ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


- Я, - оправдывался Бурин, - подозревал что-то подобное, но готов был пойти на риск, поскольку это наш последний шанс. А кроме того, я не хотел сеять страх, поскольку от успеха нашей миссии зависит очень многое.
- Я знал об этом, но это была моя последняя надежда пробиться сюда. Я нуждался в спутниках. В одиночку я бы сюда не добрался. - В голосе Григорина не было заметно волнения.
- А теперь мы застряли тут, - ворчал Фабиан. - И не можем двинуться ни вперед, ни назад. Наша миссия провалилась.
Ким, прислушивавшийся к этому диспуту лишь вполуха, продолжал листать книгу отчасти в надежде, что найдет ещё какое-либо упоминание о фольках, отчасти в поисках сведений иного рода, которые могли бы оказаться ключом ко всему остальному.
Он не нашел ни того, ни другого, но все же его терпение было вознаграждено. На последней странице Ким натолкнулся на послание для того, кто прочтет эту покоящуюся на коленях Великого Князя гномов книгу. Рука, писавшая это, явно спешила.
«Карлики захватили средние чертоги и теперь могут свободно передвигаться в шахтах и туннелях. Их барабаны гудят без умолку. Я, Фреги, более не Владыка, более не Господин, уложил вчера в каменный гроб последнего гнома моего рода.
Читающий эти строки, знай, что настоящим, чувствуя приближение своего смертного часа, я хочу поведать последнюю тайну, о которой никто не ведает. В своих исследованиях я нашел тайные числа мира, и теперь, чтобы доказать свою преданность братьям, я к II прибавил I. Теперь я жду у третьих Врат в Подземный Мир, о которых никто, кроме меня, не ведает, что придет тот, кто освободит меня и искупит позор, который я навлек на свой народ».
- Третьи Врата в Подземный Мир? - переспросил Бурин. Он вдруг побледнел. - Но это святотатство, богохульство.
Грегорин тоже побледнел, но смело взглянул в глаза молодого гнома.
- Это был единственный выход, - сказал он. - Как иначе смог бы он передать мне послание? Остальные врата были заперты.
- Но у него был ключ, - возразил Бурин. - Что стало с его кольцом? Где оно?
- Оно отдано на хранение Владыке, пославшему меня сюда.
- Может мне кто-нибудь объяснить, в чем тут дело? - вмешался Ким.
- Между Подземным Миром и Среднеземьем существуют двое Врат, - принялся объяснять Бурин, словно учитель, вразумляющий неразумное дитя. - Согласно воле нашего Господина, которого мы величаем Владыкой, и его Божественной Супруги они были заперты. Князь Высшего Мира вручил гномам два кольца, чтобы они охраняли Врата в Подземный Мир. Насколько мне известно, одно из них носил Фрегорин, и это дало ему власть изгнать тени. Другое кольцо…
- …Ношу я, - произнес Грегорин. На его руке блеснуло кольцо, которое никто из спутников до сих пор не видел. Оно было из золота и имело камень, похожий на топаз.
- Так, значит, вы прошли сюда через одни из этих Врат? - задал вопрос Ким.
- Я проник в этот мир через Южные Врата, и только я знаю, как тяжело было это сделать. Они скрыты под снегом и льдом. Северные Врата тоже скрыты, но не во льдах, а глубоко в скалах. Но если здесь, в Зарактроре, есть третьи Врата, то необходимо их охранять.
- Чтобы их не обнаружили карлики и не проникли в Подземный Мир?
- Чтобы не разрушились основы мироздания.
Ким закрыл книгу. Теперь им все было известно - за исключением, пожалуй, одного:
- А как же насчет послания, которое отправил вам брат? Вы должны были его получить, иначе бы вы здесь не находились.
Грегорин крикнул:
- Вы не имеете права!..
- Ну почему же, - возразил ему Ким, даже не зная, откуда у него взялись для этого сила и уверенность, - полагаю, что имеем.
- Покажите его нам, - неожиданно присоединился к нему Бурин. - Ценность поступка можно определить только тогда, когда дело сделано.
Грегорин сунул руку в кошель, в котором он хранил карту Зарактрора. Он вынул сложенный пергамент и бросил его на стол.
- Берите и читайте!
Ким осторожно разгладил пергамент и принялся читать:
«От ХАМАфрегорина нашему брату АрдХАМАгрегорину, Владыке, последнему из Трех.
Брат -
Пишу тебе на закате своих дней, поскольку чувствую, что разум мой каменеет.
Существа, что я создал, захватили Зарактрор. Я заперся в тронном зале и ожидаю конца. Я намереваюсь запереть доверенным мне кольцом власти Врата Мира, дерзновенно мною созданные. Вместе с моим кольцом, которое я возвращаю Владыке, и картой, что должна провести тебя через чертоги Зарактрора, я направляю и это письмо.
Приди, Греги, если ты еще, подобно мне, не обратился в камень. Займи место на троне, что я соорудил для нас, и вместе с твоим несчастным братом охраняй Врата, чтобы никто не мог пройти через них.
Фреги
Написано в Зарактроре в двести пятидесятом году по летосчислению фолъков, которое отмеряет наше настоящее, прошлое и будущее».
- Но… ведь с тех пор прошло более пятисот лет, - пробормотал Ким.
- Когда я проходил через Врата, с гор сошла лавина, и единственное, что мне оставалось, чтобы спастись, - был шазам.
- Долгий сон, - произнес Ким.
- Никто никогда не спал так долго, - прибавил Бурин. - Поэтому-то я поначалу и не верил, что это действительно вы, Владыка, - сказал он, обращаясь к Грегорину.
- Правильно ли я понимаю? - спросил Фабиан. - Здесь, в Зарактроре, в этом помещении находятся ещё одни Врата Мира? Но где они?
- Здесь, - проговорил Гврги, склонившись к сосуду с черной водой в середине зала.
Никто не заметил, что болотник прокрался туда, когда речь велась о создании карликов, но теперь всем бросилось в глаза, что он плачет.
Глаза всех присутствующих обратились к черной воде в центре тронного зала, как вдруг мощнейший удар сотряс дверь.
- Они снова здесь, и на этот раз прихватили с собой отмычку, - проворчал Бурин.
- Железное дерево горит, - проквакал Гврги.
Вслед за этим ещё один удар потряс дверь, которая заметно покачнулась. До них донесся треск и шипение.
- Они направили поток лавы прямо на дверь! - вырвалось у Кима.
- Владыка, - заговорил Бурин и растерянно огляделся по сторонам, поскольку Грегорина рядом с ними не оказалось. Все как зачарованные продолжали смотреть на дверь.
Гном поднялся по ступеням, ведущим к трону, и теперь строго оглядывал своих спутников сверху вниз.
- Хамагрегорин, - торопливо проговорил Бурин, - теперь мы можем спастись, только если попадем в Подземный Мир. Пожалуйста, отворите Врата, ведь вы тоже носите кольцо, которое может раскрыть их перед нами.
- Нет! - сказал Грегорин. - Этого я не сделаю.
- Ради всего святого, но почему? - рявкнул Фабиан.
- Меня призвал мой брат. Я пришел сюда, чтобы охранять Врата. Таково мое предназначение. Владыка Подземного Мира поручил мне выполнить его много лет назад, и я исполню его волю.
- Но разве вы ничего не поняли? Времена изменились. Ограничительный Пояс прорван. Темные эльфы уже здесь! Пожалуйста, помогите нам, Бурину и мне, которые тоже обладают кольцами, и Гилфаласу, который пожертвовал своей жизнью ради нас, - умолял Фабиан.
Хамагрегорин поднял руку с кольцом, в котором заблестел камень.
- Слишком поздно. Мне предстоит теперь обратиться в камень, чтобы вместе с моим братом вечно охранять Врата. - С этими словами он закрыл глаза.
Фабиану хотелось наброситься на него, трясти и кричать, но Бурин удержал принца.
- Это бесполезно, - сказал он. - Хамагрегорин принял решение умереть, и никакая сила на свете, за исключением самого Владыки, не сможет удержать его от этого.
От двери доносился запах гари. Потрескивание становилось все громче.
- А твое кольцо? Разве оно не может нам помочь? - обратился к Бурину Ким.
- Ты помнишь предание о кольцах? - спросил гном. - Три - человеческим детям, чтобы они распоряжались ими в Среднеземье по своему усмотрению.
- Да, - ответил Ким, - я помню этот отрывок.
- Тогда ты должен это понимать. Вспомни о нашем путешествии. Нам стало известно про кольцо Фабиана; оно было первым из трех. Второе оказалось у Гилфаласа; это второе. А третье кольцо у меня. Все это кольца Среднеземья. Они действуют только здесь. С их помощью нельзя передвигаться между мирами. А даже если и можно, никто из нас все равно не знает, как это сделать. Когда я натолкнулся на дверь в тронный зал, я действовал по наитию, как и оба моих предшественника.
Фабиан счел за благо выругаться. Марина беспомощно взглянула сначала на Бурина, а затем на всех остальных. Гврги казался полностью безучастным ко всему, что удивило Кима.
Как было бы хорошо, подумал он, если бы здесь оказался магистр Адрион! Он-то бы наверняка нашел выход.
Ким поглядел на маленькое, невзрачное колечко на своей руке и вдруг услышал доносящийся издалека голос магистра Адриона:
«Может, оно принесет тебе счастье. Кольцо будет напоминать тебе обо мне, если ты окажешъся в беде, и укажет каждому путь туда, где в нем нуждаются больше всего».
- Мое кольцо, - сказал он.
- Что с ним? - непонимающе спросил Фабиан.
- Магистр Адрион говорил мне про него, а я совсем об этом позабыл. Мое кольцо может привести нас туда, где в нас сейчас нуждаются, - проговорил он.
- Ты уверен в этом? - спросил Фабиан.
- Нет, - ответил Ким. - Но ведь ничего другого не остается.
- Возьмитесь за руки; мы сейчас встанем в круг у бассейна, - сказал Фабиан. - Я не хочу, чтобы кто-нибудь случайно потерялся.
Он взял за одну руку Кима, а вторую тот дал Бурину, который в свою очередь взял за руку Марину, та - Гврги, который взял за руку Фабиана, замкнув таким образом круг.
Ким осознавал, что это глупость, но одновременно у него вдруг появилось ощущение, что никогда в жизни он не делал ничего более правильного.
- Прыгайте!
Больше раздумывать было не о чем. Последнее, что увидел Ким, перед тем как погрузиться в темные воды, было то, как погас серебряный свет, а дверь в тронный зал Зарактрора разлетелась на тысячу осколков.
Обитатели Зарактрора проникли в тронный зал, освещаемые красноватым огнем лавы, отступавшей за их спинами. Свет от этого огня залил их бледные фигуры теплом, но даже он не мог скрыть их бледности и уродства. Огромные головы, слезящиеся глаза, слюнявые рты, отсутствующие части тела. Вот один из них ковылял на одной ноге; там по полу полз другой с двумя изувеченными руками; тут медленно, на ощупь пробирался слепец, чьи глазные яблоки походили на два больших белых шара; здесь же был циклоп, чей единственный глаз сверкал в красноватой полутьме. Но ужаснее всех были те, что пришли вслед за ними, - образы, появившиеся из самых ужасных ночных кошмаров: высокие и сильные, но с головами, на которых не было ни глаз, ни рта, ни носа, ни ушей, а вместо лица присутствовала одна только выпуклая поверхность. Тем не менее они передвигались словно движимые каким-то тайным разумом, который позволял им уверенно шагать.
Эта масса тел столпилась вокруг бассейна с водой, темная поверхность которого была спокойна, как и прежде; по ступеням они поднялись к двум тронам и остановились.
Рядом со своим братом, такой же недвижимый, как и он, Грегорин был подобен статуе. Но в глазах его горел огонь, а на руке у него было кольцо, дававшее ему власть открывать и запирать, связывать клятвами и освобождать от них.
Волна тел прикатилась к трону; но вдруг по их рядам прошло движение, начавшееся от безликих существ, находившихся сзади, и фигуры склонились, насколько могли преклонили колени, опустились на пол, и сквозь толпу пронесся шепот, стон, соединяющий в себе разочарование и надежду:
- Владыка…
10
ТЕНИ НАД ЭЛЬДЕРЛАНДОМ
Ким окунулся в море красок. Он не знал, где он и что с ним происходит. Какая-то непреодолимая сила увлекала его за собой. Он чувствовал себя стрелой, летящей через радужный туман. Красные, синие, желтые и другие краски и тона окружали его со всех сторон. Никогда в жизни не видел он столь интенсивных и насыщенных цветов и оттенков.
Он чувствовал, как Бурин и Фабиан обхватили его с двух сторон и крепко держат за руки, но одновременно ему казалось, что некая сила пробует разорвать их круг и увлечь за собой. И чем дольше это продолжалось, тем больше он казался себе крестьянином, пытающимся одновременно удержать два стремящихся в противоположные стороны плуга.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52

загрузка...