чтобы спасти мою жизнь, а не из-за денег! — Он был уязвлен.
— Возможно, — ответила я. — Но он убит. А ты хотя бы поблагодарил ее за то, что она спасла тебе жизнь?
— Поздно благодарить! — раздался вдруг рядом чей-то низкий голос, какого я никогда прежде не слышала.
Я вскрикнула: к Вариену метнулась черная тень.
Выхватив из-за голенища сапога нож, я ударила что было мочи, но почувствовала, как клинок скользнул в сторону. На незнакомце была надета толстая кожаная куртка, отлично защищающая в подобных случаях.
— Вариен! — закричала я, пытаясь оттащить от своего возлюбленного темную фигуру.
Лучше бы поберегла легкие.
Я совсем забыла, какой он у меня силач.
Послышался надсадный вскрик, и я увидела, как незнакомец отлетел прочь во тьму, сокрушая своим телом кустарник.
— Ты невредим? — спросила я, протягивая Вариену свою свободную руку и помогая ему подняться, а сама все озиралась в окружавшую нас темноту.
— Там еще и другие. Будь настороже, Ланен.
— Джеми! Сюда! — прокричала я что было силы.
— Ланен! — воскликнул Джеми: он был уже здесь. Вдруг стало немножко светлее, и я могла кое-что различить. Тень с краю освещенного круга отступила во мрак. Релла бросила горящую головню наземь и потащила всех нас назад, к нашему костру, который был едва виден.
— Джеми, ты впереди, вы двое по бокам. Вперед!
Мы старались идти как можно быстрее, но нам мешали древесные корни. Впрочем, не одним нам, хвала Владычице! И все же поспешно двигаться во тьме по предательской лесной почве было не самым приятным делом. Я покрепче сжимала нож — ради собственного спокойствия, хотя успела уже убедиться в его бесполезности.
Мы почти достигли поляны, когда я вдруг услышала позади какой-то звук. Я обернулась, пытаясь рассмотреть хоть что-нибудь сквозь темень.
— Релла?
— Я здесь, девочка, побереги дыхание. То не я была. Идите к огню.
Мы вышли на поляну. Джеми подбросил в костер веток, и он ярко запылал, осветив все вокруг. Мы огляделись, но никого не увидели. Я схватила Вариена и заставила его взглянуть на меня.
— Ты не ранен?
— Не больше, чем прежде, дорогая, — ответил он. Повернувшись, он подобрал свой меч, лежавший подле его мешка. Обнажив его, он уныло произнес:
— Лучше, если мудрость является поздно, чем не является вовсе, правда, Джеми?
— Следи за деревьями, парень, — отозвался Джеми, внимательно осматривая подлесок: нет ли где движения? — И помни, чему я тебя учил: не опускай меча, держи его наготове. Поднятый меч — это уже наполовину удар, так ты сумеешь опередить врага.
Как и Джеми, Релла стала спиной к огню.
— Ты бери северную сторону, я возьму южную, мастер, идет? — сказала она.
Джеми что-то пробурчал в знак согласия.
Хотелось бы мне похвастаться, что я вся так и трепетала в ожидании схватки, — певцы баллад наверняка именно так все и преподносят. Дурачье. Им никогда не понять одной простой вещи: я ужасно неумело обращаюсь с клинком — даже тогда я это понимала. Я не арлисская воительница, пусть и мечтала таковой стать. И мне было страшно. Вокруг темень, нас всего четверо, а сколько врагов — неизвестно. Да что там говорить, я опасливо предполагала, что среди нас вообще только двое настоящих бойцов, поскольку считала, что от Вариена толку не намного больше, чем от меня.
Но что ж поделать. Все мы иногда ошибаемся.
Само собой, когда из-за деревьев выскочили четверо с мечами и щитами и бросились прямо на меня, мне пришлось собрать все свое мужество, чтобы не отшвырнуть нож и не броситься наутек.
— Зубья Преисподней, — пролепетала я. Спасибо моему нраву: он вдруг прорвался наружу, заглушив страх, и из горла у меня вылетел яростный крик. Совершенно не помню, что я там орала, но это заставило часть нападавших приостановиться — или, если на то пошло, замедлить шаг.
Джеми
Перед тем как они выскочили на поляну, я успел заметить краем глаза, что Вариен держит свой меч в точности так, как я ему сказал, всем своим видом смахивая на желторотого новобранца.
Они появились с той стороны, где стояла Ланен, по другую сторону костра. Едва они показались, как Релла уже была в движении, выискивая у них уязвимое место, как и я. А Ланен?
Видя, что все они устремились к ней, я пришел в отчаяние. Если они и впрямь твердо были намерены ее убить, у них это вполне могло получиться, прежде чем мы успели бы что-либо предпринять. И тут она закричала, моя Ланен, охваченная яростью:
— Стойте, где стоите, мерзкие ублюдки! Еще шаг — и вы все покойники!
Я был готов расхохотаться. Двое из них и впрямь остановились — Релле вполне хватило этого мгновения, чтобы метнуть нож — точно, наверняка. Один из них рухнул замертво, даже не пискнув. Я подумал было, что это их остепенит, но нет. Вот недоумки!
Самый здоровый ринулся прямо на Ланен, готовый схватить ее, но у него на пути встал Вариен. Само собой, он попытался достать громилу мечом, но у меня не было времени толком поведать ему о щитах — а у каждого нападавшего при себе был маленький круглый щит-тарч, способный при близком бое сослужить неплохую службу. Я не мог долго следить за происходившим, потому что мне пришлось заняться другим головорезом, но позже Ланен рассказала мне, как было дело.
Ланен
Вариен бился на мечах второй раз в жизни, и ему пришлось туго. Я пыталась как-то отвлечь ублюдка, но он не переставал напирать на моего милого. Когда головорез понял, что Вариен не слишком хорошо владеет мечом, то загоготал.
— Дурень! — проговорил он, с легкостью отразив очередной выпад Вариена, хотя и довольно неплохой. — Оставь! Она все равно пойдет на корм демонам, как бы ты ни старался!
Мне казалось, что только такая дурачина, как я, способна отшвырнуть свой меч прочь; однако когда Вариен услышал эти слова, он в точности так и поступил. Меч его со звоном упал на землю, и до меня донесся звук, который можно сравнить только с шипением; в один миг Вариен метнулся к противнику, отыскав лазейку в его обороне, и занес руку для удара. Он двинул ему кулаком по лицу, вложив в удар вес всего своего тела. Раздался отвратительный хруст: голова верзилы запрокинулась назад, и он повалился наземь.
Вариен прорычал и развернулся к ближайшему врагу — тому, с которым бился Джеми. Он налетел на него сзади, отчего бедолагу швырнуло вперед. Досмотреть мне не удалось, ибо последний из них, которому противостояла Релла, вдруг развернулся и схватил меня сзади. Я почувствовала у горла нож и услышала, как он заорал:
— Одно движение — и ей конец!
Все замерли.
— Бросьте мечи! — приказал державший меня наемник. Он стоял у меня за спиной. Джеми и Релла кинули мечи на землю. Вариен следил за врагом, не спуская с него глаз.
— Она не нужна твоему господину мертвой, — проговорил Джеми тихо.
— Мертвой она и вам не нужна. Держитесь подальше, и я оставлю ей жизнь, — прорычал он, пятясь назад и волоча меня за собой.
И вновь я оказалась в беспомощном положении — пока он не запнулся о корень и не потерял равновесия. Тут-то я и пихнула его что было силы и, упав, навалилась на него сверху всем своим весом. Я услышала, как он надсадно охнул. Он тут же потерял всякий интерес к своему ножу и моему горлу, и я вскочила на ноги, чтобы позволить Джеми схватить его.
Но Джеми не успел.
Вариен одним прыжком подскочил к предводителю наемников и, с яростным рыком подняв его за ворот куртки, с размаху ударил основанием ладони по лицу. Тот сразу же обмяк. Вариен отбросил его, словно ненужную вещь, и подошел ко мне.
— Ланен, — произнес он, бережно взяв меня за руку.
— Помилуй нас Шиа! Как, во имя Преисподних, тебе это удалось? — ахнул Джеми.
— Хоть я и лишился когтей, в моих руках еще живет часть былой силы, — ответил Вариен. — И кажется, она пока помогает.
Джеми
Мы с Реллой оттащили трупы подальше в лес. Волоча тела несчастных наемников, я чувствовал, как душу мою жжет оттого, что мне вновь пришлось убить, пусть даже ради спасения собственной жизни. Но посреди этого зыбучего песка, едва не поглотившего меня в ту проклятую ночь, я ухватился за одну-единственную твердую опору. Ланен никого не убила. Самое страшное — опрокинула того мерзавца, державшего нож у ее горла.
О Богиня, благодарю тебя!
Ланен не убийца.
Ланен
Тогда-то все и началось, после этой страшной ночной схватки. Мне никогда не приходилось настолько тесно соприкасаться со смертью, ощущать ее кругом себя, зная, что выжить может Лишь кто-то один — или я, или враг. Это было ужасно.
Ладно уж, давай начистоту, Ланен. Ужас меня охватил уже после того, как я осознала, что Вариен прикончил головореза, приставившего мне нож к горлу, и поняла, что этот был последним. Меня охватило жестокое злорадство, когда я увидела, как он повалился замертво. Ничего не поделаешь: если выходишь из схватки победителем, всегда охватывает восторг — понимаешь ведь, что будешь жить. Но когда я увидела четыре трупа, которые лишь несколько мгновений назад были живыми людьми.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81

загрузка...