ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Пропали и придорожные указатели, которые попадались им изредка в первой половине дня.
- Так, - сказал Бурин, когда они вкарабкались на ещё одну седловину. - Теперь до перевала остается всего только пара сотен шагов.
- Мы уже так близко? - с надеждой спросил Гврги. Болотник повертел головой в разных направлениях в поисках близкого перевала.
- Гврги, - объяснил ему Ким, - нам придется идти ещё достаточно долго. Бурин имел в виду расстояние по вертикали. А так нам понадобится еще, пожалуй, - фольк взглянул вверх, - целый дневной переход.
- Почему он этого не говорить? Гномы не мочь ясно выражаться? - заныл Гврги.
- Он может, но ему доставляет удовольствие слегка искажать любой факт. Возможно, в молодости ему на голову упал камень и перемешал её содержимое, - заметил Ким под всеобщий смех.
- Я всех вас очень люблю, - прокомментировал смех Бурин.
- Шаман говорить, что существовать люди, которые, когда им на голову что-то падать, все забывать. Может быть, у Бурина такое, только по-другому. Гврги мочь снова уронить ему что-нибудь на голову, и тогда все становиться на свои места, - произнес Гврги с широкой ухмылкой.
- Не такая плохая идея, - пробормотал Фабиан.
- Я и впредь буду всех вас любить, - проскрипел Бурин. - Так садитесь на меня все вместе. У меня спина широкая.
Они продолжали подъем. Еще до того как солнце снова скрылось за горами, спутники достигли плоскогорья, со всех сторон окруженного круто взмывающимися вверх скалами. Зияющая пропасть разделяла плато пополам. Из бездны доносился шум воды, бьющейся о камни.
На краю пропасти, подобно исполинам древних времен, возвышались два могучих, несущих на себе печать времени каменных столба с широким квадратным основанием и сходящими на конус, украшенными шпилем вершинами.
По другую сторону пропасти, в туманной завесе, подобно близнецам-братьям, возвышались два других столба.
По ту и по эту сторону бездны к небольшим площадкам на краю вели вырубленные в камне ступени.
А над зияющей пропастью висело то, что когда-то было мостом.
Взглянув на гнилое дерево, Фабиан выругался так, что лучше это не сумели бы сделать и портовые грузчики в Остаре.
- Я, - сказал Бурин, обращаясь к Гилфаласу, - всегда с сомнением относился к лексике, столь излюбленной наследным принцем. Впрочем, допускаю, что придворным дамам подобные речевые обороты кажутся весьма изысканными.
- Но что же делать? Бурин, взгляни сам на мост, - ответил эльф. - Он настолько трухляв, что и кошка не смогла бы перебраться по нему на ту сторону.
- А нет ли другого пути? - спросил Ким.
- Мы не сможем спуститься в пропасть. Для этого у нас нет необходимого снаряжения, - объяснил Гилфалас.
- А что требоваться? - спросил Гврги.
- Тайны есть не только у болота, - объяснил эльф. - Для этого необходимы веревки, молотки и крючья.
Тем временем Фабиан прекратил расточать ругательства и в бессильном гневе уставился на мост.
- Очень хорошо, принц, что вы сделали небольшую паузу. Теперь мы сможем поговорить разумно. - Бурин неодобрительно посмотрел на Фабиана.
- Ну и что ты предлагаешь? - спросил тот. Из-за сдерживаемого гнева голос принца звучал глухо.
- Надеюсь, что вы уже успокоились. Созданное гномами служит вечно, - констатировал Бурин.
- Да, а как же тогда обстоит дело с этой развалиной? - спросил Фабиан, кивнув в сторону моста.
- Разве мы не договорились, что будем вести себя разумно? - Бас Бурина звучал мягко и снисходительно.
- Ты, может быть, и договаривался, а я - нет. Мне хочется ругаться.
- Ну, если ты так решил, то и ругайся себе дальше! Только отойди, пожалуйста, подальше, чтобы я мог рассказать другим, как мы переберемся через пропасть.
Фабиан выглядел так, будто собирался сказать ещё что-то, но промолчал.
- А теперь взгляните-ка на мост. Видите опорную балку, которая собственно и несет на себе всю конструкцию?
- Да, и она выглядит такой же гнилой, как и все остальное, - обиженно произнес Фабиан.
- Возможно, но на самом деле это не так. Подойдите ближе, друзья, и убедитесь сами, как строят гномы!
Вслед за Бурином они подошли к краю пропасти. Киму чуть не стало дурно, когда он взглянул на опорную балку. Ее диаметр составлял добрых три фута, а конец уходил в скалу.
- Смотрите. Мы называем это ингам-кевлар, то есть железное дерево, - профессорским тоном пояснил Бурин и спустился к балке. Своим тяжеленным топором он с силой ударил по стволу. Однако лезвие не проникло в древесину, а со звоном отскочило от нее. Под слоем пыли балка была безупречна.
- Как такое может быть? - спросил Ким.
- Это древнее искусство гномов. Необходимо привести древесину в состояние полного покоя, для этого следует всего лишь только подобрать правильный звук. Так, во всяком случае, говорится в книгах, - лениво закончил он. - Именно это и является тайной. - Его голос звучал немного неуверенно, так что у друзей закралось сомнение, что Бурин и сам знает об этом не слишком много; вероятно, этот метод был забыт и самими гномами. - В любом случае, вы убедились, что мы спокойно можем перебраться на ту сторону. Никаких проблем.
- Но только не сегодня, - раздался голос Фабиана. - Солнце уже низко, а я не хочу, чтобы преодоление этой пропасти превратилось в бег наперегонки с наступающей темнотой.
- Тогда нам необходимо ждать, - проквакал Гврги, и было заметно, каким облегчением представляется для него эта возможность.
Ким задумчиво оглядел балку. Она была вырублена из целого древесного ствола. Он представил себе это огромное дерево, как оно покачивается на ветру, древнее как мир и кажущееся неколебимым. Но вот появились полчища гномов и срубили его своими блестящими топорами.
Если прислушаться, то казалось, можно ещё услышать песню ветра в его ветвях. Или это был совсем другой звук: голос самого времени, замершего в дереве?
- А как вы смогли перекинуть балку через пропасть? - спросил он. - В ней же добрая сотня локтей, если не больше.
- Еще одна тайна, - пробубнил Бурин и добавил: - Без некой доли волшебства здесь, правда, не обошлось. - Все его поведение показывало, что обо всем об этом он не проронит больше ни слова.
- Давайте выберем место для ночлега, пока светло, - предложила Марина.
- Маленькая женщина исключительно практична, - пробормотал Бурин.
После того как все вокруг было осмотрено, они пришли к заключению, что на этот раз им придется провести ночь под открытым небом. На плато негде было укрыться, а с заходом солнца ветер, дующий, как казалось, во всех направлениях, усилился. И стал ещё более холодным.
- Ветер пахнуть снегом, - подал голос Гврги. - Слишком рано для того.
- Ничуть, мой дорогой друг. Это у вас на болоте для снега может быть ещё и рано, но здесь, в горах, все обстоит по-другому. Зима наступает раньше, а заканчивается позже, - пояснил Бурин.
- Еще одна тайна гор, - произнес Грвги. - Иметь много тайн.
- Верно, - подтвердил гном. - И некоторые из них так же опасны, как само болото.
- Хорошо это знать, - сказал болотник. - Станем у тебя учиться, как болотники у шамана. Пожалуйста, - это уже он обратился к Киму, - объяснить мне, что говорить гном. Гврги не быть уверенным, что понимать его правильно.
- Хорошо, - улыбнулся Ким. - Если смогу.
- Если это начнется опять, - произнес явно разочарованный гном и закатил глаза, - то я брошусь в пропасть.
- Нет, Гврги, - сказал Ким. - Этого-то он уж точно не сделает.
- Я спущусь ниже и осмотрюсь, - предложил Гилфалас. - Может быть, там найдется место, где не так дует и где мы сможем получше провести ночь.
- Сделай одолжение, - пробормотал Фабиан.
Все посмотрели вслед эльфу, когда он спускался с плато, и каждый мысленно пожелал ему успеха в поисках. Ни Ким, ни остальные совсем не жаждали засыпать под колыбельную завывающего и обжигающе холодного ночного ветра.
Проходили минуты, тянущиеся мучительно, будто смерзшийся и превратившийся в лед песок в больших песочных часах. Ким, спрятавшийся от ветра за одним из столбов - насколько вообще можно спрятаться от ветра, дующего и царапающегося со всех сторон одновременно, - уже не знал, как долго он так сидит.
Он взглянул на своих спутников. Гврги сжался в комочек; Марина спряталась за спину Бурина, в одежде и волосах которого блестели капельки воды; Фабиан, с покрасневшими глазами, вслушивался в ветер.
Но разве не донесся звон оружия? Ким прислушался, однако вой ветра перекрывал все другие звуки.
Затем крик, отнесенный ветром назад.
- Бегите! - донесся до них снизу голос Гилфаласа, и вот уже изящно бегущий эльф появился на плато. - Бегите! Враг приближается!
Никто не пошевелился. Страх, будто ледяной панцирь, сковал тела, парализуя руки и ноги, сердце и разум.
- Что делать? - спросил наконец Ким, и голос его дрожал.
- На ту сторону! - выдохнул Фабиан. - Нам нужно…
Но ещё до того, как кто-то из них успел отреагировать, они глазами увидели то, что обнаружил Гилфалас.
Они бежали, отставая от эльфа на двадцать-тридцать шагов: темный эльф и около дюжины больгов с обнаженными мечами и боевыми булавами. Разносимый ветром, от гладких скал гулкое отражался стук их кованых сапог.
- Мы не успеем перебраться! - вырвалось у Фабиана вместе с последовавшим за этим потоком ругательств, когда он обнажил меч. - Ким, переведи Марину на ту сторону. Наша единственная надежда сейчас - это принять бой. Бегите!
- Но… - запротестовал было Ким, доставая свой кинжал.
- Прекрати! - закричал Фабиан. - Позаботься о том, чтобы вы оба оказались в безопасности, и, если мы к вам не присоединимся, спешите в Империю. Хоть кто-нибудь из нас должен это сделать!
Ким засунул Коротыш обратно в ножны и собирался уже повернуться, но вид во весь опор несущихся врагов заставил его замереть.
Неуклюжие больги бежали, громко топая. Своими лапами они обхватывали оружие, их грубая кожа казалась медной в свете заходящего солнца. Во главе отряда больгов несся он.
Темный эльф.
Он совсем не походил на своих головорезов. Он бежал с той же элегантностью и грацией, что и Гилфалас. Ноги его едва касались земли. Глаза на бледном лице горели подобно черным огням, и на мгновение Киму показалось, что эти глаза пригвоздили его к месту и теперь он не сможет сделать и шага.
- Пошли! - крикнула Марина и потянула Кима за руку. Это вырвало фолька из оцепенения. Он повернулся и побежал вслед за Мариной к мосту.
С быстротой, какую они только могли себе позволить в этих условиях, Ким и Марина спустились к мосту. Первым на опорную балку ступил Ким.
Он осторожно переставлял ноги, следом за ним двигалась Марина. Ким не отваживался ни взглянуть вниз, ни смотреть по сторонам и благодарил судьбу за то, что не страдает боязнью высоты. Однако он не хотел рисковать и поэтому не отрывал взгляда от балки под ногами.
Перебраться на ту сторону оказалось не так уж и просто, как предполагал Бурин. Балка представляла собой основу конструкции моста, а прогнившие доски настила, местами ещё сохранившегося, создавали препятствия, которые приходилось преодолевать. Да и порывистый ветер отнюдь не помогал переходу.
За спиной Ким слышал скрежет стали о сталь. До него доносились боевые выкрики и команды. Затем первые стоны. Бой разгорелся, и Ким посылал страстные молитвы небесам, чтобы те защитили его друзей и помогли им выстоять. Одновременно Ким просил прощения за то, что уже давно не бывал на церковных службах. И поклялся отныне делать это регулярно.
Он уже был на середине моста, когда обернулся, чтобы посмотреть, как обстоят дела у Марины. В жилах у него застыла кровь.
Больг!
Одно из этих существ спускалось между мостовыми опорами.
- Марина! - приказал Ким. - Обойди меня и иди дальше! Быстро!
- Что случилось? - спросила она.
- Позади нас больг!
Марина издала слабый крик; затем кивнула и сделала все, как велел Ким. Больг тем временем уже ступил на мост. В его руке поблескивало коварное оружие - широкий меч с острыми, как у пилы, зубцами.
Ким глубоко вдохнул.
Так, значит, все это закончится здесь, подумал он. Но я доставлю ему по возможности больше неприятностей.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52

загрузка...