ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Он падает. Но чья-то рука удерживает его. Это рука мужчины. Его лицо выражает одновременно строгость и доброту. Его лицо соединяет в себе все, что составляет жизнь мужчины: горячность молодости и ответственность зрелости.
Ким замирает. Глаза. Он узнает их, ведь он так часто в них заглядывал. Это глаза магистра Адриона. Киму становится страшно. Но эти глаза смотрят на него спокойно и невозмутимо.
Взгляд Кима скользит ниже и падает на руку отца. Его глаза задерживаются на безымянном пальце. На нем блестит металлическое кольцо с прозрачным, как хрусталь, камнем. Это его кольцо, кольцо хранителя Музея истории Эльдерланда…
Ким испуганно вскрикнул и в полном замешательстве огляделся. В течение какого-то времени он не осознавал, где находится, но затем вновь вернулся в реальность. Было холодно. Во сне беспокойно заворочался Гврги, застонал и перевернулся на другой бок.
Что же разбудило Кима? Был ли это Гврги или холод, источаемый камнями? И в тот же миг он осознал: барабаны замолчали…
- Время твоего дежурства, - пробормотал Бурин, заметив, что Ким уже не спит.
9
КНИГА КАРЛИКОВ
Тишина, подобно тяжкому грузу, давила на Кима. В туннелях и залах воцарилась тишина. И все-таки Ким не мог избавиться от ощущения, что глухие удары все ещё отражаются от стен.
Однако единственными звуками, которые можно было услышать теперь, были шаги самих путешественников и их дыхание. Похолодало, выдыхаемый воздух превращался в белые облачка. Стены по-прежнему оставались гладкими, так что взгляду не за что было зацепиться. Свет стал ещё бледнее.
Там, где спутники находились сейчас, найти дорогу не представляло особого труда, так что они продвигались вперед быстро. Грегорин мог теперь ориентироваться по карте, не прибегая к помощи Марины, однако Ким понимал, что все это может очень скоро измениться.
- Там вода, - проквакал Гврги, который до сих пор был уверен, что за ними продолжают наблюдать; вместе с тем он чувствовал, что наблюдатели не приближаются к ним настолько близко, чтобы это стало по-настоящему опасным.
Ким не сразу понял, о какой воде сказал Гврги. Только после того, как его нога угодила в лужу, он догадался, что имел в виду болотник.
В туннель проникала вода; не так чтобы очень уж в больших количествах, однако достаточно для того, чтобы это заметить. В этот миг на нос Киму упала капля, и он поднял глаза. На потолке, подобно курам на насесте, скопились капли воды, которые, становясь слишком тяжелыми, падали вниз.
На пол перед ним упала ещё одна капля, и Ким это услышал. Звук перекрыл даже шум их шагов. Следующая капля угодила в лужу, и этот звук вызвал такое эхо, как будто вниз сорвался по меньшей мере обломок скалы.
Ким обратил внимание, что Грегорин стал поглядывать на потолок, прищуривая при этом глаза. После того как то же самое стал делать и Бурин, Ким окончательно уверился, что у них появился новый повод для беспокойства.
Что они будут делать, если в туннель хлынет вода? Внезапно Ким почувствовал себя в этой подземной галерее очень неуютно. Он вспомнил о тысячах и тысячах тонн горных пород, громоздившихся над ним. Даже находясь в лаборатории, где они оказались в ловушке, Ким не сомневался в прочности сооружения гномов. Он вовсе не предполагал, что опасность может угрожать отсюда. Но теперь…
Взглянув на мокрый потолок, Ким нашел, что воротник слишком тесен ему. Количество падающих капель увеличивалось, а воздух все больше насыщался влагой. Дышать становилось тяжелее.
- Наблюдателей нет. Больше не чуять, - сказал Гврги. - Чуять воду.
- Нам необходимо поторопиться, - мрачно произнес Грегорин. - Если вода прорвется, то мы утонем здесь, как крысы.
- И куда же мы пойдем? - спросил Фабиан.
- Я не могу достать карту. Слишком сыро для этого, - ответил Грегорин.
- Перед нами развилка, - раздался голос Марины. - Один туннель наверх.
- Тогда нечего раздумывать, - решил Фабиан.
Они побежали во весь дух, что нередко приходилось им делать в последние дни. Вода залила пол уже почти на целый дюйм.
Звуки капель, все чаще и чаще срывающихся с потолка, отражались от стен. Все это напомнило Киму сильный летний ливень с грозой на рыночной площади Альдсвика. Эхо усиливало звук, так что он представил себя маленьким мальчиком, впервые оказавшимся на улице во время грозы. Ким ощутил страх, но за эти дни он уже настолько привык бояться, что без труда подавил в себе это чувство и побежал настолько быстро, насколько был способен.
Вода тем временем стала просто ледяной. Ким промок до нитки. Тяжело дыша и дрожа от холода, бежал он вслед за Мариной.
- С-с-сколько нам ещё осталось? - крикнул он ей.
- Это должно быть где-то поблизости… - Марина не договорила. За её спиной обрушился потолочный свод, а грохот и шум падающих камней перемешался со звуками бушующего грязевого потока, несущегося следом за ними по туннелю.
- Быстрее! - Низкий голос Бурина перекрыл шум воды.
Ким пустился бежать изо всех сил, хотя понимал, что у них нет надежды уйти от чудовищной массы воды. Но что-то в фольке не сдавалось. Что-то в нем не собиралось покоряться неизбежности.
Утонем, как крысы! Вот единственное, о чем мог думать Ким. Снова возник страх, страх перед тем самым узким лазом, из которого не было выхода; только на этот раз он был наполнен водой, которая бушевала и неистовствовала: вода в одежде, тянувшей его вниз, вода в волосах, ушах…
- Сюда! - Крик Марины почти утонул в шуме воды. Слишком поздно. Течение было слишком мощным. Вода сорвала Кима с места и поволокла за собой. Дико барахтаясь руками и ногами, он попытался найти что-нибудь, за что можно было удержаться, - и натолкнулся на препятствие…
Ким схватился за него.
- Отпусти мою бороду! - выругался Бурин.
Гном стоял подобно скале. Вода пенилась и бушевала вокруг него. Ким затравленно огляделся по сторонам. Где же развилка, о которой говорила Марина? Справа и слева от него не было ничего, кроме голых камней.
- Где?.. - Он хотел было задать вопрос, но тут же хлебнул воды и закашлял.
- И-и гоп! - произнес Бурин и швырнул его вверх.
Ким, в полной уверенности, что сейчас ударится головой о потолок, инстинктивно вытянул вверх руки - и нащупал край скалы. Он, как спасающий свою жизнь зверь, стал карабкаться вверх, ползти по твердой скользкой скале до тех пор, пока ему не удалось забраться на какую-то площадку. Кашляя и задыхаясь, он остался лежать.
Рядом с ним оказалась Марина, так же как и он лежавшая и сотрясаемая кашлем. Он огляделся.
Будто выпущенный из катапульты, рядом с ними приземлился Гврги.
Затем над краем скалы появились сначала руки, а затем голова Фабиана. Принц подтянулся и перебросил себя через кромку.
Только теперь Ким догадался, что они находятся уже в другом туннеле. В полу его было проделано большое отверстие.
Ким невольно взглянул вниз. Там бушевал разъяренный водный поток.
Развилка! Значит, Марина была права. Сложность была только в том, что второй туннель находился не на одном уровне, а несколько выше того, по которому они шли. Это-то их и спасло.
- Да помогите же мне! - донесся снизу голос Бурина.
Фабиан уже склонился над отверстием. Ким лег рядом с ним и стал всматриваться в темноту. Внизу, посреди пенящихся вод, он увидел Бурина с вытянутыми вверх руками. Казалось, что он парит в воздухе, но даже этого было не достаточно, чтобы дотянуться до спасительной кромки.
- Хватай меня за руки!
Фабиан схватил Бурина, но гном был слишком тяжел. Только после того, как к принцу присоединился Ким, совместными усилиями им удалось подтянуть гнома повыше, после чего тот напряг свои могучие мышцы и смог выбраться наверх самостоятельно.
- Грегорин! - выдохнул Бурин, оказавшись рядом с ними. - Он все ещё там!
Ким догадался: когда Бурин звал на помощь, он стоял на плечах Грегорина. Он взглянул в отверстие. Кроме бушующей воды, ничего видно не было.
Но что это? Вдруг из воды высунулась рука!
- Гврги может это, - раздался рядом с ними квакающий голос. - Гврги нырять.
Болотник, про которого никто уже и не вспоминал, бесстрашно кинулся в пучину. Фабиан молниеносно устремился за ним и поймал сначала одну его ногу, а затем вторую.
Разве это не голос донесся снизу?
- Тащи-и-и!
Внезапно оказавшаяся в руках Фабиана тяжесть и его поволокла вниз. Но рядом оказался Бурин и удержал его. Ким и Марина тоже приняли участие в подъеме, и медленно, дюйм за дюймом, они принялись вытягивать из каменного зева с бурлящей водой сначала Фабиана, затем Гврги и, наконец, Грегорина.
Откашливаясь и судорожно хватая ртами воздух, они попадали на мокрый пол.
- Если кто-нибудь ещё хоть раз скажет, - заговорил наконец Ким, - что созданное гномами служит вечно, то… то… - У него не нашлось слов.
- Кто бы мог предположить, что вода прорвется именно в том туннеле, где находимся мы, - вздохнул Фабиан. - Я скоро начну думать, что на нашей миссии лежит проклятие.
- Это не случайность, - сказала Марина. Все посмотрели на нее. - Я не знаю, что это было, но чувствую, что не случайность. Что-то помогло воде прорваться.
Она повернулась в сторону Грегорина, но старый гном не выказал никаких признаков беспокойства. Его лицо, насколько позволял об этом судить царивший там полумрак, было серым, как камень.
- Барабаны, - заявил Гврги.
Одно мгновение Ким не мог понять, что имел в виду болотник, поскольку никаких барабанных ударов не было слышно. И вдруг он догадался. Если пение Грегорина могло пробудить к жизни дремавшие жизненные силы старинной двери в лаборатории, то таким же образом звук, например барабанный бой, мог вызвать колебания камней. Для этого необходимо было только выбрать правильный тон и ритм. Он прислушался, не доносится ли снова пение скал. Но бушующая вода заглушала все прочие звуки.
- Дайте-ка мне карту, - обратилась Марина к Грегорину. - Хочу взглянуть, как мы будем отсюда выбираться.
Грегорин не стал спорить и протянул Марине завернутую в вощеную бумагу карту, которую Марина тотчас же развернула и начала изучать.
- Вот здесь, - произнесла женщина через некоторое время. - Вот здесь мы должны повернуть на запад.
Грегорин наклонился к Марине, чтобы также взглянуть на карту. Он внимательно следил за её пальцем и пояснениями. Киму до сих пор оставалось непонятным, как вообще можно ориентироваться в этом клубке линий.
Ледяная капля, упавшая на затылок, отвлекла Кима от раздумий.
Вода полностью залила весь нижний туннель и пенилась в шахте, ведущей наверх.
- Пойдемте, - произнес Фабиан, - нам необходимо двигаться дальше. Если вода поднимется ещё выше, то мы сможем утонуть и здесь.
Уставшие, промокшие и замерзшие, они вновь поднялись на ноги. Теперь впереди шла Марина, следом за нею двигались Ким, Гврги и Фабиан. Оба гнома замыкали шествие.
Через некоторое время они достигли следующей развилки, где их проводница немного замешкалась.
- Для нас не имеет значения, по какому туннелю идти, - произнесла наконец она. - Но левый, по-видимому, выведет нас наверх скорее.
Наверх, подумал Ким, когда они отправились дальше. Солнце, ласкающий ветерок; сейчас бы его устроила даже осенняя буря, - все, что угодно, кроме сырого застоявшегося воздуха подземных штолен и шахт. Деревья, цветы, поля и травы…
А потом Империя.
Ким, в самых дерзких мечтаниях иногда представлявший себя скачущим во главе легиона, припрятал эту мысль поглубже, чтобы никогда больше к ней не возвращаться. Как только они доберутся до гарнизона, он попробует найти себе спокойное местечко в тылу. Он не создан для битв и походов. Возможно, он даже напишет книгу о войне, но для этого достаточно будет хорошенько расспросить полководцев.
И тут он вспомнил ещё один эпизод из своего сна. Ким видел решающую битву между светом и тьмой. Ким был рад, что не увидел отдельных схваток, раненых, покалеченных и убитых. Он больше не хотел становиться героем. Нет уж, уважаемый фольк, говорил он себе, спокойная жизнь ученого - вот все, что тебе нужно.
- Хорошо, что ты тоже идешь с ними, Ким. - Как будто эхо донесло до него этот голос. - И кто знает, для чего это может понадобиться.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52

загрузка...