ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


- Попытаемся выяснить, что замышляют темные эльфы, а затем попробуем сорвать их планы, - сказал Фабиан Киму.
Затем принц взял в оборот помещика Финка и расспросил его о том, что произошло в Эльдерланде за последние дни. Новости, которые услышали они с Кимом, были убийственны.
Помещик сообщил, что темные эльфы захватили Виндер, после чего их силы разделились. Как ни пытались что-либо предпринять против этого ополченцы, врага остановить не удалось. После падения Альдсвика и гибели всех членов Совета, за исключением Кима, который после ухода не подавал о себе никаких вестей, и самого помещика, фольки отступили к Гурику-на-Холмах и собирали здесь свои силы. Тем временем враг переправил свои войска с побережья вверх по реке и устроил в Альдсвике штаб-квартиру. Одновременно с этим было разорено и сожжено большинство поместий и крестьянских хозяйств между Альдсвиком и Виндером.
Теперь Ким понял, что означали столбы дыма над Эльдерландом.
Два дня назад Март Кройхауф призвал к контрнаступлению и занялся его планированием. Согласно этому плану, фольки должны были проникнуть в Альдсвик со стороны реки и отбросить врага за ворота.
- И что потом? - спросил помещика Фабиан.
- Он собирался удерживать город до тех пор, пока не подоспеют имперские легионы. Ведь вы же отправились за ними.
- Альдсвик - прекрасный город, - Фабиан снисходительно взглянул на Финка, - но он совершенно не укреплен. Сотня больгов сможет за полдня отбить его обратно. Им даже не понадобятся для этого осадные орудия. А вот этот город они захватят ещё быстрее, и тогда вы, сидя в цитадели, сможете наблюдать за тем, как больги станут вырезать ваших фольков.
Помещик побледнел и ссутулился. От мысли, что он будет находиться в относительной безопасности и наблюдать за побоищем, у него начались рези в желудке. Но затем он снова выпрямился.
- Я сделаю все, что вы скажете, - твердо пообещал он.
- Вот и отлично, - улыбнулся Фабиан. - Мне понадобятся карты, этот ящик с солдатиками мы не сможем возить с собой, а также перечень имеющихся в нашем распоряжении подразделений и сведения об оружии, хранящемся на складах.
- Я сейчас же об этом позабочусь. - Ким подумал про себя, что, наверное, Финк не самое худшее, что может быть; просто он не умеет командовать. В кризисной ситуации рядом с ним обязательно должен находиться тот, кто скажет ему, что нужно делать. И теперь такой человек появился.
- Ну уж с этим-то он справится, - сказал Фабиан, после того как помещик поспешил выполнить порученное.
Затем Фабиан занялся изучением местности на макете.
- Я вот все думаю, куда же они направились. - бормотал он про себя. - Тут на северо-востоке, у отрогов Серповых Гор, нет ничего, кроме льда и скал.
Как Фабиан ни бился над этим вопросом, но и начальники патрулей не смогли дать на него вразумительный ответ.
- А почему здесь столько воды? - спросил он у Кима и указал при этом на участок между холмами и военной дорогой.
- О, это заливные луга. После последнего сенокоса их всегда затапливают. Они служат в качестве места для проведения учений народного ополчения, а зимой это отличный каток для детей и поле для игры в лапту.
- Гм, - только и сказал Фабиан.
- Кстати, господин Кимберон… - осторожно произнес вернувшийся помещик.
- Зовите меня Ким, помещик. То, что касается кума Кройхауфа, к вам не относится.
- Спасибо, - растерянно произнес Финк. - У меня для вас есть весточка, которую я получил ещё до падения Альдсвика. А вам, принц, сейчас же принесут все необходимые документы.
Ким чуть не вырвал письмо у него из рук. Мелким почерком, так хорошо знакомым Киму, было выведено: Кимберону Вайту, хранителю Музея истории. Когда он перевернул конверт и его взгляд упал на печать, на глаза Кима навернулись слезы: это было стилизованное изображение птицы, держащей в клюве перо, а вокруг неё по контуру проходила надпись: Адрион Лерх Маг. Это была личная печать магистра Адриона.
Дрожащими руками Ким сломал печать. Из конверта выпал кусок пергамента, и фольк нагнулся, чтобы поднять его. Ким был несколько разочарован. В письме не было ни одной строки, написанной рукой магистра Адриона, а только предание о семи магических кольцах, с которым он уже был знаком. Ким перевернул пергамент и увидел на обратной стороне карту Эльдерланда.
Это была очень древняя карта. Чернила на ней поблекли, а почерк был вычурным и украшенным всевозможными завитками, как уже давно никто не пишет. На карте была изображена не только срединная часть страны с реками, городами и областями, но также и окружающие Эльдерланд горы, причем выполнено это было гораздо подробнее, чем на всех виденных Кимом прежде картах. Он проследовал взглядом по пути, который проделал с товарищами. Тонкой пунктирной линией здесь был нанесен даже Горный Проход, который вел на юг мимо вершины Арианрет. А на перевале звездочкой было указано место, откуда их предки впервые взглянули на зеленые холмы, леса и долины Эльдерланда…
- Это что ещё такое? - спросил Фабиан, после того как через плечо Кима взглянул на карту.
- Сам не знаю, - ответил Ким. - Не имею ни малейшего представления.
Он уже собрался было отложить пергамент в сторону, как вдруг в глаза ему бросилось то, чего он никогда не видел ни на одной из карт Эльдерланда. Недалеко от перевала, в том месте, где они обнаружили Грегорина, стоял загадочный символ, гномий иероглиф.
- Взгляни-ка, тут что-то изображено, - произнес он.
- Эх, нам бы сюда Бурина, - вздохнул Фабиан.
- Это «Дор», переплетенное с «Анг», - произнес Ким. - И сдается мне, что я даже могу сказать, что это означает. Помнишь дорожные указатели на старой гномьей дороге? Дорак Ангримур, Врата Мира, - вот что было на них выбито. Должно быть, это и есть Врата в Подземный Мир, через которые прошел Владыка Грегорин.
- А зачем тогда такой же знак и здесь? - спросил Фабиан, указав при этом на район, расположенный в долине к северо-востоку от Гурика, где холмы постепенно переходили в отроги Серповых Гор.
Друзья переглянулись. В этот же момент Ким понял, что означают оба символа, и в мгновение ока поведение темных эльфов перестало представлять загадку.
Он чуть было не закричал.
- Это же так просто, - сказал он. - Вот это - первые Врата в Подземный Мир. - При этих словах он указал на символ, находившийся рядом с перевалом. - А вот здесь, в долине между горами, - вторые. Именно сюда и направились темные эльфы. Они не собираются захватывать Империю. Их планы более честолюбивы. Во время Войны Теней они хотели захватить Среднеземье. На этот раз они намереваются раскрыть последнюю загадку жизни, которая магически притягивает их с тех самых пор, как они покинули Высший Мир. Они направляются в Подземное Царство Гномов!
Фабиан молчал. Затем он коротко, но достаточно громко выругался, так что прекратились все разговоры в зале. На мгновение суета, царившая в помещении, прекратилась и все замерло. Но тотчас зал снова загудел подобно улью.
- Это кое-что проясняет, - произнес Фабиан.
На этот раз пришла очередь Кима молча взирать на своего друга.
- С тех пор как я увидел эту переброску войск на север, - сказал Фабиан, - мне не дает покоя один вопрос: что пытался найти в горах Азантуль с кучкой больгов? Мы полагали, что он гнался за нами. Но теперь я думаю, что он всего лишь использовал нас для того, чтобы мы разведали для него путь. На самом деле ему нужно было добраться до Врат Мира. Однако вмешательство магистра Адриона, разрушившего мост, а также собственная хитрость Азантуля, наславшего на нас снежную бурю, лишили его возможности найти Врата. Поэтому-то он сейчас и сконцентрировал все силы на севере.
- И что нам теперь делать? - спросил Ким.
- Нам не остается ничего другого, как дать им бой. И надеяться на приход легионов…
Ким догадался, что замышляет принц. Он намеревался силами народного ополчения помешать эльфам достичь и открыть северные Врата. Он понимал, что если темным эльфам удастся захватить Подземный Мир, то Среднеземье упадет им в руки, как спелый плод. Поэтому наследный принц Империи не мог действовать по-другому.
- Ты же понимаешь, что даже если мы и выдержим первый натиск, то это всего лишь принесет нам выигрыш во времени, - сказал Ким.
- Понимаю, но надеюсь, что действия на южной границе не останутся незамеченными дозорами и торговцами. И тогда придут легионы.
- Но это рулетка, - произнес Ким.
- А разве в Эльдерланде запрещены азартные игры? - поинтересовался принц и слегка улыбнулся.
Затем Фабиан отвлекся, поскольку ему принесли кипу бумаг: перечни запасов провизии, оружия, доспехов, а также списки предоставленных в его распоряжение боевых единиц со штатной и фактической численностью. Уж если фольки и делали что-то тщательно, то это было составление всевозможных списков. Принц приказал освободить ему стол и, наморщив лоб, принялся изучать документы.
Ким остался стоять у рельефного макета и вглядывался в холмы. Да, единственным препятствием на пути темных эльфов остались мужчины его народа. Вот так шутка, подумал он, однако было не до смеха. В битве против темных эльфов фолькам придет конец. То, что началось семьсот семьдесят семь лет назад на перевале, теперь завершится. На нем и Фабиане лежала ответственность повести фольков в их первое и одновременно последнее сражение.
На гипсовом макете все ещё лежал меч Фабиана, словно напоминание о том, что игры закончились и дело приняло серьезный оборот. Фигурки, изображавшие подразделения ополченцев, были беспорядочно разбросаны. Но что-то на макете отсутствовало.
- А разве здесь нет переправы? - спросил Ким, обращаясь к капитану ополченцев, ожидавшему очередного распоряжения Фабиана.
- Где?
- Здесь, рядом с заливными лугами у холмов, где проводятся осенние учения, а зимой играют в лапту?
- Так точно, есть. Деревянный мост, - ответил капитан.
- А на макете его нет, - возразил Ким.
- Кройхауф велел снять его, чтобы продемонстрировать свою идею с прохождением плотов, - ответил капитан.
Фабиан оторвался от бумаг и подошел к макету. Одним взглядом он оценил ситуацию.
- А мы можем уничтожить этот мост?
- У меня имеется саперный взвод, который, кстати, и строил его. Они могут разобрать его или по крайней мере сделать непроходимым, - заявил капитан.
- Нет, я имел в виду другое: можно ли сделать так, чтобы он провалился под больгами и темными эльфами?
- Полагаю, что это выполнимо…
- Тогда приступайте. Немедленно!
- Слушаюсь, ваше высочество. - Капитан вытянулся в струнку.
- В любом случае мы должны опередить их и оказаться на месте раньше. Они идут по военной дороге и делают, таким образом, большой крюк. Почва здесь вязкая, да к тому же она местами залита водой. А дальше - довольно крутой подъем. Все это нам на руку. И вдобавок они не рассчитывают, что натолкнутся на сопротивление. Итак, наши преимущества - местность и их самоуверенность, - анализировал положение Фабиан. - Луки и арбалеты могут причинить им значительный урон. Все остальное находится в руках божьих. Нам понадобится его заступничество. - Голос Фабиана был спокоен и деловит. Он вел себя как настоящий главнокомандующий, однако Ким слишком хорошо знал своего друга и понимал, что наследный принц ненавидит себя за то, что вынужден посылать на верную гибель целый народ.
Но мы заставим противника хорошенько попотеть, подумал Ким. Если только Фабиан все верно рассчитал…
Пока Фабиан излагал командирам ополченцев свой план, им принесли скудный, но по крайней мере горячий обед.
Принц не делал секрета из того, что их положение более чем серьезно, но указал при этом, что от фольков теперь зависит судьба двух миров.
Этим он польстил присутствующим и взбодрил их так, что даже Ким заразился его воодушевлением.
На некоторое время Ким и он оказались в зале одни. Фабиан вздохнул.
- Что ещё тебя тревожит? - спросил Ким.
- Ты это сам прекрасно знаешь, друг мой. Мне необходимо будет предстать перед воинами и напутствовать их. А затем они отправятся на верную гибель.
- Но ты принц, наследник трона Империи, - сказал Ким.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52

загрузка...