ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Все происходящее было, на взгляд Кима, слишком уж глупо: как-никак они все-таки спасли Грегорину жизнь. Казалось, гном не отдает себе в этом отчета.
- Бурин, сын Балорина, сына Белфорина из рода Хамабрегорина, к услугам вашим и вашего рода, - представился Бурин. Ким и Фабиан быстро переглянулись: их друг, по-видимому, тоже благородного происхождения. Об этом свидетельствовало перечисление его предков, хотя сам он ещё и не занял высокого положения.
Ким подумал: а не является ли Бурин тоже своего рода наследным принцем? Тогда в их экспедиции он был бы уже третьим! Ведь и магистр Адрион намекнул, что у всех его спутников имеются свои тайны. Ну и компания!
Но ещё больше, чем реакции Бурина, услышавшего имя Грегорина, Ким удивился, когда увидел, что было написано на лице спасенного гнома. Неожиданность, удивление, почти растерянность завладели гномом на пару мгновений. Должно быть, он услышал нечто совсем уж невероятное.
Без сомнения, это было что-то связанное с предками Бурина и, стало быть, с историей гномов. Тайна, о существовании которой никто и не подозревал. В залах мудрости Аллатуриона он слышал, что в истории этого народа очень много белых пятен…
- Гврги, болотник. - Квакающий голос их спутника вывел Кима из задумчивости.
- Хорошенькая же компания потревожила меня, в то время как я находился в шазаме. Я проспал долго; видимо, слишком долго. Какой нынче у нас год по летосчислению маленького народца, а? - Он поднял бровь, обращаясь к Киму.
- Семьсот семьдесят седьмой после переселения, - поспешно ответил Ким, как ни удивителен был для него этот вопрос. И со всем возможным уважением добавил: - Только не у народца, а у народа. А вообще-то мы зовемся фольки.
Старик наморщил лоб. Некоторое время казалось, что он сбит с толку.
- Фольки, ну и имя, - проворчал он. - Маленький народец, а такие задаваки. И вот этакие, с позволения сказать, существа приходят, тащат меня сюда, сажают в горячую воду и будят! - Теперь гном окончательно пришел в себя. Он поднялся. - Чем можно вытереться?
Бурин поспешил вручить гостю полотенце, целый ворох которых также был обнаружен в одном из сундуков.
- Что такое… шазам? - спросил Ким, когда незнакомец вытерся. - Наш друг Бурин намекнул, что он предоставляет вам возможность объяснить, что под этим подразумевается.
- Своего рода оцепенение, позволяющее спать на голых скалах целые месяцы, а иногда и годы, чтобы иметь возможность слышать, как бьется сердце земли. - Грегорин замолчал, и Ким понял, что больше им ничего от него не добиться.
- Какое расточительство, - сказала Марина. - Гврги, сходи на склад и посмотри, не найдется ли там чего-нибудь подходящего для господина Грегорина. А я тем временем соберу чего-нибудь на стол. Надеюсь, - обратилась она к Грегорину, - вы не побрезгуете простой пищей, ибо ничего изысканного мы вам предложить не сможем?
- Подай еду на стол, а я скажу, можно её есть или нет, - ответил князь гномов.
Некоторое время каждый был занят каким-то делом: кто-то помогал на кухне Марине, кто-то искал подходящие вещи для Грегорина. Гилфалас, успевший к тому времени сходить наверх, сообщил, что непогода бушует по-прежнему.
- …как будто кто-то прорвался через Врата Мира, - закончил он.
В этот момент Ким случайно взглянул на Бурина. Гном побледнел и отвернулся. При всем желании Ким никак не мог понять такого поведения поэтому он предпочел счесть это за одну из тех странностей, которыми успел обзавестись их друг за последнее время. Если бы они сейчас были в Музее истории, то Ким непременно открыл бы для показа новую экспозицию под названием «Странности гнома Бурина».
Наконец они уселись за стол в большой столовой. Готовя еду, Марина из кожи вон лезла, чтобы приготовить что-нибудь повкуснее. Отведав её стряпни, Грегорин признал, что блюда удались на славу и похвалил Марину. По его суровому лицу пробежало нечто отдаленно напоминающее улыбку.
- А что теперь? - спросил Фабиан, отодвинув от себя тарелку. - Я не хотел бы портить вам всем аппетит, но сейчас мы так же далеки от Империи, как и тогда, когда выступили из Альдсвика.
- Да, лавина надолго сделала перевал непроходимым. Такое ощущение, что снег накапливался годами, чтобы именно сегодня сойти вниз.
- Мы не сможем плыть по морю, ибо отрезаны от побережья, путь через болота тоже невозможен, - подводил итог их положению Фабиан, - а теперь и Горный Проход закрыт.
- Какова цель, - в паузе между пережевыванием пищи спросил Грегорин, - вашей экспедиции?
- Темные эльфы прорвали Ограничительный Пояс и захватили Эльдерланд, - начал объяснять ему Бурин. - Как только что объяснил принц Фабиан, для нас сейчас перекрыты все пути. А нам во что бы то ни стало нужно доставить в Империю известие о вторжении врага.
- Не все, - произнес Грегорин.
- Как это понять? - спросил Фабиан.
- Не все пути перекрыты, - объяснил Грегорин.
- А какой же остался? - В глазах Фабиана вспыхнула искорка надежды.
- Дорога, которая ведет не через Серповые Горы, а сквозь горы, по чертогам Зарактрора.
- Зарактрор… - выдохнул Бурин.
- Но Зарактрор существует только в легендах! - удивленно воскликнул Ким и тут же покраснел, поскольку в этот миг на него посмотрели все. - Я читал об этом в старинных свитках фольков, - прибавил он. - Там есть такой стих:
Где низвергается вода
Реки подземной в никуда,
Там Фрегорин во чреве скал,
Стихии усмирив навек,
Построить город приказал
И Зарактрор его нарек…
- …и так далее, - вяло закончил он. - Я позабыл конец. Там говорится про какие-то туннели и ведется речь про некий «трон братьев».
- Трон братьев? - Грегорин заинтересованно наклонился вперед. - А что это ещё такое?
- Не имею ни малейшего представления, - вынужден был признать Ким. Он искоса поглядел на Бурина, но тот никак не отреагировал. - Это означает, - продолжил он, - что в ранние годы существования Эльдерланда фольки вели торговлю с гномами из Зарактрора, но это было очень давно, много веков назад. И теперь никто не знает, где находится это легендарное место.
- Я знаю, - сказал Грегорин. - И если вы готовы следовать за мной, то я проведу вас.
- Готовы мы или не готовы, но если это единственный путь, - сказал Фабиан, - то выбора у нас нет.
На этом вопрос был решен.
Наступил вечер. Друзья набили трубки, и даже Грегорин сделал попытку затянуться, однако тут же закашлялся и бросил это занятие. Когда Бурин, держа в руке трубку, поднялся и объявил, что пойдет выяснить, как обстоят дела с погодой, Ким решил присоединиться к нему.
Они молча прошли по главному коридору и поднялись по ступенькам. Бурин открыл дверь и вышел вместе с другом.
Буря утихла. У входа снега почти не было: основную его массу ветер отогнал к перевалу.
- Ну давай спрашивай, - неожиданно сказал Бурин. - Но не надейся, что получишь ответ на каждый заданный тобой вопрос. И не жди, что тебе понравятся ответы.
Ким с удивлением взглянул на друга. Вдруг он оказался не в состоянии произнести хоть слово.
- Ты, наверное, думаешь, что я не заметил, как ты прямо умирал от любопытства; эдак ты ещё себе язву заработаешь, а мне вовсе не хочется терять друга.
- Что это за место такое, Зарактрор? - выдавил из себя Ким. - Полагаю, что ты знаешь об этом больше, чем рассказал.
- Я никогда не был там, если ты это имеешь в виду, но я кое-что о нем читал. Для многих он представляется не более чем легендой, но я никогда не сомневался, что Зарактрор существует на самом деле, - начал Бурин, а затем вдруг в его глазах появился странный блеск, и он продекламировал своим низким, звучным голосом:
Там речи не слыхать людской,
А гнома приведет туннель
К цветам подземным. Дивны сколь,
Таких не видывал и эльф!..
- А что это за цветы? - спросил Ким, когда Бурин умолк.
- У этого места много толкований. Язык гномов не так прост, как многие полагают, особенно когда к нему прибегают поэты, а не докладчики.
- И о чем же повествуется в этой балладе дальше?
- Это длинная история, но даже гномы нашего рода знают только отдельные её части. По всей видимости, Фрегорин был виновен в каком-то преступлении и поэтому не осмеливался предстать перед Владыкой гномов. Об этом я ничего не могу сообщить, - сказал он и отвел взгляд, так что Киму было непонятно: то ли его друг не знает, как ему правильно трактовать это, то ли не хочет, а может быть, и не может говорить об этом.
- Но я помню, чем заканчивается баллада, - внезапно продолжил Бурин:
Там высится двух братьев трон,
На троне том какой уж год
Сидит и словно дремлет он -
Владыка, что Владыку ждет.
- И до сих пор я думал, что никто не знает о том, где находится Зарактрор. Но я ошибался.
- Может быть, господин Грегорин поможет нам разобраться во всем этом, - сказал Ким и решительно взглянул другу в глаза. - Почему ты не рассказал это при нем? Да и вообще кто такой этот Грегорин?
- Кто он такой или кем он был раньше - об этом может рассказать только он сам. Но если то, что я предполагаю, правда, то тогда он пришел сюда от конца времен и несет на себе всю гордость и весь позор народа гномов. - Бурин стойко выдержал взгляд Кима, и фольк понял, что гном сообщил ему все, что готов был сообщить.
- Становится холодно, - неожиданно сказал Бурин. - Давай вернемся.
Они ещё постояли немного и отправились спать.
- А когда же нас будут кормить завтраком? - вот слова, которые разбудили Кима. Грегорин поднялся первым и уже одетый стоял посредине спальни, держа в руке факел. Языки пламени превратили его лицо в маску.
- Не беспокойтесь, господин, - сказала Марина, входя в комнату. - Завтрак готов. Немного колбасы, пшенная каша и чай. А вот хлеб у нас кончился.
- Мне хватит, - проворчал Грегорин. - А эти лежебоки, видимо, собираются спать вечно. Если вы хотите, чтобы вас вел я, то должны вставать вовремя.
Все наконец-то поднялись. Общее настроение было не слишком радостным. Уже дважды их попытка прорваться к границам Империи окончилась провалом; теперь же предстояло идти за незнакомым проводником по какому-то полумифическому пути. Да и Грегорина нельзя было назвать весельчаком, зато очень щедрым на окрики и брюзжание.
Позавтракав и собрав необходимые вещи, они отправились.
- Сначала идем на север, - скомандовал Грегорин.
- Но, - заметил Ким, - мост разрушен.
- А что произошло? - задал вопрос Грегорин.
Бурин поведал их новому проводнику о сражении с темным эльфом и больгами.
- И теперь нам не перебраться на другую сторону, - завершил свой рассказ гном.
- Это уж моя забота.
Последовавший за этим марш стал для Кима мукой. Хотя ноги Грегорина были и короче, чем у Кима, он задал очень резвый темп. Гилфаласу и Фабиану без труда удавалось идти с ним в ногу, Бурин тоже держался мужественно, но Киму и Марине, измотанным сражением с бурей, каждый шаг давался с трудом.
Так они добрались до пропасти, на другой стороне которой состоялась стычка с Азантулем и его свитой.
Грегорин спустился по лестнице, ведущей к площадке перед мостом.
- Сюда, - донесся снизу его голос. - Ну, что вы, к земле приросли, что ли?
От моста не осталось и следа, за исключением двух вертикальных отверстий в скале, через которые можно было наблюдать безумство воды на дне ущелья.
Фабиан недолго думая сказал:
- Если через это отверстие пропустить трос и закрепить его на другой стороне, то таким образом можно было бы перебраться через пропасть.
- Я не переправляться на другую сторону! - В голосе Гврги слышалась паника. - Мне кружиться голова.
Ким тоже не был в восторге от этой идеи. Хотя он вроде бы и не боялся высоты, но от одной мысли о качающейся над бездной веревке ему стало не очень хорошо.
- Отлично, Фабиан, - сказал он. - Только зацеплять конец троса на той стороне пропасти будешь ты.
- Но ведь как-то гномы построили этот мост! - с отчаянием в голосе выкрикнул Фабиан.
Однако логика Кима была неумолима.
- Тогда провал был доступен с обеих сторон. Если кто-то бросал трос или даже привязывал его к стреле и запускал из лука, то на другой стороне кто-то другой ловил его и закреплял.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52

загрузка...