ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


- А для чего тогда существуют Врата в Зарактроре? - спросил Ким. - Я думал, что это город гномов и он исполнен духа Подземного Мира.
- Так оно и есть, но в свое время Зарактрор был важен для всех трех Миров. Однако об этом тебе при случае расскажет кое-кто другой.
- Я-то думал, что теперь, когда все прояснилось, пришло время получить ответы на все вопросы. А вы задаете новые загадки, - немного недовольно произнес Ким.
- Нам предстоит ответить ещё на многие вопросы, - отозвался Гврги. - А то ведь нетрудно наговорить столько, что у тебя отпадет всякое желание задавать вообще какие-либо вопросы.
- Ты недооцениваешь нашего Кима. Он - фольк, а они чрезвычайно любопытны. Будь уверен, когда мы решим, что получены ответы на все вопросы во Вселенной, наш Ким сумеет задать новые. - Бурорин широко ухмыльнулся.
- Бубу, будь добр, - произнесла Марина.
- Конечно, дорогая, - ответил Бурорин и улыбнулся.
- Дорогая? - переспросил Ким. - Это значит, что ты… и он…
- А он, как выясняется, не только любопытен, но ещё и на редкость проницателен, - заметил Бурин. - Дошло наконец до тебя? Да, я беру Марину в жены.
- Это мы ещё должны обсудить, - вставила Марина.
- Но ты же…
- Верно, но кое-что нам все равно предстоит уточнить, - ответила Марина, и её глаза блеснули. - Права и обязанности, к примеру. Но не сейчас…
- Ох уж эти женщины! - вырвалось у Бурина под всеобщий хохот.
- Думаю, самое время поговорить о событиях в Зарактроре, - произнес Гврги. - Все мы ошибались.
- Я собственными глазами видел карликов, - ответил Ким, - разве они не собирались покончить с нами?
- Нет, ибо они не могли поднять руку на своих создателей. Но над ними висело проклятие Азратота, натравившего их в свое время на гномов, - произнес Грегорин. - Темный Князь посеял в душах этих созданий семена зависти, гнева и ненависти, но мое кольцо разрушило эти чары. Теперь у карликов Зарактрора новый повелитель.
- Ты? - с уверенностью спросил Ким.
- Нет, - ответил Грегорин. - Я вернусь в Подземный Мир и займу полагающееся мне место Владыки Гномов, а потом, когда придет время, отправлюсь в Зарактрор, но затем, чтобы превратиться в камень и навеки остаться рядом с братом.
- Но кто же тогда?
- Я, - сказал Гврги.
- Ты? - Ким повернулся к нему в полном недоумении. - Но тебе-то зачем?
- Чтобы преодолеть одиночество, - тихо проговорил Гврги, в то время как все удивленно и немного испуганно взглянули на него. - Весь мой народ погиб, - продолжил болотник. - Я был первым из них, и я знал, что останусь когда-нибудь один. Можете себе представить, что значит жить вечно, но пребывать в одиночестве? Разве может быть что-то хуже, а ведь именно это мне и показали псы-призраки. - Его голос звучал совершенно серьезно, а Ким при упоминании псов-призраков с содроганием вспомнил то, что представилось ему под их вой.
- Но разве эти… недоделанные создания не вызывают у тебя отвращения?
- С какой стати? - спросил Гврги. - Я и сам точно такой же.
Затем он принялся рассказывать о событиях, которые спутники пережили в Подземном Мире. Он описал поездку в безлошадной повозке, бесконечные вырубленные в скалах уступы, туннели, встречу с Владыкой и Владычицей. Гврги поведал о том, как он рассказал Создателю гномов о своем происхождении, и о том, как уговаривал Владыку поставить его во главе войска гномов.
- О наших с тобой приключениях я уже рассказал остальным, - сказал Фабиан. - Так что круг замкнулся.
- Каждый был отправлен туда, где в нем нуждались, - вслух размышлял Ким, рассматривая свое кольцо. - Никто из нас в это не верил, но все оказалось правдой. Разве не странно, что маленькое колечко повлияло на столь многие вещи?
Высокий Эльфийский Князь улыбнулся.
- Мой Господин, - Ким обратился к нему, - только вы способны дать ответ на этот вопрос. Ведь не случайно же, как вы сами заметили, впервые в одном месте собрались все хранители колец. Что представляет собой седьмое кольцо?
Улыбка Арандура стала ещё шире.
- Ты хочешь знать, на что способно твое кольцо?
- И не только это, а ещё как оно действует, зачем и почему оно создано? Я полагаю, что благодаря этому объяснению мы поймем и сущность власти, которой обладают другие кольца. Думаю, мы имеем право узнать об этом.
- Ты стал мудр, маленький фольк, - произнес Эльфийский Князь. - Один маленький вопрос - и столько смыслов. Будет ли достаточным, если я скажу, что создал эти кольца для сохранения равновесия между мирами?
- Но какая опасность им угрожала? Ведь все были на своих местах: эльфы в Высшем Мире, люди в Среднеземье, гномы в Подземном Мире? Разве не достаточно было просто возвести между мирами крепкие стены, чтобы раз и навсегда разъединить их?
- Но они вовсе не разъединены. Ведь это один и тот же мир. Только эльфы находятся у его истоков, а гномы - в конце его развития. Но эти народы несовершенны и поэтому стремятся в Среднеземье, чтобы жить полнокровной жизнью. Однако в каждом движении к центру скрывается и разрушительная сила.
Гномы стали жертвой своего желания создать новую жизнь. Темные эльфы были побеждены. Но опасность не была устранена окончательно; оставалось вопросом времени, когда падут чары и откроются глубины Зарактрора. Поэтому я создал кольца, а затем раздал их народам. Три получили человеческие дети, поскольку как гномы, так и эльфы уже жили в Среднеземье с человеческими женами и могли производить на свет потомство. Два были отданы Владыкам Подземного Мира, поделившим между собой власть над гномами, и одно я оставил себе.
- А в чем же тогда миссия фольков? - поинтересовался Ким.
- Фольки были созданы, чтобы хранить седьмое кольцо. Во многих отношениях оно важнее прочих. Твое кольцо связывает Миры между собой.
Арандур сделал паузу, а все уставились на Кима, который в свою очередь разглядывал кольцо. И эта невзрачная вещица с прозрачным камнем на его руке заключает в себе такую власть?
- Но почему же тогда не был создан сильный, могущественный и гордый народ, который сам сумел бы защитить данную ему власть? - Ким слишком хорошо знал слабости своего народа.
- О чем ты говоришь? - воскликнул Фабиан. - В фольках скрывается гораздо больше, чем принято думать. Вы с успехом противостояли мощному и численно превосходящему вас врагу, сражаясь бок о бок с эльфами, гномами и людьми.
- Поверь мне, - с улыбкой произнес Арандур, - фольки появились на свет для того, чтобы хранить седьмое кольцо, которое притягивает к себе остальные кольца, если равновесие мира оказывается под угрозой. Но произошло это не семьсот семьдесят семь лет назад, а гораздо раньше.
У Кима закружилась голова, когда он снова взглянул на свое кольцо. На его слабых плечах покоилась тяжесть трех Миров, огромного количество живых существ, и ему стало страшно от мысли, что ещё совсем недавно враг был как никогда близок к кольцу.
- Но… - начал было он. В этот миг раздался стук в дверь, и его вопрос, готовый вот-вот сорваться с языка, повис в воздухе.
- Войдите, - ответил Фабиан.
- Ваше императорское величество, - отчеканил легионер, переступив порог комнаты, - легион готов к выступлению.
- Я останусь здесь ещё на несколько дней. Оставьте караул, а сами отправляйтесь.
- Что? Как это? - Эта мысль не укладывалась у Кима в голове. Неужели от удара, полученного на поле боя, его рассудок помутился? - Величество? Я думал, что ты…
- Я - император, - не дал ему договорить до конца Фабиан. - Первый император со времен Хельмонда Великого, который был возведен на престол на поле битвы. Мой отец был смертельно болен уже тогда, когда я отправлялся по его заданию в Эльдерланд. Но то, что император Юлиан болен, хранилось в строжайшем секрете.
- Я видел его! - перебил его Ким. - На смертном одре! Во сне, конечно же, - добавил он.
- От твоего внимания ничего не укроется, маленький фольк, - сказал Фабиан. - Итак, отец умер. Из столицы были разосланы гонцы, чтобы разыскать меня. Они-то и натолкнулись на армию больгов, стоящую лагерем у болот. Вслед за этим сюда были направлены легионы, которые прибыли в Гурик-на-Холмах одновременно с армией эльфов из Высшего Мира, так что против извечного врага, как и прежде, выступили все Свободные Народы.
- Но…
- Да, Ким. - Фабиан усмехнулся. - Отныне я буду сидеть в золотой клетке в Великом Ауреолисе. Но, как мне кажется, я нашел способ, при помощи которого мы по крайней мере раз в год сможем встречаться, чтобы выпить кружку-другую пивка.
- Я считаю, что сейчас самое время это прорепетировать, - предложил Бурин. - А то от долгих речей у меня уже горло пересохло.
Он налил всем по кружке, не отказался даже Высокий Эльфийский Князь.
- Я пью за победу Свободных Народов. Мы навсегда сохраним в наших сердцах память о тех, кто отдал свои жизни в борьбе за свободу, - произнес Фабиан.
Все присутствующие молча выпили. На мгновение каждый подумал о погибших.
- А что ещё произошло? - вновь спросил Ким, любопытство которого, казалось, невозможно утолить. - Какие ещё события я упустил?
- Я вынес тебя с поля боя, - ответил Бурорин. - Честно признаться, я боялся, что ты уже мертв. Но к счастью, котелок у тебя не глиняный. Я отдал тебя на попечение Марины, а сам вернулся на поле боя, чтобы паре-тройке больгов вправить за тебя мозги. Хотя нас было больше, исход сражения был ещё не ясен. Враги словно впали в бешенство, так что пришлось их убить всех до единого. Поверь мне, Ким, это была чертовски грязная работа. И чем больше она длилась, тем меньше удовольствия доставляла. Сражение превратилось в самую настоящую бойню.
- Тем лучше, что меня там уже не было, - ответил Ким. - Не то меня бы вырвало от такого зрелища.
- В этом не было бы ничего удивительного, - произнес Грегорин. - Многие не могли удержаться, по мере того как сражение становилось похожим на резню.
- Хорошо еще, - продолжил Бурорин, - что хоть ветер дует теперь в правильную сторону! А то вонь от погребальных костров была бы просто невыносима. Те, кто живет в Серповых Горах позади Гурика-на-Холмах, наверное, никогда нам этого не простят.
- Имперские легионы сейчас охотятся за темными эльфами на побережье. Азантуля, который мог бы открыть Врата, больше нет, поэтому у них отрезаны все пути к отступлению.
- А действительно ли Азантуль мертв? - спросил Ким. - Я имею в виду тот черный дым, облако и все остальное?
- Азантуля больше нет, - объяснил Арандур. - Но было бы слишком наивным надеяться, что вместе с ним исчезло и все зло.
- Я же вам говорил, - ухмылялся Бурорин. - Когда все думают, что вопросы исчерпаны, Ким ухитрится задать новый.
- Но если зло продолжает существовать, - продолжил Ким, - то не означает ли это, что в нем жива частичка Повелителя Теней Азратота, павшего от руки Талмонда Великого, и Азантуля, которого победил Фабиан?
- Это многое бы могло объяснить, - ответил Эльфийский Князь. - Возможно, что борьба между представителем рода Талмонда и потомками Повелителя Теней не закончена и может вспыхнуть вновь. Однако сейчас мы вряд ли можем с уверенностью судить об этом.
- Хорошо, что у нас вроде бы закончился запас ответов, - произнес Бурин, - потому что нам предстоит ещё выслушать Фабиана, а мне до смерти охота есть.
- Надеюсь, ты все-таки останешься жив, - вставила Марина. - А тогда специально для тебя я приготовлю что-нибудь посытней.
- Вот как она меня любит, - похвастался Бурорин.
- Я подумываю о том, чтобы основать Совет хранителей колец, - сказал Фабиан, - и чтобы он раз в году собирался в Эльдерланде в память о состоявшейся здесь битве.
- Отличная идея, - отозвался Арандур. - А я предлагаю через два или три дня, в зависимости от состояния здоровья Кимберона, провести первое заседание Совета и подумать, как сохранить мир на возможно более долгий срок.
- Но я уже превосходно себя чувствую, - поспешил воскликнуть Ким и, стремительно выпрямившись в постели, почувствовал, как боль стрелой пронзила его голову и все вокруг поплыло.
- Господа, пациент теряет голову. Необходимо покинуть помещение. - Марина была неумолима. - Я дам ему снотворное питье.
Спустя три дня в Гурике-на-Холмах впервые заседал Совет хранителей колец.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52

загрузка...