ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


И вдруг чувство, что их круг разорвется, пропало, и почти мгновенно с этим их руки разжались.
Ким смог вздохнуть свободно, но вместе с тем его охватила тревога за товарищей. Теперь он был совсем один и продолжал лететь в потоке красок.
Затем, словно гром среди ясного неба, до его слуха донесся ветер и птичье щебетание, а его кожи коснулся солнечный луч, и Ким, который не был к этому готов, вдруг тяжело приземлился на мягкую землю, пару раз перекувыркнулся и замер.
- Все в порядке? - услышал он озабоченный, но такой знакомый голос Фабиана, склонившегося над ним. Следы от травы на одежде принца свидетельствовали о том, что он был удивлен приземлением не меньше Кима, однако ему на выручку пришла ловкость опытного фехтовальщика.
- Где мы? - спросил Ким, чей взгляд ещё не полностью прояснился.
- Оглянись, - произнес Фабиан, и Ким не смог понять выражения на его лице. - Разве есть на свете место, подобное этому?
Они находились на широкой, слегка холмистой равнине. Это была плодородная страна: зеленые луга, широкие поля под лучами неяркого осеннего солнца, и вдруг его охватил трепет. Должно быть… похоже… нет, это определенно был Эльдерланд, его родина.
- Да, Ким, ты совершенно прав в своих предположениях. Мы в Эльдерланде. - В голосе Фабиана звучало разочарование. - Мы не то что не опередили врага, но мы оказались у него в тылу. Сейчас мы находимся дальше от Великого Ауреолиса, чем даже тогда, когда были в болоте, на перевале и в Зарактроре. Столько опасностей, и все напрасно!
- А где Бурин, Марина и Гврги? - спросил Ким.
- Мы единственные, кто оказался здесь после прыжка через Врата, - ответил принц. - Когда я потерял тебя, то одновременно с этим я потерял и Гврги: у меня просто вырвали его руку.
- Каждого туда, где в нем нуждаются больше всего… - произнес Ким, в большей степени обращаясь к самому себе, нежели к Фабиану.
- Что?
- Когда Адрион Лерх передавал мне это кольцо, он объяснил мне, что оно приведет каждого в то место, где в нем нуждаются больше всего.
- И что мне делать в Эльдерланде? Темным эльфам нужна Империя, а не Эльдерланд. Их противниками являемся мы, люди, а не фольки. Ваша страна слишком маленькое блюдо для столь большого брюха.
Фабиан выругался. Затем он оборвал себя на полуслове и замолчал. Ким смотрел на него и ждал. Наконец Фабиан продолжил срывающимся голосом:
- Ты знаешь, Ким… ведь это то, чего я больше всего боялся. Это то самое, что мне показали псы-призраки: горящий Ауреолис, легионы разбиты, страна опустошена, мой отец мертв… а меня нет с ними, чтобы помочь. Чтобы сделать хоть что-нибудь… Ты помнишь псов-призраков?
- Еще бы, - ответил Ким. Одно воспоминание о них заставило ужаснуться. Он невольно прислушался, не донесет ли эхо откуда-нибудь их ужасный вой, но ничего этого не было. Псы-призраки пропали навсегда, вместе с Гилфаласом унесенные в темные пучины. Ну уж нет, жертва, принесенная их другом, не будет напрасной! Они должны справиться со своими страхами, преодолеть их. Но обладают ли они достаточной силой, чтобы сделать это?
Фабиан взглянул на него с бесконечной тоской во взгляде, однако заметил, что Ким озабочен не меньше его самого.
- А где мы, собственно говоря, находимся? - немного помедлив, спросил принц.
Ким огляделся. Солнце уже достаточно высоко поднялось над горизонтом. В насыщенном парами и туманом воздухе невозможно было разглядеть ни Серповых Гор, ни предгорья. На западе Ким разглядел голубую ленту реки - без сомнения, это был Эльдер, - а на севере местность начинала отлого повышаться, пока контуры не перестали различаться в дымке. На юге представлялось возможным разглядеть деревья; вероятно, это были фруктовые сады, протянувшиеся вдоль берега Эльдера вплоть до отрогов гор.
- Где-то южнее Гурика-на-Холмах, - уверенно заявил Ким. - А ведь туда-то нам и нужно сейчас попасть.
- Почему?
- Там находится сборный пункт народного ополчения. Там же должен быть местный помещик - командующий нашими небольшими вооруженными силами. Если мы хотим выяснить, как обстоят дела, то сможем сделать это только там, - пояснил Ким.
- Тогда пошли, - решился Фабиан.
Ким вздохнул с облегчением. Насколько он понял, темные эльфы ещё не добрались до этих мест. Эльдерланд предстал перед ним таким, каким он всегда и был, - мирным, спокойным и ухоженным.
Ким и Фабиан шагали бок о бок.
- Вскоре мы доберемся до северной дороги, проложенной по песчаному берегу вдоль реки; которая связывает Альдсвик с Гуриком.
- Хорошо, - ответил Фабиан.
Они шли по полям и пастбищам, где мирно пасся скот. Вдалеке светились альпийские луга, трава с которых была скошена всего лишь несколько дней назад.
Еще до того, как солнце начало клониться на запад, друзья добрались до дороги. Фабиан тут же склонился над ней, высматривая следы.
- Здесь прошло много повозок и лошадей, но среди них были только пони. Это означает, что темные эльфы и их твари ещё не добрались сюда.
- Ну и какой вывод ты сделал? - задал вопрос Ким.
- Эта часть Эльдерланда не представляет для них никакого интереса, и сейчас они заняты подготовкой к выступлению против Империи. Ким, найдутся в Гурике-на-Холмах кони, способные вынести меня?
- Может быть, ломовики, они крупнее, но и медленнее, - сказал Ким.
- Я не имею представления, что делать. Пытаться предупредить Империю сейчас уже бессмысленно, но мы с тобой обязательно должны что-нибудь предпринять, иначе я сойду с ума. - Принц в отчаянии уставился на поднимающийся в сумерках туман. Блуждания по Эльдерланду, поход через болота, подъем на гору и спуск в пещеры - все это изрядно подточило терпение принца. Ким чувствовал себя не лучше.
Безучастный ко всему Эльдер стремился к морю.
Когда Ким бывал взволнован и искал успокоения, он глядел на бегущую воду, и это помогало. Он посоветовал это Фабиану, благо река была в десяти шагах от них. Впрочем, в запасе у Кима оставалось ещё одно средство.
Он предложил сделать небольшой привал и, пока они сидели, набивал две трубки. Он молил бога, чтобы табак и трут оказались сухими. Им повезло. Он зажег обе трубки и подал одну из них Фабиану.
- Если не хочешь глядеть на воду, то отведай этого.
Фабиан благодарно улыбнулся.
Друзья продолжили свой путь в молчании.
Мысли Кима все время витали вокруг его кольца. Первое из колец власти, вне всякого сомнения, было надето на руку Высокого Князя эльфов, некогда замкнувшего все Врата в свой мир.
Тремя кольцами обладали Фабиан, Бурин и Гилфалас. Два находились у гномов: одно из них Хамафрегорин швырнул обратно в Подземный Мир, второе красовалось на руке Грегорина, их таинственного спутника.
Но ещё оставалось седьмое кольцо. Как это говорилось про него в легенде:
«О седьмом кольце не ведает никто».
Единственное, в чем был уверен Ким: слова магистра Адриона не были произнесены просто так. Кольцо хранителя обладало магическими свойствами. И хотя оно не могло передвигать горы, но все же оказалось в состоянии перенести в другое место людей. Туда, где они потребуются. Но что делать здесь Фабиану? И где же тогда «потребовались» остальные их спутники?
Киму не удавалось обнаружить во всем этом хоть какой-то смысл. Но ещё больше мучил его другой вопрос: почему кольцо власти оказалось у фольков Эльдерланда, самой слабой и миролюбивой нации среди всех живущих в Среднеземье?
Но, как уже не раз бывало за время их путешествия, вопросы остались без ответов; с другой стороны, разве он не убедился в тронном зале Зарактрора, что терпение всегда вознаграждается и ответы зачастую можно найти там, где никто и не предполагал их обнаружить? Ким решил больше не ломать над этим голову, а для начала выяснить, что происходит в Эльдерланде. Лучше всего для этой цели подходил Гурик-на-Холмах, где он сейчас надеялся встретить магистра Адриона. Уж у него-то Ким наверняка получит ответы на свои вопросы.
Теперь молодой фольк полностью сосредоточил внимание на трубке. И вместо того чтобы ломать голову, Ким принялся наслаждаться мягким осенним вечером.
- Стой, кто идет! - раздался голос, и из кустов вынырнул некто державший перед собой копье.
- Хранитель Музея истории Кимберон Вайт вместе с другом. Мы направляемся в Гурик-на-Холмах, - ответил Ким.
- Кто-кто? - переспросил копьеносец.
Ким принялся разглядывать стоящую перед ним персону. Фольк был стар, а его обветренное лицо, мозолистые руки и кафтан, выглядывающий из-под плаща народного ополченца, выдавали в нем крестьянина. Киму старик показался знакомым.
Он повторил свой ответ, на сей раз громче.
- Если вы попробуете меня поцеловать, Химберон, то я угощу вас моим копьем, - пригрозил вдруг старик. - Мне надо знать, как вас зовут, откуда вы идете и куда направляетесь.
- Да не собираюсь я вас целовать… - начал было Ким.
- Вы не собираетесь мне отвечать? Я, фельдфебель народного ополчения Ом Хиннер Пеннинг, находясь в боевом дозоре, имею право требовать от вас ответа. Тем более что вы идете в сопровождении этого верзилы. Иностранный сброд здесь нежелателен!
- Послушайте, добрый человек! - рявкнул Ким. - Я - Кимберон Вайт из музея в Альдсвике.
- Нет, ни о каких ваших подвигах я не слышал, - ответил крестьянин.
Ким начал терять надежду.
Тугоухость Ома Хиннера была известна всему Эльдерланду со времен легендарной охоты на волков, когда он, несмотря на крики и предупреждения, сыпавшиеся со всех сторон, провалился в яму и просидел там, замерзший и промокший, до позднего вечера. Так он оказался первым и единственным фольком, угодившим в эту яму.
Несмотря на всю серьезность их положения, Фабиан не смог сдержать улыбки.
Киму пришлось повозиться ещё некоторое время, прежде чем до старого Ома дошло наконец, кто перед ним стоит.
- Вам бы все шутки шутить, - покачал головой Ом Хиннер. - Нет бы сразу сказать, кто вы такие!
- Как тут обстоят дела? - Ким задал этот вопрос так громко, как только мог, в надежде, что Ом Хиннер, по крайней мере, попытается его понять.
- Из какого ещё села? - удивился старик.
Чтобы с ним разговаривать, необходимо запастись ангельским терпением, решил Ким и в отчаянии закатил глаза к небу. Фабиан был вынужден изобразить кашель, чтобы скрыть улыбку.
- Нет, мы просто хотим знать, что происходит в Эльдерланде. За последнюю неделю здесь что-нибудь произошло?
- Ушло? Нет, от моего внимания ничего не ушло. Вот ваш друг, например, уже много дней не брился, а ему бы это не помешало. Иначе он сильно смахивает на бродягу.
- Вот уж глухая тетеря! - не удержался Ким.
- О да. Такая потеря. Я слышал об этом, - отозвался Ом Хиннер.
Ким принял решение прекратить расспросы. Пытаться выведать что-либо у этого совершенно глухого старика было бесполезно.
- Однако, молодой человек, на вас теперь лежит ответственность, - неожиданно сказал Ом Хиннер. - Теперь, после гибели старого магистра…
Кима словно обухом по голове ударили.
- Магистр Адрион… мертв?
- Да, магистра Адриона нашли убитым на пороге дома рядом с музеем. Но поскольку вы-то ещё живы…
Дальше Ким уже ничего не слышал. Магистра Адриона… нашли убитым, снова и снова звучало в его голове. Его приемный отец, его учитель, его ДРУГ…
Он подозревал это. Голос внутри него, дух магистра на мосту во время стычки с Азантулем и больгами - это были косвенные подтверждения гибели учителя. Но Ким гнал от себя дурные предчувствия.
- Адрион Лерх мертв? - Он больше не мог сдерживать слезы, катившиеся по его щекам.
Фабиан положил ему на плечо руку и попробовал произнести слова утешения. И хотя Ким все слышал, он оставался глух к ним. Умер его второй отец, и внутри Кима как будто все оборвалось. Он чувствовал себя деревом, у которого топором подрубили питающие его корни.
- …Пастора они заперли в церкви и подожгли её, а старую жрицу Матери Всего Сущего хватил удар. Бургомистр Альдсвика тоже погиб. - Это были первые слова, которые дошли до него.
Тотчас Ким понял, что помещик и он оказались единственными уцелевшими членами Совета Эльдерланда. Так же как и в тот миг, когда он принял решение отправиться в поход, Ким вдруг почувствовал, как в нем разливается сила, питаемая внутренним источником, о существовании которого молодой фольк и не подозревал.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52

загрузка...