ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Но по выражению его глаз мне стало понятно, что он непременно явится даже в Преисподнюю, лишь бы наплевать мне в лицо. Отлично. Он разгневан — это мне и нужно.
Мне было даже немного жаль: я бы предпочел иметь могущество Велкаса на своей стороне, однако было очевидно, что ни он, ни девчонка нипочем не согласятся на это. Возможно, оба они и впрямь решат предстать перед Собранием и встретят уготованную им участь, однако это было маловероятно. Я велю Эрфик и Кайлину стеречь их комнату. Нужно будет приготовить лошадей, чтобы стояли оседланными во дворе, а также необходимые предметы из библиотеки и кольцо Эрфик, которое случайно подвернулось мне несколько месяцев назад.
Если они умны, то сбегут. Если возьмут лошадей — тогда в случае чего можно будет обвинить их в краже. Впрочем, для Велкаса я приготовил особую участь, да и для Эрфик тоже. Обоих одним махом... Это нехитрое дельце — лишь начало, и позже о нем будут вспоминать как о первом шаге моего правления. Первое проявление воли государя Малиора — ибо я намерен править под именем, которое избрал для себя как повелитель демонов.
Эрфик и Кайлина ждет смерть вскоре после того, как я отправлю их стеречь комнату; поначалу их отсутствие не должно ни у кого вызвать подозрений, но я не знаю, сколько потребуется пленникам времени, чтобы решиться на побег. Как бы там ни было, когда их трупы обнаружат рядом с пустой комнатой, Велкасу и Арал несдобровать... Нет, все-таки жизнь прелестна.
А пока же я сообщил всем магам Верфарена, чтобы были готовы в случае чего воздвигнуть преграду огромной силе, если вдруг Велкас окажется не слишком умен и вздумает выступить против Собрания. Правда, этого я от него не ждал, но подготовиться не мешало. Если эта безмозглая парочка покорится, сударя Велкаса ждет прелестная участь. Я смогу извлечь гораздо больше выгоды из его смерти, нежели из жизни. Когда преграда будет возведена, их ждет изгнание, им придется скитаться по свету, и тогда... Майкель ведь исчез не случайно. Я сам ждал от него этого. Ишь ты, вздумал мериться со мною силами! Дерзость ему не помогла: за те несколько недель, пока мы с ним «работали вместе», я тщательно подготовил его для своих целей. Я наложил на него особое заклятие, пробуждающее в разуме неодолимую тягу к поискам, — так что, если я пожелаю отыскать кого-нибудь, мне стоит лишь вселить в него рикти, который, проникнув в его разум, приведет чары в действие. И тогда Майкель выследит и отыщет любую жертву, которую я поручу ему найти, и если понадобится, будет следовать за ней по пятам неделями — правда, в мои намерения не входило ждать столь долгое время.
Когда мне будет нужна жертва — Велкас, если он окажется глупцом, а если нет, то кто-нибудь еще, — мне лишь потребуется вызвать демона, которого я поселил в Майкеле. Он-то и поможет мне всего лишь за час установить второй конец демоновой верви, начало которой здесь, в моих покоях. Обычно подобная задача требует долгих и кропотливых приготовлений.
Я делаю поразительные успехи.
Когда демонова вервь будет установлена, я смогу переместиться в любое место, где бы ни оказался Майкель, — чтобы схватить добычу и вернуться назад в мгновение ока. Бедняга Майкель, само собой, не выдержит такого испытания. Не нужно было бросать мне вызов. И если Велкас окажется круглым дураком, он станет целью — добычей, на которую будет охотиться мой раб Майкель. Если сила его будет заперта преградой, из него выйдет отличная жертва.
Все уже продумано. Если они сбегут, не воспользовавшись лошадьми, я пошлю им вслед столько рикти, сколько будет нужно, лишь бы не дать им остаться в живых. Если же они покорятся, я сохраню Велкасу жизнь — ненадолго, — но он будет презрен, обесчещен и лишен своего могущества. Дам ему с денек помучиться, чтобы познал у меня отчаяние, а уж потом скормлю его демонам. Слишком много чести — послужить средством для возрождения Владыки демонов, но уж лучше он, чем я.
Владыка демонов, Лишенный Имени! Он как нельзя лучше отвечал моим требованиям, будучи самым могучим из всех! Природное дарование не устраивало его, ибо был он самым обыкновенным целителем первого уровня, и дальше ему уже ничего не светило. Всю свою жизнь он изучал искусство целительства. Когда магистры того времени подвергли его испытанию и обнаружили, что он мало на что годен, он решил все изменить. Ему было ведомо «Сказание о Первоначалах», в котором говорится, что у гедри есть право выбора, однако, по слухам, он был первым за долгие века, кто осмелился призвать в помощь ракшасов.
Его величие было порождено тем, что, призывая их, он знал: терять ему нечего. Он долго обдумывал свою сделку с демонами и подробно изложил им, чего желал взамен: обладать могуществом, какое не снилось ни одному смертному, суметь уничтожить кантри и при этом остаться в живых, даже если перед смертью они сами попытаются его убить. Когда ракшасы в уплату потребовали его истинное имя, он не раздумывая согласился. Имя его было стерто из истории и из памяти тех, кто его знал, — об этом известно всем. Однако большинству из ныне живущих не ведомо, что одновременно с этим было сотворено и заклятие Изъятого Сердца. И он словно уподобился великим колдунам из легенд: сердце его было изъято из живого тела и сокрыто в надежном, удаленном месте. Это стоило ему немалого. По существу с того мгновения он сам стал подобен демону, получив все, что ему требовалось, в том числе и небывалое могущество, не снившееся ни одному человеку.
Когда на него напали кантри, ему удалось умертвить добрую половину этих гигантских тварей, прежде чем они до него добрались. Смерть его была страшной, но, погибая, он хохотал над своими убийцами, ибо знал, что будет продолжать жить в облике ракшаса, и был совершенно уверен, что сможет вернуться в этот солнечный мир, если объявится новый заклинатель демонов, обладающий немалой силой и твердыми стремлениями, который и решится вызвать его.
Я и есть этот человек.
Нужно было сейчас же разыскать Эрфик и Кайлина, но сначала следовало подправить грим, что скрывал мою молодость. Теперь уже в последний раз. Порой я не в силах устоять на месте от ощущения переполняющего меня могущества, когда в очередной раз покидаю свои тайные покои, объятый восхитительным трепетом.
Я костьми чувствую, что весь мир поднимается на ноги, готовый принять участие в битве. Так что я не намерен действовать в одиночку.
И все-таки одно по-прежнему остается для меня непостижимым. Попросту невозможно, чтобы двое кантри — пусть это даже только их тени — пребывали в Колмаре столь долгое время, никем не замеченные. Быть может, запах обычных драконов, что во множестве водятся в горах, напоминает, по мнению рикти, запах одного из кантри? Но тогда что это за Акор, скрывающийся где-то в Илсе? Воспользовавшись демоном-посредником (что обошлось мне недешево), я связался с верной мне целительницей из представительства Мариковой гильдии в Илларе, столице Илсанского королевства. Она весьма искушена в темном чародействе, и могущество ее распространяется на многие мили вокруг; но и она не сумела отыскать никаких следов кантри, даже слуха такого не было, что где-то там объявился дракон. Нет, тут что-то не так, я наверняка упустил нечто важное.
Меня так и подмывает поторопиться. Однако все уже тщательно расписано наперед, и моя коронация должна состояться в день середины лета. К тому времени необходимо отыскать дочь Марика, и чем раньше, тем лучше. Меня беспокоит подслушанный Мариком таинственный разговор. «Кантри в Колмаре» — вот что настораживает. Неужели речь шла обо всех?
Даже обладая своей могучей силой, я не горю желанием биться со всеми сразу.
Хотя я, пожалуй, мог бы с ними справиться: уж на этот раз Владыка демонов, возвращенный к жизни, не даст им спуску и истребит всех, кто еще остался. И тогда, полагаю, последние препятствия будут преодолены в два счета. Ибо теперь я знаю — да-да, знаю, как вызвать его, откуда взять тело, в которое будет облачен его дух. А когда тело это будет в моем распоряжении, с помощью своей власти над Мариком я принесу необходимую жертву.
Немалую часть своей жизни я посвятил поискам: читал все подряд, осмеливался задавать вполне определенные вопросы, касающиеся демонов и всего, что с ними связано, — и вот теперь ответ найден. Он был неглуп, этот Владыка демонов, хотя и не подозревал, что в мире может объявиться некто вроде меня. По меркам своего времени он обладал величайшим могуществам, и все благодаря ракшасам; но я-то даже без их помощи в сотню раз сильнее его.
Откуда ему было знать, что с течением времени каста целителей обретет гораздо большее могущество, чем ранее, а использование Силы распространится далеко за пределы дозволенных прежде границ. В его время самые искусные могли лишь устранить перелом, ускорить выздоровление — ныне же это обычное дело для любого целителя, начиная с третьего разряда. Сегодня мы способны исцелять не только тело, но и рассудок, а это сложное и тонкое мастерство, о котором в былые времена даже не мечтали.
Я знаю, где он находится и как вернуть его в этот мир; у меня даже есть кое-что, благодаря чему его уже сейчас можно вызвать с легкостью. Последнее, что мне нужно, я получу грядущей ночью: мне станет ведомо, как можно будет от него избавиться после того, как я его использую. Ибо нет большего глупца, чем тот, кто вызывает демона, будучи не в силах изгнать его.
Да, он был умен и дерзок, этот Владыка демонов, но я умнее его, ибо способен призвать его сюда и заставить выполнять свою волю; нынешней ночью узнаю, как умертвить или изгнать его, когда он будет мне уже не нужен. Вот она, истинная власть.
Через пару дней я буду готов к тому, чтобы завершить вызов, что был начат мною еще в день зимнего солнцеворота, самый короткий день зимы. Сейчас где-то — не знаю где именно, да это и не важно — сотрясается земля, а в небо устремляются струи огня: это демоническое существо набирает силу. Не хотелось бы мне оказаться там, когда он возродится.
Однако довольно праздных раздумий. Еще предстоит последний разговор с Эрфик.
Уилл
Молва по школе разлетается быстрее ветра. В начале дня я встретил в коридоре четырех магистров; среди них была Эрфик, бормотавшая что-то про Бериса, а потом я услышал имя Велкаса...
Я направлялся к покоям Вела, как вдруг оттуда кто-то вышел, после чего до меня донесся голос, и я, вздрогнув, нырнул за ближайший угол. И сейчас же заслышал шаги — спасибо Шиа, они удалялись в другом направлении и вскоре стихли. Я подошел к двери и не успел постучать, как меня втащили внутрь.
— Вот ублюдок поганый! — выругался Велкас, имея в виду явно не меня. Таким я его еще не видел. — Вздумал угрожать нам расправой из-за обычных опытов! Каждый раз, как вижу его, от него все сильней разит ракшасами. — Вел перевел взгляд на Арал. Глядел он прямо, и это само по себе уже привлекло мое внимание: он редко на кого так смотрел. — Ты не ранена? — спросил он.
— Нет, мне по большому счету удалось отразить его удар, — ответила она, потирая руку, но не поднимая на него глаз. Правильно сделала, что не посмотрела ему в лицо: вопреки обыкновению во взгляде его явственно читались забота и беспокойство, а ей это вряд ли пошло бы на пользу. — Но готова поклясться: он всерьез намеревался покалечить меня. Не будь я настороже, меня бы отшвырнуло на другой конец комнаты, это уж как пить дать. Да обречет его Владычица на погибель и тьму...
— А ну прекрати сейчас же, — оборвал я ее негромко. — Ни к чему эти проклятия.
— Уилл, тебя при этом не было. Разрази его лихоманка, да будь у меня хоть кинжал, он бы узнал тогда, что почем!
Я положил руку ей на плечо, лишь на мгновение. Дольше держать не осмелился.
— Не сомневаюсь, девочка. Только боюсь, что тогда вышло бы еще хуже. Кинжалом его не достанешь.
— Уилл, он не в своем уме! — вскричала она, в гневе отвернувшись. — Он пытался изувечить меня, а потом еще стоял тут и распалялся: запрещено, мол, злоупотреблять Силой — да под конец еще вызвал пару демонов! И ни жертвенника ему не потребовалось, ни заклинаний, ничего — он просто призвал двух демонов прямо сюда, а сам прикинулся беспомощным.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81

загрузка...