ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Темные эльфы хлыстами подгоняли своих слуг. Первая шеренга больгов, вооруженных щитами и топорами, решительно двинулась в реку.
Ким взглянул на ополченцев, увлекшихся схваткой своего предводителя с темным эльфом. Теперь командование армии лежало на его плечах. Так будет до тех пор, пока не вернется Фабиан. Если только вернется…
Ким приказал сигнальщику протрубить два раза, что являлось старинным сигналом, призывавшим ополченцев к вниманию. Воины должны были вновь сосредоточиться на сражении, вместо того чтобы наблюдать за поединком, разыгрывавшимся перед их глазами.
Оба противника в это время кружили по берегу в смертельном танце. Если бы кто-то третий захотел вмешаться в этот бои и нанести удар по одному из них, то он не смог бы сказать с уверенностью, попадет ли он в темного эльфа или в принца - насколько стремительными были их перемещения.
Фабиан защищался по всем правилам, усвоенным им от учителей фехтования при дворе отца. Казалось, он выжидал, пока его противник устанет, но темный эльф не ведал усталости. Оба продолжали кружить в ожидании момента, когда можно будет обрушиться на врага. Вот темный эльф замахнулся мечом. В этот же миг свой удар нанес Фабиан.
Азантуль парировал его. Однако Киму бросилось в глаза, что темный эльф защищается чуть медленнее, нежели нападает. И тут он понял: враг никогда не считал необходимым обороняться, поскольку любого его противника в бою охватывает страх.
Фабиан же продолжал снова и снова наносить удары. Но тут вдруг Ким сообразил, что, даже победив, принц вряд ли извлечет из этого много пользы для себя. Если он в самое ближайшее время не покончит с Азантулем, то с ним в свою очередь расправятся подоспевшие больги.
- На выручку принцу! - приказал Ким, обратившись к пикинерам. - Десять человек, вперед!
Ополченцы не стали задавать лишних вопросов и через поле бросились к своему предводителю.
Однако их помощь уже не потребовалась.
В этот миг над полем битвы пронесся крик, на мгновение заставивший все вокруг умолкнуть. Азантуль пошатнулся. С недоумением уставился он на клинок, который Фабиан уже вырвал из его груди.
Принц огляделся и увидел спешащих к нему фольков.
- Назад! - крикнул он. - Все назад! - И пошатываясь от усталости, двинулся им навстречу. Вскоре фольки приняли его в свои ряды и тут же сомкнули их.
Азантуль опустился на колени. С его губ сорвался ещё один крик, исполненный безумия и смерти. Темный огонь в его глазах начал мерцать. Все тело внезапно почернело, словно его охватило пламя, огонь, состоящий из тьмы и теней.
У всех на глазах бледный рыцарь в черных доспехах превратился в обугленный труп.
Но что это? От трупа поднялась струйка дыма. По мере того как она поднималась все выше к свинцово-серому небу, дым стал превращаться в облако, которое в свою очередь росло, набухало и темнело, пока не сделалось совершенно черным.
Одно время казалось даже, что вскоре и это облако превратится в некое ужасное рогатое и крылатое создание, нашедшее сюда дорогу из кошмарных снов. Но подул ветер и унес облако за горизонт.
Установившаяся тишина была нарушена прозвучавшими с противоположного берега командами. Больги продолжали свое наступление.
Ким понимал, что дело принимает серьезный оборот. Никаких сюрпризов для врага в запасе больше не осталось. Сколько больгов падет под стрелами, прежде чем дело дойдет до ближнего боя? Ким понимал, что, какими бы ни оказались потери врагов, их это не остановит.
Больги переправлялись через Эльдер под градом сыпавшихся на них стрел, однако место каждого погибшего занимали два новых воина. Становилось очевидным, что ещё немного - и они достигнут обломков моста на этой стороне реки.
Тем временем Фабиан, вновь приняв командование, отдавал приказы вестовым.
- Придется бросить в бой все резервы, чтобы сдержать их натиск, - сообщил он Киму. - Все остальное не имеет значения.
Уже недолго оставалось ждать того момента, когда первая крупная волна больгов окажется здесь. Хотя Ким и понимал, что многие из этих тварей погибли, он не замечал, чтобы их ряды поредели. Под ногами боевых машин пенилась вода, когда они молча шли на штурм позиций народного ополчения.
Затем словно по команде больги издали боевой клич, от которого в жилах Кима застыла кровь. На короткое время даже лучники прекратили осыпать врагов стрелами, однако быстро взяли себя в руки.
В это время больги уже выбрались на берег и бросились на штурм позиций фольков. Часть их - приблизительно пятьсот или чуть больше воинов - выстроилась клином, чтобы в таком порядке двигаться на штурм.
Фольки со своими копьями и пиками выстраивались между заграждениями.
Когда обе армии столкнулись, раздался звук, словно исполинский молот ударил по огромной наковальне. Земля затряслась, и лес копий закачался. Некоторым больгам удалось прорваться. Это произошло на тех участках, где копья защитников, отяжелевшие от нависших на них жертв, склонились к земле. Прорвавшиеся истребили множество фольков, геройски набрасывавшихся на них со всех сторон. Больги сражались до смерти или пока, израненные, не валились на землю. Это были отличные солдаты, готовые выполнить приказ даже ценой собственной гибели.
Больги добрались до зарослей терновника, со всех сторон окружавшего позиции фольков, и топорами начали прорубать себе путь. Любые иные солдаты отступили бы перед колючими джунглями, в глубине которых притаились лучники и арбалетчики. Но не таковы были больги.
Очень скоро нападавшие прорубили проходы через терновник, и ожесточенные схватки проходили уже повсюду. Копья фольков собрали славный урожай, но с противоположного берега к врагам непрерывно поступало пополнение.
Ким видел, что положение с каждой минутой становится все более угрожающим, поскольку атаки больгов следовали непрерывно одна за одной.
Перед смертью все равны, пронеслось в голове Кима, когда он увидел, как одному ополченцу раскроили череп, в то время как он успел вонзить свое копье в тело больга. Оба воина упали замертво, и в тот же миг их место заняли другие сражающиеся.
- Вон они! - внезапно выкрикнул Фабиан. Вслед за этим он в сердцах выругался. - Теперь придется совсем туго!
- Что стряслось? - спросил Ким.
- Смотри сам! - Голос Фабиана был полон горечи, и вскоре Ким сумел оценить все сам. На горизонте показалась ещё одно войско. Видимо, это была та самая армия, что двигалась из Цвикеля. Еще до полудня она должна оказаться здесь.
- Что же теперь делать?
- Эти позиции нам не удержать. Больги превратили заросли в сыр с дырками. Мы не сможем долго выдерживать натиск даже первой из их армий. Выход только один - отход к Вратам. Труби сигнал к отступлению! - приказал он горнисту.
Киму была знакома эта часть плана Фабиана. Он собирался расставить лучников на холмах, а арбалетчики и большая часть пикинеров должны были занять позиции у спуска в долину. Он с содроганием подумал, что оттуда пути к отступлению у них уже не будет.
Группа добровольцев осталась на старых позициях и должна была как можно дольше сдерживать натиск больгов. Ким бежал вслед за Фабианом, стараясь не потерять его из виду. Свой длинный кинжал он держал в руке.
Лес был здесь густой и не такой ухоженный, как в других частях Эльдерланда. В их ситуации это представлялось благом, поскольку заросли скрывали от врага их отход.
Ким бежал на дюжину шагов позади длинноногого Фабиана. Вдруг фольк краем глаза заметил чью-то тень. Он распознал в этой неуклюжей фигуре больга, прежде чем нападавший, к тому времени уже выбравшийся из чащи, успел занести боевой топор, чтобы вонзить тяжелое черное лезвие в спину Фабиана.
Ким бросился вперед, размахивая Коротышом, словно косой. Он вложил в удар все и угодил больгу под колено. Клинок перерубил сухожилия, и противник с криком боли согнулся пополам. Его топор вылетел из рук и воткнулся в землю рядом с Фабианом.
Принц обернулся и без раздумий опустил на противника меч. Больг свалился замертво, а в его тупом взгляде не отразилось даже удивления, не говоря уже о боли.
- Благодарю! - крикнул Фабиан и побежал дальше.
Ким вскочил на ноги и понесся вслед за принцем.
Ким понимал, что они спешат к месту их последнего сражения. Если только не произойдет чуда, все они полягут у Врат Мира. До бегущих донеслись хриплые победные крики. Это могло означать только одно: больги уничтожили последнего из добровольцев, прикрывающих отход.
Лес начал редеть, и отступающие фольки оказались в небольшой долине, окруженной холмами. Если верить карте магистра Адриона, то именно там и скрывались Врата в Подземный Мир. В ней не замечалось, пожалуй, ничего необычного, за исключением того, что на склонах не росло ни единого кустика. Это были гладкие, почти отвесные скалы без всякой растительности, словно прежде здесь располагалась каменоломня. Вдалеке виднелись Серповые Горы. Но сейчас было не до созерцания горных красот.
У входа в долину Фабиан полукругом выстроил пикинеров. За ними разместились стрелки со своими помощниками, которые после выстрела натягивали арбалет.
Не успели фольки перевести дух, как из леса появились больги.
Первые из нападавших пали под обстрелом луков и арбалетов, однако это не остудило пыл напиравших сзади. Внезапно откуда-то раздался резкий свист, за ним сразу же последовал второй. Нападавшие больги почему-то остановились, развернулись и побежали в лес. Но никто из фольков и не подумал радоваться этому, ибо было очевидно, что в лесу собрались главные силы врагов перед предстоящим штурмом позиций фольков.
Ким взглянул на свинцово-серое небо. Над Эльдером снова кружило черное облако. Оно было все таким же непроницаемо черным, только теперь стало ещё больше. Может быть, это был и обман зрения, но казалось, что облако движется в их направлении.
- Ветер несет его в нашу сторону, вот и все, - сказал Фабиан, проследив за взглядом Кима. - Сейчас есть вещи поважнее Азантуля. Он - уже история. А мы пока нет.
Пришлось недолго ждать, прежде чем до их ушей донеслись команды темных эльфов, заглушаемые свистками и звоном оружия. Враг мог начать атаку в любое мгновение, и гибель защитников была только делом времени.
«А время, - услышал он голос, - не имеет значения».
Ким обернулся, однако не обнаружил никого, кто мог бы произнести эти слова.
«Неужели я схожу с ума? - подумал он. - Мне уже чудятся голоса. Время имеет значение, потому что оно уходит. Безвозвратно».
Ким обратил внимание, что запасы стрел в колчанах лучников подходили к концу, не лучше обстояли дела и у арбалетчиков.
Многие из стрелков уже воткнули перед собой в землю мечи, готовясь к ближнему бою.
Армия больгов появилась из леса, и начался штурм. Враги был бесчисленны, как муравьи, и столь же походили друг на друга в своей безликой массе. Стрелы, казалось, уже не были помехой для их нескончаемых рядов. Вот уже и первые лучники примкнули к пикинерам, чтобы сражаться и пасть бок о бок с ними.
Под топотом сапог задрожала земля. Но нет, это был иной грохот, словно бы в земных недрах разразилась гроза. Почва заколыхалась. Ким не устоял на ногах и упал. Даже больги в недоумении остановились.
К западу от поля битвы начала вздыматься земля. Вверх полетели камни, с шумов разрывались корни, словно некая первобытная стихия рвалась наружу.
Врата в Подземный Мир?
Но они должны находиться чуть поодаль, успел подумать Ким. Что же это такое? Какая-то очередная напасть? Неужели против них ополчился не только рок, но и сама земля?
- Заступись, Мать Всего Сущего, - молил Ким.
В подземелье заблестела оружейная сталь. Вслед за ней донесся глухой топот шагов, и на свет вышли первые фигуры.
Ким не поверил своим глазам. Это был Гврги! И в тот же миг он узнал тех, кто шагал справа и слева от болотника.
- Бурин! - ликовал он. - Марина!
Это были их товарищи, все трое в кольчугах и с мечами в руках, а за их спинами двигалось необозримое множество гномов. Своими могучими руками они сжимали топоры и мечи. На короткое время Ким лишился дара речи, но потом закричал от радости, присоединившись к крикам других фольков.
- Сюда!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52

загрузка...