ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


- Никто его и пальцем не тронет! - коротко, но уверенно сказал Фабиан.
- Марина, дай покой ногам, - сказал Ким, прибегая к старой поговорке фольков, а Бурин добавил:
- Мы не должны причинять зло Гврги. Нашему Фабиану твои клятвы, маленькая женщина, нипочем. Он - политик. А занимаясь политикой, каждый день приходится нарушать и вновь заключать по крайней мере десять договоров…
Фабиан искоса взглянул на Бурина, что заставило того замолчать. Затем он вновь повернулся к съежившемуся на земле, дрожащему болотнику.
- Встань! - повелел он. - И объяснись!
Гврги с трудом поднялся на ноги и теперь стоял, опустив голову.
- Я… я… голлум. - Больше от него ничего не удалось добиться.
- Посмотри мне в глаза! - потребовал Фабиан.
Помедлив, Гврги поднял глаза. У Кима создалось впечатление, что болотник уже попрощался с жизнью - после того, что сказали Бурин и Марина. И хотя Фабиан возражал им, Гврги явно не принял это на веру. Фольку стало жалко его, однако боль от раны на руке выше локтя уменьшила груз сочувствия.
- Как понимать это нападение? Как сказала госпожа Марина, ты нарушил договор. И что хуже всего, вы намеревались убить короля. - Несмотря на разорванную, покрытую грязью одежду, мокрые, свалявшиеся волосы и усталость, которая была написана на осунувшемся лице, в фигуре Фабиана ощущалось действительно что-то королевское, аура власти, которой Кимберон прежде не замечал.
- Гврги… вести в деревню. Вождь… все рассказывать… - пролепетал Гврги.
- Надеюсь на это. В противном случае мы возьмемся за тебя, - пригрозил Фабиан. - А теперь уводи нас поскорее отсюда. Мне холодно, я устал, проголодался и жду ответов. Итак, в путь!
- Но ты же не последуешь за ним в деревню? - недоуменно спросил Бурин.
- Как раз наоборот, дровосек, - Фабиан строго взглянул на своего друга. - Мы последуем за Гврги в деревню. Я хочу прояснить это… гм… недоразумение. Мы сможем получить выгоду в битве против темных эльфов, если удастся развернуть здесь резервные воинские подразделения. Да и вряд ли больгам будет приятно, если на них беспрестанно станут нападать болотники.
- Политика! - вырвалось у Бурина. - Я никогда не пойму её. Ну хорошо, пойдем в деревню и сделаем вождя на одну-две головы короче.
Гном отошел, чтобы отыскать брошенный вещевой мешок.
- Полагаю, Бубу, - крикнул ему вдогонку Фабиан, - это как раз то, чего нам делать не следует. Хотя твой топор, конечно, очень подходит для того.
При этих словах Гврги вздрогнул.
Гилфалас взглянул на Кима.
- Кимберон, эта парочка продолжает оставаться для меня загадкой. Не могли бы вы мне помочь с объяснением?
- О, Гилфалас, - засмеялся Ким, у которого после окончания схватки с души спало столько камней, что ими можно было бы вымостить все болото. - Я дружу с ними обоими, однако сейчас я сам не все понимаю.
Сообщники Гврги вытребовали для себя право нести вещи путешественников; одного лишь Бурина не удалось склонить к этому, и он нес свой мешок сам. Киму показалось, что болотники даже рады такому неожиданному исходу боя. Вся их враждебность мигом пропала.
Однако нападение на путников отрицать было невозможно; да к тому же ещё и утверждение Марины о том, что Гврги нарушил договор. Для себя Ким уже решил, что после возвращения попытается отыскать этот документ в музее.
В который уже раз Ким пожалел, что они вынуждены были выступить из Альдсвика столь поспешно. Возможно, говорил он себе, что в записях про болотников нашлись бы и какие-то указания касательно кольца Фабиана и его загадочного зеленого свечения.
Они шли и шли. Далеко на западе покрывало из облаков прорвалось и позволило взглянуть на последние красные отблески, которые заходящее солнце посылало на землю. Дождь больше не беспокоил. Однако это не сделало переход через болото менее мучительным; свет отбрасывал неясные тени, да и почва была предательски обманчивая. Каждый шаг давался с трудом, даже болотникам приходилось тяжело.
Затем тропа сменилась бревенчатым настилом; слева и справа тянулись канавы, в которых поблескивала черная жижа. Очевидно, они приближались к месту назначения. Киму даже показалось, что он ощущает запах еды и дыма торфяных костров.
Он заметил деревню, когда они уже вошли в нее. Низкие, полукруглые, покрытие тростником хижины, чьи крыши свешивались почти до земли, притулились для защиты от ветра в березовой рощице. Деревня не была окружена палисадом или чем-то подобным. Для чего? Трясина являлась лучшей защитой, естественным препятствием, едва ли преодолимым для любого нападающего.
Их прибытие заметили ещё до того, как они вошли в деревню. Навстречу вышел коренастый мужчина, одетый в чистую темно-коричневую куртку и темно-серые штаны. По-видимому, в вопросах чистоты Гврги не был ярким представителем своего народа, ибо в деревне, находившейся посреди болот, не нашлось ни одного жителя, который был бы столь же грязен, как заведший путников в ловушку проводник.
Встречающий их мужчина, судя по всему вождь, был немолод и седовлас. Жабры на его щеках опали, лицо покрывали морщины, но в глазах читались достоинство и житейская мудрость. Но Ким заметил в них что-то еще, чему сразу не смог найти объяснения. Будто бы эти глаза взглянули в темный пруд, и им очень не понравилось то, что они там увидали.
В окнах Ким смог различить пару-другую лиц, украдкой бросающих взгляды на странных пришельцев и тотчас скрывающихся за занавеску, чуть только взгляды встречались.
- Король, - торжественно провозгласил Гврги. - Анг квари! Господин носить кольцо короля.
Вождь мгновенно опустился на колени.
- Я бы тоже не отказался от подобного колечка, - шепнул на ухо Киму Бурин. - Очень даже практично. Ты носишь его на пальце. Вдруг оно вспыхивает огнем, и в следующий миг все встают перед тобой на колени. Я заинтригован, но что будет дальше?
Гном внимательно огляделся. Он крепко держал в руке топор, как будто собирался заставить таким образом себя уважать.
- Приветствую вас, господин. Транг, вождь Болотного Народа, з пар серву. Что вам будет угодно? - Он говорил медленно, подыскивая слова, как будто не привык общаться на Всеобщем Языке, но все-таки куда членораздельней, чем Гврги.
- Ответы, - резко произнес Фабиан. - Нам угодно получить ответы на наши вопросы, а также баню, горячую еду и проводника через болото!
- Спросите, разве договор больше не имеет силы для Болотного Народа? - прошептала Марина, но Гилфалас положил ей на плечо руку, дав тем самым понять, что принц сам справится с этим делом.
- Я могу предоставить вам все, что в моей власти, - ответил вождь и покорно склонил голову. - За исключением одного, - продолжил он. - Провести вас через болото невозможно.
- Что? - вырвалось у Фабиана.
- Как мне ни больно это говорить, господин, однако провести вас через топи нет никакой возможности. Его, - при этом он указал на Гилфаласа, - темные братья окружили болото. При помощи магии они заставили воду подняться и сделали так, что все дороги на юг затоплены.
Фабиан взял себя в руки.
- Отведите нас в баню и прикажите приготовить еду, - сказал он, как будто не услышав этой убийственной вести.
- Будет исполнено немедленно, - ответил вождь.
Спешно были вызваны женщины, ещё более приземистые, чем мужчины, и все в длинных, до пят, коричневых балахонах. Они молча повели путешественников в самую большую хижину. Мужчины, которые ещё совсем недавно сражались с ними, вкатили туда банные чаны и в дымящихся корытах принесли горячую воду.
Им предложили травяной чай. Даже Бурин не отказался от согревающего напитка. Ким счел его восхитительным и смаковал каждый глоток.
Для Марины специально отгородили занавеской угол. Четырем мужчинам пришлось довольствоваться двумя чанами. Тем временем услужливые хозяева вывесили их одежду для просушки.
Свое оружие путники, тем не менее, держали поблизости.
- Я не думаю, что болотники все ещё представляют опасность, - шепнул остальным Фабиан, - но никогда нельзя знать такое наверняка.
- Что будем делать теперь? - спросил Бурин, когда они остались одни.
- Мне кажется, - ответил Гилфалас, - следует ещё раз поговорить с существами, которых вы называете болотниками. Может быть, есть ещё какая-то другая возможность, какой-то другой путь.
- Верно, - сказал Ким. - Ты, дражайший Фабиан, теперь повышен в звании и для болотников значишься королем. Это должно придать им мужества, чтобы помочь нам. Мы не можем вернуться, нам необходимо двигаться вперед. Если наша экспедиция окончится неудачей, это приведет к очень тяжелой, а то и вовсе губительной войне для Империи. А последнее будет означать гибель Свободных Народов.
- Очень правильно, - сказал Бурин, - что нашего друга Кима послали учиться в университет. Этот фольк выучил из истории, что отчаявшихся необходимо воодушевлять. Для этого нужен символ, и такой символ у нас это… - ты! - Он почти неприлично ухмыльнулся Фабиану.
- Хорошо, приступим к делу, - решился Фабиан, проигнорировав смех остальных.
Вскоре после этого разговора, когда путники уже успели обработать свои раны и одеться, к ним пожаловала целая делегация болотников с тарелками и ложками из черного дерева, хлебными лепешками и большим медным котлом.
Снова принесли травяного чая, который, по мнению Кима, действовал как профилактическое средство против простуды.
- Ух ты, еда, горячая еда! - радостно крикнул Бурин и вместе с другими уселся за стол, накрытый с молниеносной быстротой. - Благодарю вас, жители болота! Я уже почти простил вас!
Одна только Марина все ещё не была расположена к примирению; она держалась подчеркнуто недружелюбно и не произнесла ни слова. Договор, про который она говорила, в действительности был для неё священен. По мнению Кима, она относилась к болотникам несправедливо. Очевидно, что они действовали из боязни, и если уж его самого пугала одна лишь мысль о темных эльфах, то на этот маленький народ могущество и магия врагов должны были произвести поистине устрашающее впечатление. В связи с этой угрозой заметно пошатнулись их представления о неуязвимости болота. Что до него самого, то он, Ким, не держал на болотников никакого зла.
Еда была превосходной. Им подали нечто напоминающее уху, и Ким постарался не думать, из каких таких рыб она могла быть здесь приготовлена. Суп был в меру густ и приправлен специями, а лепешки, которые можно было макать в густой жир, отлично сочетались с ним. Но самое главное: пища была горячей. К Киму вернулось утраченное мужество, и с каждым проглоченным куском он все оптимистичнее оценивал сложившееся положение.
Едва они покончили с трапезой и закурили свои трубки, как в дверь вошел Транг в сопровождении Гврги. Он сделал знак трем женщинам-болотницам, прислуживавшим за столом, и те тотчас покинули помещение.
- Господин, - осторожно начал вождь, как только женщины вышли за дверь. - Чем можем мы вам помочь?
- Дело в следующем, - медленно произнес Фабиан. - В связи с делом чрезвычайной важности нам необходимо попасть в Империю, и как можно скорее. Вы сказали, а я ни в коей мере не подвергаю ваши слова сомнению, что пути на юг перерезаны нашими, - Фабиан особенно выделил это слово, - врагами при помощи их магии. В этом случае помогите нам и себе и давайте совместно обсудим, существует ли ещё какая-нибудь возможность, чтобы перебраться через болота и попасть в Империю.
- Нет, ты слышал? - прошептал Бурин Киму. - Это и называется дипломатией. Мне нравится наш принц. Он - мастер своего дела. Я бы не смог за один раз влить в уста старика столько меда.
Ким раздраженно взглянул на Бурина, всем подряд нашептывавшего на ухо подобные колкости. В данным момент он не считал сказанное гномом сколько-нибудь смешным, однако он слишком хорошо знал друга: Бурин мог одной фразой разрядить самое напряженное положение.
Транг долго и проницательно смотрел на Фабиана, но наследный принц Империи стойко выдержал этот взгляд.
- Знаете ли вы, - обстоятельно начал вождь болотников, - что ваш приход был предсказан? Древняя легенда повествует о короле, чье кольцо источает зеленый свет.
Транг сделал паузу и налил себе чая.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52

загрузка...