ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

За дверью находилось помещение, в котором расположились четыре кровати, стол, шкаф и стулья. Все было в хорошем состоянии, и на мебели было гораздо меньше пыли, чем наверху.
Бурин повел их по длинному коридору, который делал резкий поворот вправо. Он открыл ещё одну дверь, и они оказались в большом зале со сводчатым потолком, в котором могли без труда разместиться пятьдесят - шестьдесят человек.
- Столовая, - сообщил Бурин. - А здесь должна быть кухня, - сказал он, когда они распахнули ещё одну дверь. И действительно, они увидели перед собой кухню со всей необходимой утварью, на стенах висели горшки, поварешки и черпаки. В центре стояла чугунная плита.
- Вот теперь я знаю, для чего я несла с собой всю дорогу бобы, - проговорила Марина. - Остается только добавить сальца и ещё пару мелочей, что найдутся у меня в мешке, и тогда я смогу здесь развернуться - если, конечно, плита в порядке.
- Будьте уверены, драгоценная Марина, созданное гномами… - начал Бурин.
- … служит вечно, - закончил Фабиан. - Это мы уже слышали.
- Но мне понадобятся дрова и вода, - раздался голос Марины.
Не говоря ни слова, Бурин приоткрыл крышку ящика слева от плиты, где оказались дрова.
- А справа ты найдешь уголь; он горит жарче и дольше.
- Знаю, Бурин, - ответила Марина. - А вода?
Опять без лишних слов гном проверил насос. И после того как он три раза нажал на рычаг, в чашу полилась прозрачная вода. С победоносной улыбкой Бурин повернулся к наследному принцу.
- Ну, говори уж, Бубу, - покорно произнес Фабиан.
- Что говорить? - отозвался гном.
Фабиан пробормотал нечто нечленораздельное и отвернулся.
- Так, а теперь все вон из кухни! Позаботьтесь о том, чтобы навести порядок в столовой. Здесь я уж как-нибудь сама разберусь.
Марина воткнула факел в шандал и превратилась в хозяйку.
Ким и остальные собрались уже было идти в столовую, но их задержал Бурин.
- Идемте, - сказал гном. - Может быть, мы тут ещё что-нибудь обнаружим.
- Например? - спросил Гилфалас.
- Знаете вы это или нет, но раньше здесь пролегал важный торговый путь, - произнес Бурин.
- Почему же сейчас о нем никто не помнит? - спросил Ким.
- Да сколько за тысячи лет утеряно знаний! Возможно, где-то и есть камень с выбитыми на нем иероглифами, который может поведать о прошлом этого пути, однако знания гномов никогда не собирались так, как это делалось у людей и фольков, - сказал Бурин. - И у нас нет памяти элоаев, которая передается из поколения в поколение.
- Ты говорил, что знаешь эти горы, но по ту сторону перевала. А про этот постоялый двор ты знал? - спросил Ким.
- Я не говорил, что был там. Я знаю об этих местах благодаря старой карте, а на ней указан торговый путь лишь до перевала. В давние времена до него добралась одна наша экспедиция. Но Эльдерланд - не особенно хороший рынок для ремесленных изделий гномов. Так какой же смысл было идти дальше через снег, бури и зимний холод? А теперь о том, куда я хочу вас отвести: на постоялых дворах всегда имеются складские помещения. Может, в них сыщется что-нибудь полезное для нас.
- После стольких лет? - вырвалось у Гилфаласа, однако, когда Бурин обернулся к нему, он быстро добавил: - Я, конечно, понимаю, что созданное гномами…
Пока Бурин вел их по коридорам, путники представили себе истинные размеры сооружения, на сотни футов уходившего в глубь скалы. Это подтверждало былую значимость дороги, по которой они следовали.
Бурин толкнул двустворчатую дверь, и свет факелов осветил большой зал размером пятьдесят на шестьдесят шагов, сводчатый потолок которого подпирали мощные круглые колонны. Как яблони в саду, подумал Ким.
- Мы должны здесь осмотреться, - сказал Бурин и принялся обследовать помещение. - Сооружение даже больше, чем я думал. По всей видимости, раньше здесь была перевалочная база для караванов.
- Здесь какие-то сундуки, - послышался голос Гилфаласа.
Все направились к эльфу. Все сундуки, а их было около дюжины, были заперты на замки.
Бурин попытался открыть один из сундуков. Он приложил все свои силы, прежде чем справился с замком. Гном откинул крышку сундука, и улыбка пробежала по его лицу, когда он извлек суконный кафтан.
- Немного староват, - прокомментировал Фабиан.
- Если я не ошибаюсь, - пробормотал Бурин, - то несколько сотен лет назад это была самая модная зимняя одежда.
Гилфалас попробовал шерсть на ощупь.
- Такое ощущение, будто она новая.
- Тайна гномов… - многозначительно произнес Бурин. - Хранение без доступа воздуха.
Тогда они принялись открывать другие сундуки, в которых обнаружилось множество вполне годных к употреблению вещей, в том числе веревки, теплые сапоги, полушубки.
- Теперь мы можем не бояться мороза, - пробурчал Бурин.
- Что это такое? - спросил Гврги, открыв последний сундук.
- Снегоступы, - коротко ответил Бурин, взглянув на странные приспособления, слегка напоминающие клетки для птиц.
- Что? - вырвалось у болотника.
- Тебе придется представить, что снег в горах иногда достигает в высоту десяти футов. А в такой обуви ты сможешь идти по снегу и не проваливаться.
Гврги в большой задумчивости принялся рассматривать снегоступы.
- Действовать и в болоте? - наконец спросил он.
- Не думаю, - ответил Бурин.
- Тогда они лишние, быть для нас только обузой. Но если мы снова идти по болоту, то я, пожалуй, мочь их переделать, - тихо проговорил Гврги и отложил снегоступы в сторону.
В это время в комнату заглянула Марина.
- Я обнаружила баню. Истопите печь и приведите в порядок столовую.
- Так будем мыться или у нас просто нечего есть? - спросил Фабиан, окинув взглядом Гврги, с ужасом взиравшего на Марину.
- Я имею в виду печь в бане.
- Печь в бане? - удивленно спросил Гилфалас.
- Да, наши бани отапливаются. Я бы хотел предложить вот что: пока мы с Кимом занимаемся печью, вы тем временем приведите в порядок стол в столовой, чтобы после бани мы тотчас снова не извалялись в грязи, как свиньи. Насколько я знаю Марину, она в таком случае, невзирая на титулы и заслуги, отправит нас мыться снова. А принимать ванну два раза на дню - это чересчур расточительно.
Они быстро развели под котлом огонь, который Бурин время от времени подкармливал углем. Вскоре к ним вернулись и остальные.
- Банная песнь! - крикнул Бурин. - Давайте споем банную песнь! - Но прочие гнома не поддержали. Стоя в каменных корытах, друзья обливались горячей водой, пока из кухни не стали долетать громкие звуки.
- Это гонг, зовущий нас к обеду!
Вряд ли когда-нибудь кто-либо быстрее шел на подобный зов. Пока мужчины пировали, Марина удалилась в ванную.
- Теперь тут все свои, - так прокомментировал Бурин её уход. - Женщины любят мыться. Если я когда-нибудь женюсь, то обязательно построю для своей жены баню.
- Мудрое решение, - отозвался Фабиан.
Ким же, напротив, только рассмеялся и заметил:
- Ты - и вдруг жениться! Прежде чем какая-нибудь женщина выйдет за тебя замуж, она скорее дойдет до края света и опустится на морское дно.
- Такими вещами не шутят! - загремел Бурин, на этот раз и вправду разозлившись.
- Прости, - сказал Ким. - Я не имел в виду ничего плохого.
Наконец наступило время трубок. Гврги наблюдал за курящими с неодобрением, но в бегство, однако, не обратился; видимо, ему доставляло удовольствие сидеть с туго набитым животом, удобно откинувшись в широком кресле. Затем пришла Марина и объявила им, что комнаты для ночлега приготовлены. У всех на лицах появились радостные улыбки по поводу того, что наконец-то они нормально выспятся на настоящих кроватях.
Они торопливо позавтракали, чтобы с первыми лучами выступить в путь. Изо рта валил пар, было очень холодно, но спутникам, одетым в ватные полушубки, даже мороз представлялся теперь чем-то романтическим.
Ночная тьма уступила место затянутому в дымку дню. Гребень Серповых Гор, отчетливо видимый ещё утром прошлого дня, скрывался теперь за облачной пеленой, сквозь которую солнце едва пробивалось.
- Холод нам не страшен, только бы не пошел снег, - произнес Бурин и добавил: - Но боюсь, он все-таки пойдет. Поэтому вперед! Хорошо бы ещё сегодня миновать перевал.
Они вновь ступили на едва различимую гномью дорогу, по-прежнему бывшую для Кима загадкой. Если верить Бурину, то в Эльдерланде для гномов не было ничего такого, ради чего стоило бы совершать сопряженное со столь многими трудностями и опасностями путешествие. Однако Ким читал в старых хрониках, что в древности торговые связи между гномами и фольками были довольно оживленными и велись «под горой и на горе» - так было записано в летописях.
И тут вдруг на ум ему пришли слова, сказанные Мариной, когда Фабиан рассказывал о древних легендах: «Земля все помнит. Разве вы этого не чувствуете?»
- Там кто-то лежит! - Голос Гилфаласа прервал его размышления.
- Где? - спросил Фабиан.
- Вон там, чуть ниже перевала, - сказал Гилфалас и указал на черную точку над заснеженным полем.
- В таком случае он выбрал не лучшее место. Видите вон тот снежный козырек над ним. Если снег обрушится… - заметил Бурин.
Справа от дороги начинался глетчер, сползавший вниз и увлекавший собой камни. А над фигурой, лежащей, насколько об этом можно было судить, бездыханно, в коварном блестящем великолепии нависал огромный сугроб, который, сорвавшись, наверняка похоронил бы под собой лежащего.
- Как он туда попал? - спросил Фабиан, обращаясь скорее к себе, чем к кому-либо другому.
- Сугроб обязательно обрушится, - лаконично произнес Бурин. - Так что мы ничего не можем сделать для него.
- Как он туда попал? - спросил и Гврги, а Кима очередной раз удивило, что болотнику снова удалось построить грамматически безупречное предложение, или, по крайней мере, повторить его за Фабианом.
- Откуда я знаю, - резко ответил гном. - Идемте. Нас ожидает срочное дело.
- Ты не можешь быть таким бессердечным! - вырвалось у Марины.
- О чем ты? - удивленно спросил Бурин. - Лежащий там парень наверняка мертв. И кроме того, он находится прямо под снежным сугробом, который в результате температурных колебаний за последние дни стал таким хрупким, что под действием солнца вот-вот обвалится. Будь благоразумна; мы ничем не сможем помочь ему. Во-первых, у нас нет времени, а во-вторых, риск слишком велик. Не говоря уже о том, что на голой скале мы даже могилы ему вырыть не сможем.
- Вчера его там ещё не было, иначе бы Гилфалас заметил, - возразила в ответ Марина.
- За это я не могу поручиться, - вмешался эльф.
- Нет, вы только посмотрите на него. Хороший же вы друг, господин гном! - Марина разгорячилась. - Остается только надеяться, что Ким или кто-нибудь другой не обратятся к вам за помощь, если окажутся в нужде. Вы ведь только и ищите отговорки, чтобы никому не помогать.
- Мы должны попытаться помочь ему, - заметил Фабиан.
- Как знаете, - проворчал гном и удостоил Марину взгляда, смысл которого Ким не вполне понял. Разумеется, гном был в ярости, однако молодому фольку показалось, что к этому взгляду примешивалось и что-то еще.
Было ли это удивление? Но в любом случае вряд ли кто-нибудь мог позволить себе разговаривать с гномом в подобном тоне. Ким вспомнил одного завсегдатая таверны в Великом Ауреолисе, которому Бурин без комментариев заехал кулаком в живот только потому, что кто-то назвал гнома малышом, а он засмеялся при этом. В качестве кары наглецу пришлось пожертвовать весь свой ужин собакам на заднем дворе.
- Да и как мы туда заберемся? - задался вопросом Бурин, обращаясь при этом скорее к себе, чем к другим. - Ледник может прийти в движение.
- Теперь, когда мы знаем, как действовать нельзя, было бы очень мило с твоей стороны сказать, как нам следует поступить.
- Как раз над этим я и думаю, - ответил Бурин. Он некоторое время ходил взад-вперед, поглядывая на лежащую фигуру, проверил снаряжение и взглянул на небо, как будто проверяя положение солнца на небосклоне. Все замерли в ожидании.
- А сделаем мы это вот как, - сказал он в конце концов и продолжил, прежде чем Марина успела его перебить: - Я обвяжусь веревкой и возьму с собой снегоступы.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52

загрузка...