ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

- крикнул гномам Фабиан, стоя на вершине холма. Ким тоже поспешил наверх.
Кольцо, думал он. Кольцо хранителя Музея. Это все благодаря ему. Каждого туда, где в нем больше всего нуждаются.
Помощь друзей подоспела как никогда вовремя.
Раздался свисток, который вновь погнал в атаку застывших было больгов. Часть из них повернула в сторону, чтобы помериться силам с новым противником.
Ким ожидал, что сигнал подаст Бурин, но приказ к атаке исходил от Гврги. Это озадачило фолька, но времени размышлять об этом не оставалось. Поток гномов, вырывающихся из Врат Подземного Мира, казался бесконечным.
Армии бросились друг на друга, и завязалась битва. Из леса появился отряд конных рыцарей, намеревающихся ударить по армии гномов с фланга. Однако они не приняли в расчет уцелевших пикинеров, которые поспешили закрыть оголившийся участок.
- Если мы не примем в этом участия, вся слава достанется другим, - запыхавшись, проговорил Бурин, который только что поднялся на вершину холма.
- Все время я бегал от них, а теперь горю желанием проверить, быстро ли они удирают, - ответил Фабиан. И оба бросились на врага. Ким остался с Мариной, которую он с трудом узнавал в доспехах.
- Ким, я даже не предполагала, что когда-нибудь ещё увижусь с тобой, - произнесла она и поцеловала его в щеку.
Ким взглянул на нее, и ему показалось, что Марина изменилась, однако он не мог с уверенностью сказать, в чем эта перемена состоит.
- Пойдем, - сказал он, не отрывая взгляда от поля битвы.
- Нет. - Марина положила руку на его плечо. - Должен же остаться кто-то, кто напишет историческое исследование обо всем этом. Наблюдай отсюда!
У подножия холма разгорелось ожесточенное сражение. Воин шел на воина, гном на больга, темные всадники на фольков.
Насколько он мог судить, дела обстояли совсем даже неплохо. Из Врат до сих пор продолжали выходить гномы в серебристых доспехах, вооруженные мечами и топорами. Их искаженные гневом лица не предвещали врагам ничего хорошего.
Шаг за шагом больгов оттесняли в лес. Возможно, подумал Ким, армии гномов удастся отбросить нападавших и за Эльдер.
Тем временем небо над ним потемнело. Ким взглянул вверх, и то, что увидел, лишило его дара речи.
- Это что ещё такое? - воскликнула Марина.
- Азантуль, - прошептал Ким. - А вернее сказать, то, что от него осталось.
Темное облачко - все, что осталось от Азантуля, - достигло чудовищных размеров и больше походило на огромную грозовую тучу. Вот сверкнула молния и послышался первый гром. Воины, сражавшиеся на поле, обратили свои взоры на небо, и битва замерла.
Раздался двойной свист, вслед за которым больги повернулись и поспешили укрыться в лесу.
На поле остались только фольки и гномы. Фабиан поднял свой меч, чтобы отдать приказ о преследовании отступающего врага. Он стоял на поле, возвышаясь над всеми. Его плащ раздувался ветром…
Но только это не было обыкновенным ветром…
В черном облаке образовались ворота, огромное колесо, вращающееся в небе. Все недоуменно смотрели на происходящее, не подозревая, что в скором времени откроется их взорам.
Затем раздался рев, в котором, как показалось Киму, он услышал некий металлический призвук. Рев этот исходил из недр вихря.
Вероятно, размышлял Ким, именно таким образом темным эльфам и удалось прорваться через Ограничительный Пояс: они создали собственные Врата. Должно быть, сейчас через эти Врата приближается нечто чудовищное.
Рев становился все более громким, и по-прежнему взгляды всех были устремлены в небо.
- Надеюсь, что хоть небеса-то не свалятся на наши головы, - произнесла Марина. Подобное замечание было бы уместным в устах Бурина, но, взглянув на Марину, Ким понял, что она вовсе не расположена к шуткам.
Теперь к реву добавилось ещё и мощный шум, подобный проносящемуся через лес урагану.
И затем показался он!
- Великий Рок! - вырвалось у Марины.
- Дракон! - все как один закричали воины.
Он был размером с дом - нет, даже больше, гораздо больше. Казалось, что его крылья покрывали собой всю равнину. Чешуя блестела, подобно стали, а в работе могучих мускулов заключалась точность машины. Вместе с тем все это было живым, имеющим маслянистый блеск, который заставлял вспомнить огромную улитку. Дракон напомнил Киму…
- …Зарактрор!
- Да, - произнесла Марина. - Это проклятие, существо, созданное темными эльфами во время их пребывания в Зарактроре. Никто не знает, как его остановить…
Дракон взревел. Но это не было ревом бездушной машины. В этом звуке заключалась ненависть, страсть и невыразимая, ненасытная жадность.
- В лес! - скомандовал Фабиан, и его призыв разнесся по рядам воинов, чтобы его смогли услышать все. В лесу находились больги, но их можно победить при помощи оружия. А спускающегося с небес дракона ни топорами, ни мечами удержать было невозможно. Он распростер свои чудовищные крылья над полем битвы, словно ожидая какого-то знака.
В это время последние гномы прошли через Врата. Они закрылись так же внезапно, как и растворились.
И вот дракон как будто получил приказ: его шея начала извиваться, подобно чудовищной величины змее. Пасть раскрылась - но на этот раз оттуда вырвался не рев, а огонь. Ким инстинктивно бросился на землю, хотя пламя из драконовой пасти было направлено чуть в сторону, туда, где находились гномы. Однако он тоже ощутил огненное дыхание дракона, словно сунул голову в раскаленную печь.
До него донеслись крики. Через некоторое время он явственно ощутил в воздухе запах горелого мяса.
- В лес! - снова скомандовал Фабиан, но в этот же миг раздался свисток, и из-за деревьев показались больги. Они даже не делали попытку приблизиться. Им достаточно было лишь немного подождать.
Происходившее дальше было сущим адом. Дракон изрыгал огонь на гномов и фольков, а больги загородили дорогу и не давали тем укрыться в лесу. Огонь из пасти дракона лился не переставая, а в живой стене из больгов место каждого павшего немедленно занимал новый воин. Положение становилось безвыходным.
Вдобавок резервные отряды больгов начали обходить армию Фабиана с флангов и теперь уже беспрепятственно продвигались к Вратам.
Внезапно дракон прекратил изрыгать пламя. Воздух сотрясся от мощного раската грома. Зашумел дождь, поливая водой всех без разбора, и пропитал водой залитую кровью, обожженную землю. Киму даже не понадобилось поворачивать голову, чтобы понять, куда направился Великий Рок. Дракон был своеобразным ключом темных эльфов к Вратам в Подземный Мир.
Чудовище опустилось на соседний, поросший буковым лесом гребень холма, ломая столетние деревья. Своим хвостом дракон как бичом хлестал по земле, оставляя в ней глубокие борозды. Огонь из его пасти извергался теперь в середину долины.
Склоны задрожали; сначала медленно, затем все быстрее с них стали скатываться камни.
И вот обнажились Врата. Они не были ничем украшены и удивляли только формой и размерами: Врата представляли собой круглое, блестящее, как сталь, отверстие диаметром более пятидесяти футов. Они были укреплены тяжелой броней, испещренной древними иероглифами, но огонь дракона был достаточно жарок, чтобы расплавить даже её.
Дракон поднялся и двинулся к Вратам. В долине он не мог расправить свои могучие крылья, но его лапы, подобные каменным колоннам, неумолимо, шаг за шагом, приближали его к цели.
Гномы, фольки и даже больги словно зачарованные устремили свои взоры на Врата. В этот миг ни у кого уже не оставалось сомнений, что на пути этого проклятия может возникнуть хоть какое-то препятствие.
- Тебе здесь не пройти, - произнес чей-то голос.
Перед самими Вратами невесть откуда появилась маленькая коренастая фигура. На ней были старинные доспехи, а вокруг толпились какие-то мертвенно-бледные создания.
- Кто же может встать на моем пути? - выдохнул дракон, и из его пасти вырвался огонь. На руке существа в доспехах что-то заблестело, и этот золотой свет превратился в щит, отразивший пламя дракона. Огонь скользнул в сторону и ушел в пустоту.
- Я - Ардхамагрегорин, последний из Владык гномьего народа. Я был создан как раз для этого.
Рядом с ним стоял ещё кто-то, на руке его тоже было кольцо. К своему удивлению, Ким понял, что это - Гврги, их друг-болотник. Камень в его кольце источал фиолетовое сияние.
- Властью кольца повелеваю тебе! - выкрикнул Гврги таким зычным голосом, какого Ким никогда в нем не предполагал. - Силой духа сковываю тебя!
Дракон изворачивался и бил хвостом, его когти оставляли в земле глубокие следы. Он попытался распрямить крылья, отчего оба склона справа и слева от него покрылись тенью и поднялся такой ветер, что гнулись деревья и обломки скал скатывались в долину.
Но двое окруженных бледной челядью стояли неколебимо, словно вросшие в землю.
- Нам дана власть открывать и запирать, сковывать и освобождать, а также вызывать то, что дремлет в глубинах земли. Существо из бездны, мы взываем к тебе!
Где-то в глубине земли есть место, в котором нет ничего, кроме тьмы, сна и безмолвия.
Существо проснулось.
Одно мгновение оно не могло понять, где оно и кто оно, но потом это появилось снова.
Я.
Существо по имени Теотормон, что значит Множество, ставшее единым целым, поднялось из тьмы.
Время пришло. Время, для которого оно было предназначено. Не по плану его творцов, но по закону силы, которая столь непостижима, что даже Боги предпочитают избегать её. Некоторые называют эту силу судьбой, другие - стечением обстоятельств, третьи - провидением или случаем. Но все это лишь слова.
Просто пришло время. Оно услышало зов. И оно отправилось в дорогу путями, о которых не ведают ни люди, ни эльфы, ни гномы, а возможно, что и сама Божественная Чета, в трех разных обличьях управляющая мирозданием. Существо спешило туда, где требовалась его помощь.
Дракон издал крик.
Это был крик, какого ещё не слыхала земля. Он был рожден необходимостью, лежащей по ту сторону чувств. В этом крике не было ни гнева, ни ненависти; ни боли, ни желания.
Вокруг дракона копошились существа, появившиеся прямо из земли, подобные теням, но созданные из живой материи. Невозможно было сказать точно, сколько было их; иногда казалось, что только дюжина, иногда - ещё меньше, но они порой становились неисчислимы. Они походили на коренастых, странным образом изуродованных людей, а двигались так, словно всеми ими управляла единая воля, но одновременно с этим каждое действовало само по себе.
Дракон хлестал их своим мощным хвостом, сметал в сторону лапами, изрыгал на них полыхающий огонь, убийственный для всего живого.
Они исчезали, но затем появлялись вновь.
А потом они вцепились в него. Существа схватили его своими черными руками, и даже непробиваемая блестящая кожа дракона, которой не могли причинить вред ни камень, ни дерево, ни металл, не могла устоять перед ними. Они вырывали куски мяса из живой плоти дракона.
Дракон снова издал крик. Он защищался. Он не сдавался на милость судьбе; это противоречило его природе. Но враг, с которым приходилось сражаться, был одновременно нигде и повсюду. И когда рука одного из черных существ сжала его сердце, чтобы вырвать из груди, дракон понял, что судьба постигла и его.
Затем черные существа исчезли, а на дне долины осталась лежать исполинская дымящаяся туша истерзанного дракона.
13
СЕДЬМОЕ КОЛЬЦО
К ликованию армий Свободных Народов после гибели дракона присоединились яростные вопли врагов. В тот же миг раздались свистки, которых Ким до этого не слышал. Это были протяжные, резкие, зловещие звуки. Темные эльфы поняли, что Подземный Мир потерян для них надолго.
Из леса с криками повалили больги. Ким затаил дыхание, когда увидел, что среди нападавших были тяжеловооруженные всадники. Это могло означать только одно: вторая армия темных эльфов форсировала Эльдер и готовится вступить в бой.
Численный перевес снова был на стороне противника. Ряды армии Свободных Народов колыхались под натиском больгов, словно трава на ветру.
Ким спустился с холма. Он уже не задумывался над тем, что делает. Его друзья были там, и они погибали.
Если Ким предполагал раньше, что больгов почти насильно гонят в атаку, то он сильно ошибался.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52

загрузка...